О деликатном вопросе

 

Автор: Стив Форбс
главный редактор журнала Forbes
другие посты автора

США – нация иммигрантов, уникальная страна, которая сотворила себя сама, а не вышла из мистического прошлого. И сегодня страна должна рационализировать миграционную систему, чтобы удовлетворить потребность различных секторов в трудовых ресурсах

Люди приехали в США не завоевывать новые земли для своей родины, а разрушить прежние оковы и начать жизнь заново (афро­американцы, насильно привезенные в качестве рабов, естественно, являются исключением). Колонисты причалили к Плимутскому камню, чтобы основать свободное от английской тирании общество. Это массовое переселение наряду с немыслимыми свободами, которых не знали ни в одной другой стране, позволили привлечь и ассимилировать людей из разных частей света успешнее, чем когда-либо.

На протяжении большей части нашей истории не существовало такого понятия, как «незаконный иммигрант», потому что фактически не было каких-либо правил иммиграции – человек просто приезжал в страну. В конце XIX века иммигрантов стали проверять на острове Эллис и в других точках, но в основном в целях здравоохранения.
США не вводили серьезных барьеров для въезда до начала 1920-х, когда фактически остановили иммиграцию. Такая стратегия оказалась неверной. Препоны были значительно ослаблены в 1965-м, и количество въезжающих вновь резко выросло.

Первопричиной американской исключительности является отличие британского опыта колонизации от всех других. Испанские и португальские иммигранты обычно отправлялись в Латинскую Америку с мыслью разбогатеть, а затем вернуться домой и уйти на покой, чтобы вести праздную жизнь. Они не намеревались пускать корни на новом месте, как этого хотели направлявшиеся в Новую Англию.

Еще одним большим отличием было управление. Франция жестко контролировала тех, кто отправлялся в ее часть Северной Америки, предоставляя лишь немного автономии. Английские колонии, напротив, располагали необычайной степенью местного самоуправления, включая колониальные законодательные органы, избираемые состоятельными жителями. Это не было той демократией, в которой мы живем сейчас, но кардинально отличалось от всего остального в мире. У таких организаций была власть, которую губернаторам колоний, назначаемым короной, приходилось уважать.

Еще одним фактором утверждения такого самоуправления было то, что сама Британия никогда не имела сильного центрального правительства, характерного для континентальных держав – Франции, Испании и Австрии. Более того, Лондон не проводил последовательную колониальную политику. Его политика была бессистемной, порой небрежной или увлеченной микроменеджментом.

Вопрос, как интегрировать людей разных менталитетов в американское общество, долгое время занимал умы простых людей и политиков. Даже в спокойные времена приток иммигрантов вызывал смешанные эмоции. До Войны за независимость Бен Франклин жаловался на немцев, прибывающих в Пенсильванию и не похожих на жителей Британских островов. Он волновался, смогут ли они когда-нибудь стать настоящими американцами.

Программы и проекты по «американизации» миллионов иммигрантов из Центральной и Восточной Европы в изобилии появлялись в конце XIX – начале XX века. Американцы опасались того, что эти люди никогда не станут для них своими. Так много католиков и евреев! Такая странная еда и традиции! Союзы рабочих противились приему иммигрантов, боясь, что приток рабочей силы снизит оплату труда.

Пятьюдесятью годами ранее американские политики спорили на тему количества прибывающих ирландцев и немцев. Слова «отправьте их назад!» были повсеместным лозунгом. Какое-то время иммиграция вызывала больше дебатов, чем рабство.

Тем не менее быстроразвивающаяся экономика и усилия по ассимиляции вновь прибывших привели к успеху. Между 1870 и 1914 реальные доходы практически удвоились, уровень жизни значительно вырос.

В последнее время отдельные группы борются против ассимиляции иностранцев, пытаясь создать изолированные сообщества, в которых английский даже для следующего поколения был бы вторым языком. Цели – политические, экономические, идеологические. Этим радикалам не нравится само понятие американского «плавильного котла». Они хотят создать «балканизированные» группы, чьими настроениями можно было бы легко манипулировать. В дальнейшем они хотят использовать эту силу, чтобы получить много денег от жадных до голосов политиков как национального, так и локального масштаба.

Калифорния притормозила этот разрушительный вздор, когда в 1998 ее выборщики с энтузиазмом поддержали референдум за изучение английского языка детьми иммигрантов. Однако все эти противники ассимиляции смогли бросить тень на иммиграцию – американцам не нравится перспектива того, что вновь прибывшие люди будут пребывать в изоляции.

Сегодня споры сосредоточены на незаконном въезде в страну, безопасности (как в отношении терроризма, так и криминала), рабочих местах, которых не будет хватать законным резидентам, снижении оплаты труда, особенно среди неквалифицированной рабочей силы.

Давайте рассмотрим все эти опасения.

• Незаконный въезд. Удивительно, но наши лидеры на протяжении десятилетий закрывали глаза на миллионы людей, незаконно въезжающих в США. Американская экономика нуждается в трудовых ресурсах, и эта потребность не удовлетворяется. Проблема охватывает как низкооплачиваемый труд в сфере сельского хозяйства, строительства, ресторанного, отельного бизнеса, ухода за деревьями и газонами, так и профессии, требующие квалификации и высокотехнологичных навыков. Вместо принятия программы для вновь прибывших работников, похожей на те, что существовали до середины 1960-х в сельском хозяйстве, политики игнорируют эту потребность. Конгресс принял специальную визовую программу для сотрудников сферы хай-тек, но выделенное количество мест остается недостаточным.

Зато количество пограничных патрулей существенно выросло, хотя число задержаний снизилось на 90 % (частью по причине экономического спада).

• Безопасность. Даже после событий 11 сентября мы не знаем, кто же такие 11 млн «незадокументированных рабочих». Что касается беженцев с Ближнего Востока, то у Дональда Трампа достаточно разумная позиция – необходимо усилить процесс их проверок. Даже Германия, самое либеральное по отношению к беженцам государство, понемногу меняет свои позиции в этом вопросе из соображений безопасности.

• Якобы лишение американцев рабочих мест. Большая часть рабочих мест, которые занимают нелегалы, отвергается самими американцами, особенно в сельском хозяйстве. Хотя было несколько примеров нарушений в сфере высоких технологий, когда работодатели предпочли нанять более дешевых в оплате сотрудников из числа иммигрантов. Но главный фактор лишения низкоквалифицированных рабочих возможностей трудоустройства – наша стагнирующая экономика. Причинами стали завышенные налоги, нестабильный доллар, излишнее регулирование бизнеса, например лавина законов и правил, связанных с ObamaCare.

США должны рационализировать  миграционную систему, чтобы удовлетворить потребность различных секторов в трудовых ресурсах. Существуют разумные предложения по поводу того, как справиться с нелегалами без предоставления им гражданства. Мы всегда должны располагать местом для людей, пусть даже не имеющих высокой квалификации, у которых есть горячее стремление к лучшей жизни. История показывает, что наша уникальная способность принимать иммигрантов и ассимилировать их в общество всегда была важным условием движения вперед и создания богатства. Успех иммигрантов в нашей стране означает успех для всех американцев.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

11415
просмотров