Как отбирали присяжных на дело Бишимбаева: версия адвоката Назкен Кусаиновой

Кусаинова уверена, что во время суда над Бишимбаевым и Байжановым были допущены «грубейшие нарушения», которые повлияли на постановление «неправосудного приговора»

Лейла Рамазанова, Назкен Кусаинова и Ерлан Газымжанов
Лейла Рамазанова, Назкен Кусаинова и Ерлан Газымжанов
Фото: t.me/Jogargy_sot

Адвокат Бишимбаева Назкен Кусаинова выступила в апелляционном суде. Она, как и ее коллега Ерлан Газымжанов, не согласна с приговором суда и считает его «необоснованным, незаконным и несправедливым». Кусаинова уверена, что во время суда над Бишимбаевым и Байжановым были допущены «грубейшие нарушения», которые повлияли на постановление «неправосудного приговора».

По мнению Кусаиновой, необходимо отменить приговор суда первой инстанции в первую очередь из-за нарушений в отборе присяжных заседателей. Кусаинова напомнила, что во время заседаний присяжные неоднократно передавали судье записки, но их содержимое не показывали адвокатам, поэтому защитница попросила судью Айжан Кульбаеву продемонстрировать эти записки участникам судебного процесса.

— Одна из членов присяжной коллегии находилась в декретном отпуске. Судья попросила ее остаться. Не было выяснено, состоит ли она в браке, полная ли у нее семья, подвергалась ли она домашнему насилию. Что не исключало у этого заседателя наличия предубеждений в отношении Бишимбаева, — заявила Кусаинова.

Как рассказала Кусаинова, один из присяжных на вопрос судьи ответил так: «Всему Казахстану известно, что сделал Бишимбаев. Я не могу сказать, что именно к Бишимбаеву предвзятое отношение. Он еще ранее был судим». И, как утверждает Кусаинова, на эти слова председательствующая никак не отреагировала, не прервала, «что свидетельствует о нарушении статьи о презумпции невиновности».

По версии Кусаиновой, один из кандидатов в присяжные заседатели на уточняющий вопрос судьи ответил, что у него сформировалось предвзятое отношение к Бишимбаеву, но, несмотря на это заявление, Айжан Кульбаева все же попросила этого кандидата остаться в зале суда и до середины процесса он принимал участие во всех заседаниях.

По словам Кусаиновой, судья не обращала внимания на важные обстоятельства, которые по закону должны быть веским аргументом для отвода от дела конкретного кандидата в присяжные. Так, по словам Кусаиновой, одна из кандидаток в присяжные заседатели под номером 52 сообщила суду, что когда ей было 20 лет, она стала свидетельницей по уголовному делу. Но Айжан Кульбаева, по словам адвоката, прервала ее рассказ фразой «Вы же не были потерпевшей». Кусаинова считает, что судья не дала кандидату в присяжные до конца высказаться и уверена, что у этого заседателя имелось предубеждение.

Кусаинова отметила, что у некоторых присяжных был необъективный взгляд на дело по личным причинам, а также потому, что «судья отвела всех присяжных заседателей, у которых имелись единственные сыновья, и оставила только тех, у кого есть дочери».

«Сформированная таким образом незаконная коллегия присяжных заседателей не могла решать вопросы о виновности или невиновности Бишимбаева беспристрастно и объективно, что повлияло на неправосудный приговор», — резюмировала Кусаинова.

После Кусаиновой в суде выступила еще одна защитница Бишимбаева, Лейла Рамазанова, которая считает, что судья Айжан Кульбаева «проявила предвзятое отношение к рассмотрению резонансного дела».

Также Рамазанова обвинила суд в исключении скриншотов и видеозаписей, которые частично опровергали обвинения против Бишимбаева.

— Стороне защиты было необоснованно отказано в обозрении видеозаписи с другого ракурса, на которой видно, что подзащитный наносил удары не по голове потерпевшей, а по ягодицам, — отметила адвокат.

В заключение своего выступления Лейла Рамазанова отметила, что требует справедливости, то есть «судить человека за то, что он совершил».

Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
Популярное
Выбор редактора
Ошибка в тексте