Дело кочевников

Айгуль Жансерикова, владелица известного бренда войлочных изделий Aigul Line, рассказывает, как возродила данный вид искусства на территории Центральной Азии

фото: Андрей Лунин

Никогда в молодости не думала, что полностью посвящу себя войлоку. Так получилось благодаря стечению обстоятельств. Я ведь долгое время занималась наукой, преподавала. Но в наших университетах мне было скучновато. И вдруг мне в голову пришла идея, что до 35 лет я должна успеть сделать что-то, что потом уже вряд ли сделаю. Например, поехать за рубеж на стажировку. Был на дворе 1997 год. Я искала различные программы, общалась и благодаря этому на год попала в бернский вуз. В 1999-м я вернулась оттуда с другим сознанием…

В рамках экологической программы Central Asian Mountain Partnership, где я вскоре начала работать, мы очень много ездили по миру с целью обмена опытом. И вдруг в Германии я увидела, как люди валяют войлок. В Европе! Это ведь исконно наше дело – дело кочевников. Мы поговорили об этом с женой моего шефа, которая, как выяснилось, тоже увлекалась работой с этим экологичным продуктом. С ней-то мы и начали в 2001 году общую региональную программу, которая реализовывалась на территории Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана. Было много сложностей с людьми. В Кыргызстане желающих научиться валять войлок нашлось много, в Таджикистане чуть поменьше – они же не были кочевниками, у них другие виды прикладного творчества, но мастера находились. А в Казахстане желающих днем с огнем невозможно было найти: грязная, пыльная, вонючая кошма… Мало кто представлял тогда, что из нее можно делать изящные вещи. 

Очень сложно работать. Приходится объяснять нашим людям очевидные вещи – что это экологически чисто и это нужно для природы, что это дело круто решает вопросы экономического, социального, экологического характера. С экологией и экономикой понятно, что касается социологического аспекта – это занятие, собирающее в одном мес­те группу людей, которые занимаются одним делом, обмениваются опытом, общаются и даже иногда забывают о насущных проблемах. Вот так, постепенно, мне удалось обучить 300 человек по Казахстану. Не все стали мастерами, однако кое-кто открыл свои мастерские, кто-то обучает этому ремеслу других. На региональном уровне мы организовывали огромное количество мастер-классов как от азиатских, так и от европейских мастериц, я ездила туда с нашими войлочниками. Древнее искусство возрождается…

Мы были скотоводами – и этим надо гордиться. Раньше войлок был у казахов везде – и в доме, и вне дома. Сейчас, конечно, мы стали оседлыми, цивильными, но этот материал – наша история

Процесс коллективного валяния безумно интересен, я каждый раз стремлюсь попасть в эту атмосферу. Находясь там, ты реально забываешь о проблемах, обо всех контрактах, клиентах и мероприятиях. Этот процесс очень полезен для здоровья. Я всегда говорю новеньким, что это фитнес-клуб, где работают особенные группы мышц. Любая творческая работа – это приятное дело, ты творишь, ты креативишь, ты создаешь что-то такое, чего раньше, возможно, и не было. Наша задача не штамповать одни и те же фигуры, наше дело – творить. 

Моя первая работа была связана с символом нашего города. Мы готовили сувениры для Орхусской конференции. Долго думали, что можно было бы приготовить такого, чтобы удивить иностранных гостей. И вот в результате долгого обдумывания и проб мы решили, что сделаем яблоко. Это была наша идея и наш способ валяния. Мы сделали достаточно большую партию, где-то около 400 штук. И эти яблоки теперь распространены по всему миру, и иногда я даже вижу их в различных организациях.

Когда я выпускала своих мастериц, мне казалось, что они будут дальше развивать свое дело. Но они побоялись конкуренции. Лично я ее не боюсь, у меня всегда была внутренняя уверенность в том, что у меня все получится. Если мои ученицы будут превращать это дело в бизнес, я буду только рада. Сама я этим бизнесом живу. Уже 12 лет он не только дает материальную независимость мне и моим сотрудникам, он приносит большое удовольствие.  

Я участвовала в разных выставках, во многом благодаря этому раскрутилась. Сначала это были обычные локальные ярмарки, после перешли на новый уровень – платные выставки, что-то вроде «мода и традиции», «дом и интерьер». Там мы находили своего клиента, которому делали эксклюзивные вещи или аксессуары. Но мы никогда не берем большой объем, потому что чисто физически это невозможно. У нас несколько мастериц, а большой объем уже надо отдавать на субподряд, а если отдаешь на субподряд, то и качество начинает хромать. 

Мы были скотоводами – и этим надо гордиться. Раньше войлок был у казахов везде – и в доме, и вне дома. Сейчас, конечно, мы стали оседлыми, мы стали цивильными, у нас есть и теплые полы, и отопление, и прочие условия, но этот материал – наша история. Мы не можем его взять и вычеркнуть. На сегодняшний день многие народы возрождают свои виды искусств. И мы не исключение. Этот бизнес имеет большое будущее. У нас есть бренд, который станет известным всему миру.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
 

Статистика

2947
просмотров
 
 
Загрузка...