Как создавали самые популярные казахстанские стартапы

Три оригинальных и многообещающих проекта от молодых казахстанских разработчиков

Магжан Мадиев — генеральный директор Naimi.kz
Фото: Андрей Лунин
Магжан Мадиев — генеральный директор Naimi.kz

Женская социальная сеть Kelin, сервис по поиску частных заказов и исполнителей Naimi.kz и Naimi.kz Pro, помощник выбора подарков Giftsensor.com – это проекты, которые недавно появились на просторах Казнета, однако уже смогли заявить о себе. Kelin скачали 185 тыс. пользователей. Участники Naimi.kz Pro заработали около 200 млн тенге. Giftsensor.com смог завоевать симпатию жюри Echelon Asia Summit. Почему основатели решили создать именно такие IT-продукты, как продвигают стартапы на рынке и смогут ли заработать с их помощью?

Найми меня

Для четырех молодых людей провальный стартап студенческих лет стал толчком к созданию собственного бизнеса.

- Мы поняли, что не готовы выстрелить, и решили просто зарабатывать деньги здесь и сейчас, – рассказывает сооснователь и генеральный директор Naimi.kz Магжан Мадиев. – Открыли в Астане digital-агентство и клининговую компанию, постепенно развивались. Но вскоре пришли к выводу, что в современном мире можно расти гораздо быстрее за счет новых технологий. Подумали: что если сделать интернет-площадку для частных исполнителей и заказчиков, которые через нас станут находить друг друга, а мы будем получать с этого доход? Оглянулись вокруг – соперников нет. HeadHunter нельзя считать нашим прямым конкурентом, потому что там акцент сделан на найме высококвалифицированных специалистов на постоянную работу. У нас же сервис для выполнения разовых услуг: заказчик создал в системе заявку, она ушла в обработку, исполнитель откликнулся, приехал. Убрался дома, посидел с ребенком, прибил полку и т. д. Хотя формально ограничений нет: некоторые через Naimi.kz ищут и постоянное место или персонал.

Второе, что увидели молодые предприниматели, – венчурный капитал США и России начинает инвестировать в уберификацию различных услуг.

- Уберификация (создание платформ по агрегации информации о тех, кто предоставляет услуги в определенной сфере. – F) активно происходит на рынках перевозок людей и грузов, доставки еды, найма жилья. Сейчас там горячо. Но скоро эти рынки поделят, и венчурный капитал пойдет в сферу других услуг, где мы к тому времени планируем все захватить, – уверенно заявляет Магжан, выпускник Фуданьского университета (КНР).

«Захват» ребята собираются осуществлять с помощью сайта Naimi.kz, который заработал в начале 2015. Сначала на нем был указан номер телефона call-центра, куда поступали заявки от потенциальных заказчиков. Оператор звонил потенциальным исполнителям из базы данных и предлагал выполнить заявку. Если тот соглашался, то позже платил сайту комиссию в размере 10% от суммы заказа. Средний чек вполне удовлетворял создателей сайта, но у такой модели была ахиллесова пята. Исполнители порой не платили комиссию, договариваясь с клиентом за спиной у посредника. Типа: «Скажите, что я для вас ничего не сделал и вы мне ничего не платили».

- Мы подсчитали, что нам нужен $1 млн, чтобы выйти на прибыльность, – говорит собеседник. – Объявили в соцсетях акцию: если за три месяца не привлечем нужную сумму, то разыграем мой Lexus ES 350 (на тот момент стоил около $30 тыс.) среди тех, кто сделал репост. В итоге благодаря 5000 репостам Naimi.kz попали на радар крупной Ordabasy Group. В мае 2015 подписали с ними договор на 185 млн тенге, тогда это был $1 млн. Сейчас продолжаем осваивать эти средства, половина из которых идет на оплату труда 18 сотрудников, половина – на маркетинг и рекламу.

Инвестиции принесли плоды: число заявок ежемесячно стало расти на 100%. Однако ребята увидели, что масштабировать такую модель – дорогое удовольствие из-за высокой стоимости привлечения клиентов через рекламу в интернете. К тому же не забываем про уклонение части исполнителей от уплаты комиссии.

Создатели проекта задумались о том, чтобы уйти в мобильное приложение. Их грызли сомнения, ведь интернет-культура в Казахстане не настолько развита, чтобы сантехник и уборщица предлагали свои услуги через смартфон. Тем не менее в феврале 2016 они запустили два мобильных приложения – Naimi.kz для заказчиков и Naimi.kz Pro для исполнителей.

- Заказчик заходит в приложение, излагает простыми словами суть заявки и бесплатно отправляет. Заявка уходит оператору, который в течение минуты ее обрабатывает и вводит в систему. Если при работе через call-центр один оператор обрабатывал в день 20 заявок, то при нынешней модели – 500. Скоро обработка будет вестись автоматически, но премодерация останется, чтобы не возникало недоразумений. Стоимость привлечения пользователей мобильным приложением в 8–10 раз дешевле, чем посредством сайта; выходит в среднем $0,15 на клиента. Плюс мы изменили модель монетизации – от комиссионных перешли к PPL (pay per lead). Когда исполнитель видит интересную для себя заявку, то платит нам деньги за то, чтобы получить телефон заказчика, – от 50 до 225 тенге в зависимости от категории заказа, – поясняет Магжан.

В системе исполнители делятся на проверенных и непроверенных. Значок «проверенный» получают те, кто на 10 положительных отзывов получил максимум один отрицательный (к слову, для регистрации в системе необходимо прислать скан удостоверения личности).

- У нас некоторые специалисты зарабатывают 200–300 тыс. в месяц - больше, чем многие госслужащие. Они это ценят, – отмечает собеседник. – Исполнители оказывают 700 видов услуг, в том числе встречаются такие: постоять в очереди в налоговой (500 тенге в час), скачать с флешки видео и залить его на Facebook (3 тыс. тенге). За все время существования проекта выполнено около 25 тыс. заявок примерно на 200 млн тенге.

Сейчас в системе около 50 тыс. заказчиков и порядка 8 тыс. исполнителей. Активных юзеров, которые используют application хотя бы раз в месяц, среди заказчиков около 35 тыс., среди исполнителей – около 4 тыс. Оба приложения в этом году вошли в рейтинг мобильных приложений Казахстана Forbes Kazakhstan, заняв соответственно 22 и 23 места.

- Мы хотим погружаться в это дальше. К примеру, в июле совместно с НПП открыли первый центр обучения в Актау, где будем готовить исполнителей – электриков и сантехников. Это, к слову, самые востребованные специалисты. В наших планах к апрелю 2017 добиться 1 млн установок приложения по Казахстану. Это реально – сейчас мы растем на 80% в месяц. Затем хотим начать запускаться в других странах, сначала в России и Киргизии, потом дальше по всему миру. Ведем поиск инвесторов для развития, – делится планами Магжан.

Дидара Пернебаева хочет масштабировать проект на территорию республик Центральной Азии: «Через запуск там приложения я бы хотела узнать больше о жизни в регионе. К тому же после создания сети я стала серьезнее относиться к теме замужества, «келинства» и гендерного равноправия в целом. Надеюсь, что моя Kelin внесет свой вклад в решение этих проблем в центральноазиатских странах»
Фото: Андрей Лунин
Дидара Пернебаева хочет масштабировать проект на территорию республик Центральной Азии: «Через запуск там приложения я бы хотела узнать больше о жизни в регионе. К тому же после создания сети я стала серьезнее относиться к теме замужества, «келинства» и гендерного равноправия в целом. Надеюсь, что моя Kelin внесет свой вклад в решение этих проблем в центральноазиатских странах»

Подруга Kelin

Популярное приложение Kelin («Невестка») – «Лучший стартап 2015 года» в рамках конкурса «Лучший молодой предприниматель» – создала сама весьма юная студентка экономического факультета Назарбаев Университета Дидара Пернебаева. В том году, когда Дидара собственноручно кодировала первоначальный вариант приложения в летней школе программирования, ей было 19 лет.

Девушка говорит, что к написанию программы ее подтолкнуло общение с подругами и сестрами, которые либо недавно вышли замуж, либо собирались под венец:

- Я была шокирована тем, что у нас до сих пор существует столько запретных тем, связанных с семейной и интимной жизнью. Девушки не могут их ни с кем обсудить, и нерешенные проблемы порой приводят к распаду семей. Решила, что необходим чат, где они могли бы анонимно попросить совета у более опытных собеседниц.

Появление Kelin в AppStore было фееричным: за первый день приложение установили около 8 тыс. пользователей, за первый месяц – 80 тыс. Правда, многие жаловались, что программа плохо грузится. Дидара из-за отсутствия опыта не смогла справиться с технической проблемой, и тогда руку помощи Kelin протянула команда Zerotoonelabs (организатор упомянутой летней школы), которая до сих пор работает над приложением, не требуя за это денег. Гендиректор Zerotoonelabs Арман Сулейменов говорит, что первоначально на Kelin они потратили 8 млн тенге - в основном деньги пошли на зарплату персоналу.

- В первом варианте было только четыре рубрики: рецепты национальных блюд; словарь, где объясняется, как на казахском называются те или иные родственники; чат, или «Секреты», где и происходит анонимное общение пользователей, а также тест «Какая ты келин», – рассказывает Дидара.

Именно шуточный тест, который она придумала, стал «драйвером роста»: из-за него приложение активно скачивали, делились результатами в соцсетях, обсуждали.

Позже появилась версия для Android, возможность делиться сообщениями в других соцсетях, ставить лайки, оставлять комментарии, находить свои сообщения в ленте «Секретов», отправлять послания в «личку» другим участникам, менять аватарки, «открывать личико», то есть присутствовать под своим именем, смотреть в рубрике KelinLive интервью со звездами шоу-бизнеса, которые делает сама Дидара.

Сейчас тест не столь популярен, как был вначале. Зато пользователи активны в «Секретах», где опубликовано около 400 тыс. постов.

Я сама порой надолго «залипаю» в чате, – признается Дидара.

Приложение скачали порядка 185 тыс. раз (несколько недель Kelin в казахстанском сегменте AppStore занимало первое место по количеству скачиваний, опережая WhatsApp, VK, Instagram, Youtube, Shazam, 2GIS, Skype и другие известные сервисы), постоянно его используют примерно 30 тыс. человек в месяц. Основу аудитории составляют, по оценкам создателей, девушки и женщины от 18 до 40 лет, половина из которых замужем, еще половина собирается создать семью.

- Люди остаются с нами, потому что приложение – это удобно, оно всегда под рукой и приносит пользу, – отмечает собеседница. – Пользователи оставляют много положительных отзывов о том, что наконец смогли понять то, что раньше не могли обсудить с мамой или другими родственниками. Kelin, например, помогает тем девушкам, которые выходят замуж за парней из других регионов, где иначе относятся к традициям и обычаям. Зачастую молодая оказывается в роли героини комедии «Келинка Сабина», которой приходится приспосабливаться к непривычным условиям.

Сулейменов считает, что успех Kelin, по сути обычного женского форума, обусловлен косностью большой части нашего общества:

- У нас не принято обсуждать в семье, школе вопросы отношений, эти темы считаются чуть ли не неприличными. Кроме того, женщина часто находится под общественным давлением: ей необходимо выйти замуж, а затем играть отведенную роль примерной супруги. На форуме же они могут выразить свое мнение и обрести поддержку.

При этом Kelin скачивают не только женщины, но и мужчины, которые имеют матримониальные намерения.

- Они понимают, что в нашем приложении могут найти девушек, предметно думающих о замужестве, – поясняет Дидара.

Мужчины даже как-то устроили «бунт на корабле»: потребовали открыть аналогичную сеть для них. Дидара запустила пробный шар – тест «Какой ты куйеу бала (зять)». Однако аудитория откликнулась вяло, поэтому она решила пока не торопиться с этим.

С монетизацией основного проекта дело тоже идет не очень успешно. Реклама на Kelin приносит лишь $30 в месяц.

Понятно, что надо привлекать рекламу салонов красоты, бутиков и так далее. Но у нас есть и другие проекты, и специально создавать под Kelinsale команду мы пока не хотим, – объясняет Сулейменов.

Сами пользователи дополнительные продукты внутри приложения покупать не торопятся – обычное поведение на нашем рынке.  Тем не менее Kelin сворачивать не собираются, потому что социальный запрос налицо.

«Технологию по анализу профайлов , которая лежит в основе нашего проекта Giftsensor, можно будет использовать в других отраслях, – мечтает Сабит Наукенов. – Например, на сайтах знакомств, где такая опция должна будет пользоваться большой популярностью».
Фото: Сергей Астрелин
«Технологию по анализу профайлов , которая лежит в основе нашего проекта Giftsensor, можно будет использовать в других отраслях, – мечтает Сабит Наукенов. – Например, на сайтах знакомств, где такая опция должна будет пользоваться большой популярностью».

Лучший подарок

Giftsensor.com, сервис по поиску подарков для друзей, близких, сослуживцев, появился накануне 2016. В предпраздничной суете Сабита Наукенова, основателя проекта, вдруг осенило, как можно использовать технологии, позволяющие анализировать аккаунты в соцсетях. Он решил создать сервис, который бы подбирал продукцию, соответствующую интересам адресата подарка, из множества интернет-магазинов.

- Можно анализировать сообщества, в которых состоит пользователь соцсетей, его активность – какую музыку слушает, фильмы смотрит, страницы лайкает, – и на основе этого составлять портрет, – говорит Наукенов. – Если человек посещает страницу английской премьер-лиги и слушает альтернативную музыку, можно сказать, что он увлекается этими вещами. Сервис порекомендует дарителю (порой ведь это не близкий друг или родственник, а новый знакомый, сотрудник партнерской компании и ­т. д.) продукцию, которая интересна определенному человеку.

Сабит позвонил своим бывшим одноклассникам Игорю Гречишкину и Жанибеку Датбаеву, работающим в IT-отрасли, и поделился идеей. Ребятам она понравилась, и они сделали прототип сервиса, не потратив на него ни копейки, только вложив собственный труд.

- Изначально Giftsensor анализировал только профайлы в «ВКонтакте». Мы обзавелись партнерскими магазинами через «Яндекс.Маркет», который позволил бесплатно тестировать проект. Вскоре стало ясно, что сервис работает: 5% пользователей переходит на сайты магазинов. Для онлайн-ретейла это хорошие цифры: там конверсия крутится вокруг 1%, – поясняет Сабит.

Бизнес-модель строилась на том, чтобы магазины выплачивали комиссию в размере 3–5% от покупки, сделанной посетителем Giftsensor. Однако профита команда не добилась: тестерам комиссия не полагалась, а затем «Яндекс.Маркет» предложил платить деньги за доступ к магазинам на их площадке. Кроме того, в начале 2016 покупательская активность резко снизилась из-за ослабления тенге.

- Мы решили, что нужно уходить на более стабильные рынки, которые не столь зависят от колебания курса, как казахстанский. Знали, что такие мировые гиганты, как Amazon.com и Aliexpress.com, не берут комиссию с участников их партнерских программ, – рассказывает основатель.

Сначала ребята взглянули в сторону США. Однако поездка в Кремниевую долину остудила их пыл.

- В Штатах рынок поделен между Amazon и Ebay, стартапы в области интернет-торговли не вырастают. Проекты, которые занимаются аналитикой поведения пользователей, наподобие нашего, гиганты скупают на корню и встраивают в свои площадки. К тому же мы поняли, что в Долине интернет-коммерция уже пережила бум, там покупать вещи в интернете – обычное дело. Сейчас они помешаны на виртуальной реальности, искусственном интеллекте, роботах, – вспоминает Сабит.

Так что же делать? Кто-то на одной из встреч надоумил ребят:

- У вас под боком огромный регион – Юго-Восточная Азия, который ежегодно прибавляет миллион пользователей. Почему бы вам не зайти туда?

Через некоторое время после возвращения домой они узнали, что организаторы Echelon Asia Summit проводят конкурс в Центральной Азии, чтобы отобрать проекты для своего события. Грех было не поучаствовать, ведь EAS – это главное азиатское событие в сфере инженерных и цифровых технологий, площадка, где встречаются инвесторы и разработчики проектов.

- Уже на центральноазиатском этапе представители EAS отметили наш проект. Благодаря помощи команды Idea-Lab.kz и фонда «Самрук-Казына» мы получили возможность летом поехать в Сингапур. Там была очень воодушевляющая и вместе с тем волнующая атмосфера. Мне нужно было презентовать Giftsensor перед многотысячной аудиторией, как и другим 250 участникам, прошедшим отбор у себя на родине. Подумал, что лучше бы вышел на ринг, чем на такую сцену. Приезжаем в комплекс, смотрим, а там сцена сделана в виде ринга, – улыбается Сабит. – При этом каждому спикеру перед выступлением надо было ударить по груше и выпить порцию текилы для драйва.

Драйв он поймать смог: Giftsensor сначала вошел в топ-100 проектов по версии жюри EAS, а затем в топ-10. Это вдохновило казахстанскую команду. Ребята окончательно решили «заточить» сервис под англоязычную аудиторию и отказаться от русскоязычной версии, которая зря «ела» ресурсы. Также они приняли решение отказаться от «ВКонтакте» в пользу Facebook (позже собираются подключать Instagram и Twitter). У Facebook серьезная политика конфиденциальности, поэтому разработчикам пришлось подстраиваться под протокол, по которому соцсеть обменивается информацией с другими сервисами. Сейчас Giftsensor находится в стадии тестирования и сервис пока недоступен.

Facebook в разы расширяет англоязычную аудиторию сервиса, но несколько «путает карты» основателям проекта. Соцсеть позволяет считывать данные только того человека, который зарегистрировался в Giftsensor и дал разрешение на доступ к определенной информации аккаунта. Поэтому все будет построено на приглашениях.

- Конечно, подарок уже не будет сюрпризом, – вздыхает Сабит. – Поэтому мы расширяемся в сторону индивидуального шопинга. Это будет площадка, где вы сможете купить не только подарок другу, но и товар для себя, который будет подбираться с помощью рекомендательных технологий. Вам не придется продираться сквозь тысячи наименований интернет-магазинов: вам будет предлагаться что-либо в соответствии с вашим вкусом, точнее, с историей пользовательского опыта.

Перезапуск проекта намечен на начало этой осени, продвижение обновленного Giftsensor решено начать в Сингапуре. На это есть свои резоны.

- Там покупательская способность выше, – объясняет Сабит. – Максимально англоговорящий рынок, Facebook пользуются очень активно. И, главное, у них на высоком уровне находится культура дарения подарков. Они часто ходят друг к другу в гости и обязательно с подарками, которые покупают в интернете.

Сейчас команда ищет инвестиции в размере $160 тыс., которые будут потрачены на оплату труда разработчиков и продвижение. По подсчетам стартаперов, на точку безубыточности сервис должен выйти через 21 месяц после перезапуска.

- Постараемся все делать виральным, – обещает Сабит. – Уже ведем переговоры с сингапурскими и казахстанскими инвесторами. В ближайшее время должны получить от Национального агентства по технологическому развитию грант в 5 млн тенге, который выиграли еще в прошлом году. Используем их, чтобы закончить разработку и запуститься в Сингапуре.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13552 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
24 января родились
Алимбек Сейдуллаев
член правления «Ланкастер Инвест»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку