Почему в Казахстане станет невыгодно производить цемент

Его производство в стране сильно выросло за последние годы. Но вскоре может всё измениться

ФОТО: Архив пресс-службы

Исторический рекорд

Цементная отрасль Казахстана называет 2021 год рекордным. Производство этого важнейшего стройматериала в стране быстро растет благодаря активному строительству и стабильному экспорту. Так, по итогам 2021 года казахстанские предприятия произвели 12,65 млн тонн цемента, превысив показатели 2020 года на более чем 15%. Фактически цементная отрасль установила исторический рекорд производства за 31 год независимости РК. Стройка, а за ней и выпуск цемента, с 2014 года в среднем прибавляют в объемах по 6% и 7% в год соответственно.

Планы Министерства инфраструктурного развития (МИИР) на ближайшие четыре года грандиозны: чтобы за 2021-2025 годы построить запланированные МИИР 103 млн кв. м нового жилья, ежегодно придется возводить на треть больше жилых квадратов, чем в 2019 году. А это значит, что спрос на цемент также вырастет на треть.

«Высокий рынок дал импульс росту производства на казахстанских цементных заводах. Работающие предприятия, к примеру, «Кокшецемент», существенно нарастили выпуск, а новые, как, например, ALACEM, практически вышли на проектную мощность», – рассказывает исполнительный директор Казахстанской ассоциации производителей цемента и бетона Ербол Акымбаев.

Сингапурский холдинг International Cement Group, совладелец завода ALACEM, на фоне растущего рынка принял решение расширять свое присутствие в стране. В 2021 году за $16,6 млн холдинг приобрел активы простаивавшего несколько лет предприятия «Казахцемент» в ВКО, а также заявил о планах строительства в ближайшие два года еще одного цементного завода в Жамбылской области – этот проект оценивается в $150 млн.

При общей мощности 15 казахстанских заводов 17 млн т цемента в год и их средней загрузке 60–70% (данные МИИР) суммарной производительности хватило бы, чтобы обеспечить растущий строительный рынок. При этом, в ближайшие 1-2 года мощность цементной отрасли РК может увеличиться до 19 млн т за счет строящихся новых цементных заводов.

Газовая атака

Но работать на полную мощность уже с этого года некоторым предприятиям может стать не под силу. Все дело в сокращении квот на выброс углекислого газа. Диоксид углерода является естественным продуктом при производстве цемента - CO2 выделяется при обжиге известняка (СаСО3) – основного сырья. А Казахстан в рамках Парижского соглашения взял на себя обязательства по сокращению выбросов углерода на -15% к 2030 году от уровня 1990 года, и для этого ежегодно сокращает бесплатные углеродные квоты – максимально разрешенный объем CO2, который выбрасывают предприятия-загрязнители в процессе производств. Те, кто не уложился в выделенные квоты, в следующем году должны приобрести углеродные единицы на рынке или заплатить штраф (5 МРП, или около $35, за тонну СО2). Если до 2020 года распределенных квот хватало всем, то теперь многие производители цемента уже не укладываются в сокращающиеся нормы.

Приобрести квоты можно на биржах, а продавцами выступают компании, имеющие альтернативные источники энергии (ВИЭ) или современное оборудование, позволяющее снизить уровень эмиссии СО2. Сейчас углеродные единицы, по словам президента биржи CCX Эрика Танаева, продают в основном нефтяные компании.

«Участникам в начале года нужно подсчитать выбросы, и до августа, в случае дефицита, приобрести квоты. Мы уже наблюдаем активность среди потенциальных покупателей». – рассказывает Эрик Танаев.

В 2022 году правительство РК намерено сократить количество бесплатных квот на эмиссии CO2 более чем на 10% – со 169,2 млн до 151,8 млн единиц, а к 2025 году – на 26%. Такие изменения содержит проект национального плана распределения углеродных квот на выбросы на 2022-2025 годы, разработанный МЭГПР (Министерство экологии, геологии и природных ресурсов РК).

Для цементной отрасли это означает, что в рамках квот, предприятия в 2022 году смогут выпускать менее половины (9 млн т) от общестрановых мощностей (17 млн т). А к 2025 году этот показатель снизится до 38% (7,3 млн т).

В 2018-2020 годах из-за единичных сделок на бирже стоимость квот оставалась низкой. «Цены по заключенным на бирже сделкам варьировались в диапазоне от 400 до 560 тенге за тонну СО2», – говорит Эрик Танаев. Но планируемое сокращение квот создаст дефицит и с большой вероятностью взвинтит цену на углеродные единицы на торгах, прогнозируют представители рынка.

«Затраты на покупку допквот СО2 являются безвозвратным убытком для компании, так как не включаются в стоимость продукции. Но самое сложное - невозможность предусмотреть допзатраты на приобретение будущих дополнительных квот СО2, поскольку нет прозрачной методологии расчета квот на последующие годы, а также неизвестно, какой будет цена на СО2 в Казахстане. В условиях полной неопределенности бизнесу сложно планировать свое развитие и инвестиции в дальнейший рост», – поделился генеральный директор компании Central Asia Cement Петр Дурнев.

«Учитывая текущий курс на декарбонизацию и заявленные цели на последнем саммите в Глазго, участники рынка квот будут более активными, и, соответственно, следует ожидать увеличения цен», – продолжает Танаев.

Рынок западных стран уже показал: цена углеродных единиц в Казахстане может вырасти в десятки раз – с текущих $1,1 до $35–50 за тонну CO2.

«В Европе цена углеродной единицы чуть ниже штрафа за превышение норм на выброс CO2. То есть в нашем случае это штраф 5 МРП (3063*5 = 15 315 тенге в 2022 году) минус, условно, 5% — получаем около 15 тыс. тенге за тонну углерода в 2022 году. К 2025 году, судя по дорожной карте, будет минимум $50», – делает прогнозы Ербол Акымбаев.

В январе 2022 года на казахстанском рынке уже начали появляться предложения по продаже аналогов углеродных единиц по цене 7,5 тыс. тенге, то есть в 15 раз дороже, чем в минувшем году.

«Green Income» сообщает о наличии предложения на продажу офсетных единиц (аналог углеродной единицы без ограничения срока действия) стартовой стоимостью 7,5 тыс. тенге за 1 единицу (1 офсетная единица = 1 тонна СО2). Приобретение офсетных единиц является инвестицией и гарантией от скачков цен на рынке углеродных единиц», - промоутирует компания, среди сфер деятельности которой - сделки с ценными бумагами.

Эти изменения, по оценке EY, могут привести к росту себестоимости конечной продукции эмиттеров. Представители отрасли подтверждают эти прогнозы.

«При намечаемом резком снижении квот и росте рыночной цены на СО2 в РК, по аналогии с Европой, казахстанские производители будут вынуждены включать стоимость СО2 в цену продукции. Очевидно, что рост цены на СО2 негативно отразится на конкурентоспособности всей казахстанской промышленности в целом», – говорит директор по продажам HeidelbergCement Kazakhstan Виталий Павлов.

Для предприятий цементной отрасли расходы на покупку углеродных единиц могут вырасти с текущих 20–60 млн тенге (0,2–0,4% от оборота предприятия) до 600 млн – 1,8 млрд тенге (6–12% от оборота) уже в 2022 году, а к 2025 году – до 800 млн – 2,6 млрд тенге (9–17% от оборота) приводит пример Ербол Акымбаев.

По принципу домино

Но в первую очередь рост цен на CO2 ударит по главному покупателю углеродных единиц –энергетическому сектору Казахстана, представленному в основном угольными электростанциями, и в конечном счете повысит цены на электроэнергию.

«Мы ожидаем, что 2022 году из-за дефицита квот на СО2 стоимость электроэнергии может вырасти на 15%», – говорит Акымбаев.

Это тоже повлечет рост цен на цемент, доля электроэнергии в себестоимости которого, в зависимости от завода и технологии, составляет внушительные 15–25%.

«С одной стороны – рост цен на СО2, с другой – рост цен на электроэнергию. Причем котировки на бирже могут меняться ежесекундно, прогнозировать изменение цен и планировать производство невозможно, это какая-то рулетка. Иностранные инвесторы, вложившие миллиарды в казахстанские предприятия, задаются вопросом о жизнеспособности производства в рамках такого регулирования», – недоумевает Акымбаев.

Банкротства не за горами

Рост себестоимости отечественного цемента на фоне возросшего спроса со стороны строительного рынка неизбежно увеличит долю импортного цемента и приведет к банкротству некоторых отечественных предприятий, уверен Ербол Акымбаев.

«На 2022 год отрасли выделено 7,2 млн т СО2. Это позволит произвести в рамках квот 9 млн т цемента, а потребление внутри Казахстана – 11,5 млн т. Эту разницу будут заполнять импортеры — в первую очередь Узбекистан со своей наращенной мощностью производства цемента и Россия, то есть страны, где углеродного регулирования нет. А казахстанские заводы начнут закрываться», – прогнозирует Акымбаев.

Уравнять рыночные условия, по мнению участников отрасли, можно через введение углеродного налога на импорт на границе РК для товаров, которые уже производятся в стране, – по аналогии с решением Евросоюза, который с 2023 года вводит «углеродный корректирующий пограничный механизм», аналог импортной пошлины, привязанной к углеродоемкости продукции.

«Мы не против борьбы с глобальным потеплением, – говорят представители цементной отрасли, – но экологическая политика государства должна быть прозрачной и последовательной».

В проекте Национального плана углеродных квот на 2022–2025 годы нет прозрачности расчетов при распределении квот, сетуют участники рынка, комментируя проект постановления на сайте Открытого правительства.

«Когда определяли нормы квотирования, никто с нами не советовался, никто не может объяснить расчеты – почему вышли такие цифры. Пересмотр коэффициентов внутри методики и увеличение квот для цементной отрасли даже на 1% позволит производителям чувствовать себя на рынке более уверенно и обеспечить отечественным цементом все казахстанские стройки», – соглашается с коллегой Ербол Акымбаев.

Помимо увеличения квот, цементная отрасль предлагает дополнительные решения для снижения уменьшения углеродного следа – вместо мусоросжигающих заводов строить в Казахстане мусороперерабатывающие предприятия.

«Долю угля, сжигаемого при производстве цемента, можно сократить, если заменить его на отходы ТБО. Для этого мусор нужно не закапывать на полигонах, а отсортировать, высушить, измельчить и упаковать в брикеты на мусороперерабатывающих заводах. Мусоросжигающие заводы хотят сжигать мусор за 175 тенге за кВтч. Мы готовы делать это бесплатно», – заключает Акымбаев.

Наталья Качалова

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
28023 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить