Амнезия капитала

Легализация вряд ли вернет в Казахстан выведенные за рубеж около $390 млрд

С 1 сентября в Казахстане стартует третья по счету амнистия капитала, которая продлится 

15 месяцев, вплоть до 31 декабря 2015 года. Соответствующий Закон «Об амнистии граждан Республики Казахстан, оралманов и лиц, имеющих вид на жительство в Республике Казахстан, в связи с легализацией ими имущества» был подписан президентом страны 30 июня нынешнего года.

«Решение о проведении акции по амнистии имущества в основном связано с наличием «теневой» составляющей экономики, сокращением притока иностранных инвестиций, снижением торгового баланса и сальдо счета текущих операций, уменьшением кредитования экономики со стороны банковского сектора, – пояснили Forbes Kazakhstan причину данного шага в Минфине. – Оно принято вкупе с поставленной задачей по вливанию в экономику 1 трлн тенге из Нацфонда и предоставлением иностранным инвесторам дополнительного пакета стимулов».

В результате легализации в бюджет Казахстана должно поступить $12 млрд. «Расчетная оценка стоимости имущества и денег, которые будут выведены из «тени», была произведена экспертами Института экономических исследований. По их прогнозам, будет легализовано около 2,2 трлн тенге», – сообщили в ведомстве.

Откуда взялась многомиллиардная цифра, до конца не ясно – ответ на соответствующий запрос Forbes Kazakhstan в Институт экономических исследований так и не пришел. Тем не менее масштаб проблемы можно оценить, если обратиться к цифрам, которые озвучил заместитель директора департамента стран Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ Юха Кяхконен еще в ноябре 2012 года, на презентации доклада «Перспективы развития региональной экономики: Кавказ и Центральная Азия». По его сведениям, доля неофициальной экономики достигла 30% ВВП Казахстана, что легко конвертируется в $70 млрд.

«Думаю, что на данный момент теневая экономика в Казахстане состоит из трех уровней, – предполагает директор консалтинговой компании «Группа оценки рисков» кандидат политических наук Досым Сатпаев. – На первом находятся так называемые самозанятые, которые фактически выпали из системы налогообложения и пенсионных накоплений. Их количество – примерно от 1,7 до 1,8 млн человек. Основная сфера деятельности большинства из них связана с торговлей, в том числе челночной, часто непос­редственно находясь в сфере влияния теневой экономики. Так, по информации Всемирного банка, годовой оборот только одной барахолки в Алматы составляет около $1,74 млрд. В целом же по Казахстану годовой оборот базаров, рынков и барахолок оценивается в $2,15 млрд».

На втором уровне, считает Сатпаев, действует малый и средний бизнес, который в основном присутствует в «серой зоне», на границе между теневой и легальной экономикой. 

Но самым опасным является третий уровень, который связан с теневым рынком коррупционных услуг не только в структурах государственной власти, но и в национальных компаниях, квазигосударственном секторе, о чем недавно заявили некоторые депутаты парламента. Например, по оценке финансовых полицейских, в 2012 году теневой оборот в Казахстане превысил $30 млрд, из которых часть денег уходила на коррупционные услуги. «Не думаю, что за последние два года ситуация кардинальным образом изменилась», – добавил собеседник.

Одним из признаков существования теневого рынка в той или иной стране являются объемы выведенных теневых капиталов. В Казахстане точных данных по ним нет, но, согласно оценкам некоторых исследовательских структур, это как минимум $130 млрд. «Думаю, что эту сумму можно смело умножать на три (то есть $390 млрд. – Прим. ред.). В любом случае высокий объем теневой экономики говорит о наличии неформальных центров власти в лице организованной преступности в увязке с коррупционерами», – заявляет Сатпаев.

Несмотря на это, в Минфине не теряют оптимизма и ссылаются на то, что Казахстан имеет положительный опыт проведения легализации. Напомним: амнистия капитала и имущества объявлена в стране в третий раз. Причем суммы, которые при этом удается вернуть в экономику, с каждым разом растут: если по итогам первой амнистии было легализовано всего $480 млн, то по результатам второй эта цифра увеличилась в 14 раз – до $6,8 млрд.

Выходим из тени

Согласно новому закону легализации подлежат практически все основные материальные ценности – деньги, ценные бумаги, доли в компаниях, недвижимость.

Легализованные деньги и имущество не признаются доходом и не облагаются подоходным налогом. При этом амнистии подлежит имущество и деньги, полученные до начала легализации. 

На первом этапе легализации владелец теневых денег должен зачислить их на специальные сберегательные счета в банках второго уровня или в «Казпочте», после чего выбрать для себя дальнейший сценарий амнистии.

Основной сценарий предполагает, что легализуемые деньги будут храниться на счетах в банках или «Казпочте» в течение пяти лет, при этом владелец будет получать по ним рыночные депозитные проценты. По истечении указанного срока деньги могут быть сняты в полном объеме, вместе с депозитным доходом.

Если у владельца нет желания держать средства на счетах в течение пяти лет, то на них можно будет купить любые ценные бумаги, размещенные на Казахстанской фондовой бирже. Государственные ценные бумаги, облигации банков второго уровня, национальных управляющих холдингов, институтов развития и акции компаний в рамках «Народного IPO» также вошли в этот список. При этом не уточняется срок, в течение которого данные ЦБ необходимо держать.

Согласно третьему сценарию, можно легализовать свои деньги, купив объекты в рамках второй волны государственной приватизации.

Перечисленные варианты легализации – для терпеливых собственников. Если же хочется все сделать побыстрее, то амнистировать свой капитал можно, заплатив государству 10% от суммы легализуемого. Этот сбор будет удержан банками второго уровня или «Казпочтой», когда деньги будут выдаваться со специальных счетов.

Помимо всего прочего, можно легализовать имущество, оформленное на третье лицо, и объекты недвижимости за рубежом.

Казахстан имеет положительный опыт проведения легализации. если по итогам первой амнистии было легализовано всего $480 млн, то по результатам второй эта цифра увеличилась в 14 раз

Порядок легализации денег определяет Национальный банк РК, а амнистированием имущества будут заниматься специальные комиссии при акиматах. Стоит отметить, что для легализации требуется относительно небольшой пакет документов. Если же в ней отказано, заявитель может подать заявку повторно.

Объявленная легализация – хороший шанс для чиновников, которые не задекларировали свои деньги и имущество в соответствии с Законом «О борьбе с коррупцией», вывести их из «тени». При этом госслужащие освобождаются от дисциплинарной ответственности за эти нарушения.

Остальным участникам легализации законом также гарантируется отказ в возбуждении уголовных дел, прекращение уже открытых уголовных дел и дел об административных правонарушениях за деяния в пределах амнистированного имущества. Разумеется, перечислен и ряд статей Уголовного и Административного кодексов, по которым рассматриваемый закон не работает. В перечень серьезных правонарушений попали, в частности, экологические, транспортные, воинские, коррупционные и другие.

Банки готовы

Казахстан не является пионером в области легализации имущества и денег. Мировой опыт показывает, что чаще всего такую акцию государство проводит под влиянием двух фундаментальных желаний – либо пополнить казну, либо улучшить состояние внутренних дел в стране.

К примеру, успешной можно назвать проведенную в начале 2000-х годов амнистию капитала в Ирландии. По ее итогам в государственную казну поступила сумма в $1,5 млрд. В то же время относительно неудачно осуществила в 2004 году легализацию Бельгия. Гос­казна пополнилась суммой в 1 млрд евро, которая оказалась едва ли не в 15 раз меньше прогнозируемой.

«Амнистия доходов и капитала реализовывалась в Индии пять раз, Португалии – четыре раза, Франции, Австрии, Ирландии – по два раза. Неоднократно легализации проходили также в Италии. В США за период с 1982 по 1997 год 40 штатов провели 62 налоговые амнистии», – привели пример Forbes Kazakhstan в Минфине.

Получив сигнал от властей, банки второго уровня уже вовсю ведут подготовку к легализации. «Мы готовимся, интерес клиентов есть, – говорит управляющий директор Казкоммерцбанка Ален Шаяхметов. – Закон вышел, но к нему должны выйти подзаконные акты – постановление правительства о порядке инвестирования размещенных на специальных депозитах денег в экономику РК и правила Нацбанка по открытию и ведению специальных счетов. По мере их получения мы будем оперативно настраивать свои процедуры».

«Халык банк, как ведущий финансовый институт страны, задействован в этом процессе, – рассказывает Forbes Kazakhstan председатель правления Умут Шаяхметова. – Как вы знаете, для осуществления легализации в первую очередь необходимо будет открыть специальный сберегательный счет. В настоящее время завершается подготовительный этап, который включал в себя мероприятия по анализу возможностей адаптации внутрибанковских процедур, внесению необходимых изменений, выстраиванию соответствующих внутренних бизнес-процессов в связи с предстоящей амнистией капитала. Так что в целом Халык готов к работе со специальными счетами».

Банкиры считают, что легализация пройдет весьма эффективно и в экономику может поступить до $10 млрд, что почти подтверждает прогноз властей.

Немного о стиральной машине

Что касается причин предстоящей амнистии капитала, то эксперты уверены в том, что власти не до конца откровенны в своих стремлениях. 

«Возникает ощущение кругооборота денежных средств по принципу «стиральной машины», где многие так называемые зарубежные инвестиции в экономику Казахстана на самом деле являются казахстанскими деньгами, которые вернулись в страну через офшоры, – говорит Сатпаев. – Легализованные деньги могут перечисляться на счета банков второго уровня сроком на пять лет. Но опять же возникает подозрение, что таким способом правительство во второй раз после кризиса хочет поддержать не просто банковскую систему, а именно те финансовые группы, которые связаны с правящей элитой».

При этом, по мнению Сатпаева, есть еще одна неофициальная причина амнистии теневых капиталов. Речь идет об увеличивающихся рисках потерь, в первую очередь зарубежных банковских счетов, из-за действий иностранных финансовых контролеров. В частности, Сингапур и Швейцария уже отказались от банковской тайны под давлением США и Европейского союза. Аналогичные процессы могут начаться и в других странах, в том числе связанных с офшорами. К тому же определенным тревожным звонком для некоторых представителей казахстанской элиты могло быть введение экономических санкций против России, в результате которых возникла угроза замораживания денежных средств и активов некоторых членов российской политической и бизнес-элиты. Все это говорит о том, что при определенных условиях, в случае конфликта властей Казахстана с западными государствами, могут возникнуть аналогичные риски, но уже по отношению к банковским счетам и собственности влиятельных представителей казахстанской элиты.

«Так или иначе, при третьей легализации надеяться на возвращение существенного объема теневых капиталов в страну вряд ли стоит, учитывая сохранение высоких политических рисков в Казахстане, особенно в условиях неопределенности по поводу возможной смены власти, которая также может привести к началу нового передела собственности, – прогнозирует Сатпаев. – А это пугает многих представителей нашей политической и бизнес-элиты, которые не хотят держать все яйца в одной корзине. Выходит, что им придется выбирать между двумя рисками – риском потерять активы и финансы за рубежом и риском лишиться их внутри страны, в так называемой сумеречной зоне межцарствия. Думаю, что второй риск многим покажется более существенным». 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6386 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:
Загрузка...
24 ноября родились
Куанткан Алимов
экс-заместитель акима города Актобе
Ирина Любарская
начальник управления по инспекции труда Карагандинской области
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить