Мусин: У нас куча органов контроля, а решение принимает один

Об этом председатель Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генпрокуратуры РК рассказал на экспертной встрече Expert Update

Багдат Мусин.
Багдат Мусин.

На Expert Update, которую совместно проводят Vласть и «Верный капитал», обсудили главные тренды развития страны в 2018. Модератор встречи директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев для начала предложил спикерам подвести итоги 2017.

Генеральный директор группы компаний «Верный капитал» Ерлан Оспанов напомнил, что казахстанский бизнес пережил два крупных кризиса, после чего начал относится к инвестициям и операционным затратам очень осторожно.

- Доходы населения ощутимо упали. Перед банковским бизнесом стоит проблема – некого кредитовать. Очень мало надежных заемщиков. Бизнес находится в состоянии ожидания. Мы ждём улучшения экономической ситуации, ждем более предсказуемых действий правительства и понятного налогового кодекса. Мы изучаем разработанный проект Налогового кодекса, но я не увидел в нем решения существующей проблемы неоднозначности, - рассказал он.

Жарас Ахметов.
Фото: Андрей Лунин
Жарас Ахметов.

Экономист Жарас Ахметов считает, что Казахстан в 2017 был психологически наиболее близок с одной стороны к СССР 1960-70 годов, с другой к Китаю 1976-77 годов.

- Мы находимся в периоде выбора новой экономической модели. СССР в тот период сделал неправильный выбор. В Китае в 1976-77 тоже находился в периоде важного выбора. Они его сделали и развили экономику, несмотря на все идеологические споры и разногласия. Соответственно у Казахстана есть риск войти в стагнацию с негативными последствиями или надежда выйти на путь бурного роста со всеми приятными последствиями, - отметил он.

Жарас Ахметов рассказал, что Казахстану на данном этапе важно сделать выбор по трем направлениям, которые помогут определить дальнейшее развитие страны.

- Первый вопрос – это местное самоуправление. Чем больше полномочий будет у органов местного самоуправления, тем больше шансов выйти на траекторию устойчивого и долгосрочного роста. Второе - состояние сельского хозяйства. Если мы откажемся от идеи, что драйвером этой отрасли являются крупные предприятия и поймем, что мелкие хозяйства эффективнее в производстве и реализации, то это тоже позитивно повлияет на дальнейшее развитие экономики. Третье - реальная поддержка МСБ. В 80-х Китай признал, что успех пришел от МСБ, которому китайское руководство с одной стороны никак не помогало, но самое главное оно никак и не мешало, - заметил экономист.

Модератор напомнил, что был утвержден стратегический план развития Казахстана до 2025 года и поинтересовался, сделал ли Казахстан правильный выбор.

- Только практика является критерием истины, - сославшись на Энгельса, ответил Жарас Ахметов. – В принятом стратегическом плане все правильно написано, но важно, насколько его правильно исполнят. Поэтому у нас все еще остается выбор. И в итоге практика подскажет сделали ли мы правильный выбор или нет.

Рахим Ошакбаев.
Рахим Ошакбаев.

- А интуиция что подсказывает? – попытался уточнить Рахим Ошакбаев.

- Когда мне задают такие вопросы и я отвечаю на них честно, у меня начинаются неприятности, а лицемерить я не хочу, - признался Жарас Ахметов. – Выбор еще не сделали, мы этого выбора ждем. С одной стороны, есть оптимистические знания, с другой пессимистический опыт.

- Что может нас принудить реально сделать правильный выбор? – не сдавался модератор.

- Если уровень экономического роста несколько лет будет оставаться на прежнем уровне, то мы все успокоимся и вполне возможно сделаем не тот выбор. Но если ситуация в ближайшие два года будет подталкивать нас к реформам, то мы тогда начнем принимать более смелые реформы, - считает экономист.

- Я присутствовал при беседе весьма высокопоставленных чиновников, которые были уверены, что если цена на нефть упадет ниже $80 за баррель, то все принципиально изменится в экономической политике, - вспомнил Рахим Ошакбаев. - Цена на нефть падала ниже $40 за баррель. В экономической политике практически ничего не изменилось. После этого я сделал вывод: возможность осознания экономической реальности, даже у самых посвященных людей, весьма ограничена. Я сам предполагал, что падение цен на нефть приведет к сокращению затрат в бюджете. Но в реальности бюджетные расходы стали увеличиваться. Я думаю, что запас прочности очень высокий, и мы еще долго сможем эксплуатировать существующую экономическую модель. К сожалению, жесткого принуждения реальности к тому, чтобы мы сделали тот или иной выбор в ближайшее время может не произойти.

Председатель Комитета по правовой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК Багдат Мусин попытался дать определение, где Казахстан находится с точки зрения государственной власти.

- Говорить о силе трансформации пока рано. Здесь два фактора - зарплаты и большое количество госслужащих. Эти вопросы решаются одним действием – сокращением госслужащих, что позволит увеличить зарплаты оставшимся, - считает Багдат Мусин.

Он признался, что есть еще один фактор. По его словам, сейчас чиновники знают, что делать, но боятся брать на себя ответственность.

- Страха стало больше, так как репрессивные методы, применяемые к ряду чиновников, демотивируют принимать решения. Если бумага, написанная в 2015, до сих пор ходит по коридорам, то это и есть показатель того, что решения не принимаются. Боязни ответственности за принятое решение стало намного больше. У нас куча контролирующих органов, а орган принятия решения - один, - подчеркнул Багдат Мусин.

- Из своего опыта пребывания на госслужбе я тоже могу сделать выводы, что степень зарегулированости, степень правовых рисков очень высока. Нахождение на госслужбе реально лишает тебя человеческих прав. Госслужащий реально не может прийти в ресторан на встречу с друзьями. Это запрещено этикой государственного служащего, - вспомнил Рахим Ошакбаев.

Ерлан Оспанов.
Ерлан Оспанов.

- Если говорить о взаимодействии государства с бизнесом, то чиновникам легче сказать незаконное «нет» предпринимателю, чем законное «да». Отсюда все последствия, - уверен Ерлан Оспанов.

- У каждого человека, и госслужащий не исключение, должно быть право на ошибку, - отметил Багдат Мусин.

- Странная ситуация складывается. Если меня попросят охарактеризовать госслужащих одной из характеристик будет безответственность. За неудачные действия никто не несет ответственности, - заметил Рахим Ошакбаев.

- Сейчас происходят изменения. Премьер-министр уволил вице-министра энергетики и Бозумбаев уволил директора НПЗ из-за перебоев с бензином, - парировал ему Багдат Мусин.

- Нельзя наказывать за ошибку, но нужно наказывать за преднамеренное преступное действие, - заключил Ерлан Оспанов.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


обозреватель Forbes.kz

 

Статистика

3385
просмотра
 
 
Загрузка...