Эксперт: Казахстанцы сами должны распоряжаться деньгами, выделяемыми на их здоровье из бюджета

На Kazakhstan Healthcare Forum, организованном холдингом «Сентрас» и казахстанским ответвлением YPO на площадке Kazakhstan Growth Forum, выступил профессор медицины, член Американской ассоциации здравоохранения Алмаз Шарман. Позже он поделился с Forbes.kz своим мнением об уроках советского прошлого, а также о моделях финансирования и управления здравоохранением различных стран, которые можно было бы заимствовать для Казахстана

F: Доктор Шарман, расходы на здравоохранение в Соединённых Штатах превысили $3,5 трлн. На что идут эти огромные деньги?

- Отмечу, что такие расходы составляют около 18% ВВП Соединённых Штатов. Это более чем в 2 раза превышает весь ВВП России, в 20 раз больше ВВП Казахстана и в 500 раз превышает затраты на казахстанское здравоохранение. Из этой суммы в Соединённых Штатах около трети ($1,1 трлн) направляется на покрытие больничных услуг, 20% ($694,3 млрд) на амбулаторные услуги и консультации врачей и около 10% ($333.4 млрд) - на покупку гражданами лекарств в аптеках.

Согласно актуарному анализу американского Центра служб медицинского страхования Medicare и Medicaid, опубликованному изданием Health Affairs, в расчёте на одного гражданина медицинские расходы в США составляют $10 739. Это в 30 раз превышает то, что тратится на одного казахстанца. Американцу каждый визит к врачу в среднем обходится в $500, а больничное лечение – в более чем $22 тыс. В основном такие расходы покрываются страховыми компаниями.

Известно, что в Соединённых Штатах - страховая модель здравоохранения, и в ней исторически доминировало частное медицинское страхование. Однако начиная с прошлого года расходы государственного медицинского страхования, известного как Medicare и Medicaid, составили $1,2 трлн; они в этом сравнялись с частным страхованием.

F: Это беспрецедентная сумма. Ведь когда в системе много денег – это же хорошо. Так в чем проблема? Почему американцы недовольны?

- Несмотря на такие огромные ассигнования, 30 млн американцев (почти 10% населения) практически лишены доступа к медицинским услугам, а для многих других медицинское страхование ложится тяжелым бременем на семейный бюджет. Средняя ожидаемая продолжительность жизни в Соединённых Штатах составляет 78,7 лет, что существенно ниже, чем во многих развитых странах и лишь незначительно выше, чем в Казахстане (72 года). То есть система малоэффективна.

Бывший президент Барак Обама попытался решить эту проблему путём обеспечения всеобщего доступа к медстрахованию посредством программы, известной как ObamaCare. Однако нынешнее руководство Белого дома вместе с республиканским конгрессом практически похоронили эту инициативу.

Большинство разумных американцев понимают порочность данной системы и готовы к серьёзным изменениям. Не явялются исключением и сами врачи, которые, казалось бы, больше всех и зарабатывают на раздутом бюджете здравоохранения страны. Во время недавнего семинара в Гарвардском университете, в котором мне пришлось участвовать, лидеры академических медицинских центров, таких как Mayo Clinic, Johns Hopkins Medical Center, Mount Sinai Hospital, Cleveland Clinic, в кулуарных беседах говорили о том, что готовы поступиться личными доходами в интересах устойчивости и рационализации системы здравоохранения страны. Здесь уместно крылатое выражение: верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому.

F: Делается ли что-либо для того, чтобы изменить ситуацию; пытаются ли в Америке сократить раздутый бюджет?

- В Соединённых Штатах отмечается некоторое замедление роста затрат на здравоохранение: годовое увеличение в 2017 составило 3,9%, что значительно ниже, чем 4,8% и 5,8% в 2016 и 2015 соответственно. Учитывая впечатляющий рост экономики в 2017 году (ВВП увеличился на 4,2%), доля расходов на здравоохранение в США диспропорционально снизилась с 18% ВВП в 2016 до 17,9% в 2017.

Замедление роста в определённой степени произошло за счёт значительного сокращения розничных продаж лекарств (увеличение на 0,4%, до $333 млрд). Одна из причин - прекращение действия патентов на ряд дорогостоящих лекарств-оригиналов, благодаря чему на рынке стали появляться более дешёвые альтернативы - так называемые лекарства-генерики.

К тому же инновации последних лет оказались настолько эффективными, что позволили медикам излечивать некоторые болезни. Например, новое поколение лекарств позволяет уничтожать вирус гепатита С, благодаря чему в стране стало меньше пациентов, страдающих этим серьёзным инфекционным заболеванием. Следствием стало снижение спроса на лекарства, из-за чего ряд фармацевтических компаний понесли ощутимые убытки. Это послужило основанием для сенсационного заявления известной инвестиционной компании Goldman Sachs о том, что в медицинском бизнесе выгоднее лечить, а не излечивать пациентов.

Помимо сдерживания расходов на лекарства, в Соединённых Штатах отмечено замедление темпов роста затрат на амбулаторно-консультативную помощь и лечение в больнице: в 2017 расходы увеличились на 4,2-4,6% в сравнении с 5,6%-ным ростом в 2016. Это скорее всего связано со снижением интенсивности и ресурсоёмкости этих видов услуг.

F: Всё же американская медицина остаётся непревзойдённой по качеству и инновационному потенциалу. Какие положительные черты можно было бы из неё заимствовать?

- Прежде всего, это система подготовки медицинских кадров. Она в Соединённых Штатах ориентирована на получение клинических навыков и лидерских качеств, а не просто на приобретение знаний. К тому же медицинское образование в США – непрерывное, то есть врачи учатся и совершенствуют навыки и квалификацию в течение всей профессиональной жизни. Приоритетом является сильная подготовка медсестёр, которые являются не просто помощниками врачей, а независимыми профессионалами-практиками с высокой ответственностью, репутацией и лидерскими качествами.

В последние годы в США большое развитие получает ускорение трансляции фундаментальных научных разработок в медицинскую практику. В частности, речь идёт о ежегодных государственных ассигнованиях на проект Cures Accelerated Network, в котором государство совместно с крупными фармацевтическими и биотехнологическими компаниями призвано ускорять разработку и коммерциализацию лекарств для лечения распространённых болезней, таких как рак и диабет. Также значительные ассигнования тратятся на программу изучения мозга, результатом которой должна стать разработка лекарств от болезни Альцгеймера и других дегенеративных расстройств нервной системы.

На научно-технические разработки в области медицины Соединённые Штаты ежегодно тратят порядка $100 млрд. Согласно Всемирному банку, это намного превышает затраты других стран: США инвестируют в медицинскую науку больше Китая в 2,4 раза, Японии – в 3,7 раза, Германии  в 5,2 раза, Кореи – в 9,1 раза, России – в 33,7 раза. Для Казахстана, имеющего весьма ограниченные академические ресурсы, устаревшую научную инфраструктуру, а также слаборазвитую и недостаточно диверсифицированную производственную базу, вероятно, имеет смысл фокусироваться на трансляционной науке, заимствуя фундаментальные разработки у таких стран, как США, Великобритания, Южная Корея, Китай, и транслируя их в широко востребованные коммерчески значимые продукты.

F: Недавно американское информационное агентство Bloomberg опубликовало рейтинг 56 стран мира по параметрам эффективности здравоохранения. Казахстан в этом списке оказался выше, чем США и Германия. Как вы это объясните?

- В основе упомянутого рейтинга - данные ООН, Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и Всемирного банка по средней ожидаемой продолжительности жизни, а также процента ВВП, расходуемого на здравоохранение. Несмотря на низкий уровень финансирования здравоохранения Казахстана ($379 на душу населения и лишь 3,9% ВВП), средняя ожидаемая продолжительность жизни в стране составляет 72 года, что ненамного ниже, чем, например, в США или Германии, подушевое финансирование здравоохранения в которых превышает казахстанское в десятки раз. Это говорит о том, что расходы на здравоохранение во многих развитых странах в значительной степени раздуты. Вместе с тем у Казахстана имеется шанс правильно выстроить систему с тем, чтобы рационализировать расходы на здравоохранение.

Анализ ситуации в 130 странах, опубликованный на днях в престижном медицинском журнале Lancet, продемонстрировал значительное неравенство в вопросах достижения Глобальных целей устойчивого развития ООН в части охраны здоровья граждан. Эти цели предусматривают защиту от финансовых рисков, достижение всеобщей доступности жизненно важных медицинских услуг, а также безопасных, эффективных и качественных лекарств и вакцин. Данное исследование показало, что в то время как многие страны весьма далеки от достижения Целей устойчивого развития, в некоторых отмечается излишнее использование медицинских услуг. Казахстанцы в среднем посещают врача 6-7 раз в год, а каждый 15-й ежегодно ложится на лечение в больницу. Согласитесь, что это как-то многовато. В этом вопросе должна быть некая золотая середина, и такая середина, согласно исследованию, существует в таких странах, как Нидерланды, Португалия и Таиланд.

Для дальнейшего улучшения системы здравоохранения Казахстана необходимо привлечь дополнительные ресурсы, доведя ассигнования до объёма хотя бы 6% ВВП, то есть увеличить приблизительно на одну треть. Такой уровень расходов на здравоохранение рекомендует ВОЗ. Однако «закачивания» деньгами недостаточно для того, чтобы добиться эффективного здравоохранения. Нужны серьезные инфраструктурные реформы.

F: Сейчас у некоторых ностальгия по советскому здравоохранению. В чём его особенности и преимущества и почему система оказалась неустойчивой и, по сути, развалилась?

- В советские времена удалось создать передовое по тем временам здравоохранение, которое отличалось всеобщей доступностью, истинной профилактической направленностью, приоритетом первичной медико-санитарной помощи, развитой больничной сетью и мощным кадровым потенциалом. Средняя ожидаемая продолжительность жизни в советских республиках в те времена составляла почти 70 лет.

Советских медиков уважали и ценили за высокий профессионализм и бескорыстное служение своему делу. Они успешно боролись с младенческой и материнской смертностью, предупреждали инфекционные болезни и уже в те времена осознавали важность хронических заболеваний, хотя тогда мало кто задумывался о вреде курения, алкоголя и жирной пищи.

При этом существовала достаточно развитая система статистического учета: в стране собирались данные по тысячам параметрам развития здравоохранения. Это в какой-то степени можно было бы назвать Big Data. Причём важно, что такая информация тщательно анализировалась, и на её основе принимались важные оперативные и стратегические решения. То есть практиковалась система Data Management. Если бы в те времена существовали цифровые технологии, то, думаю, такой системе не было бы цены. Думаю, что разумный опыт формирования учётных форм и статистического анализа мог бы пригодиться для современной цифровизации здравоохранения.

Понятно, что при построении такой модели советское руководство преследовало идеологические цели и прагматические задачи. Они заключались в обеспечении бурно растущей промышленности здоровыми трудовыми ресурсами, а также боеспособности армии физически подготовленными военнослужащими.

Однако данная модель оказалась экстенсивной, всецело зависящей от состояния бюджета страны. Ситуация стала кардинально меняться в середине 1980-х годов, когда ухудшились котировки на нефть: в 1986 году её стоимость на мировом рынке упала ниже $10 за баррель, а это равносильно сегодняшнему падению цены на нефть марки Brent с $60 до менее чем $22 за баррель.

Одновременно в мире стали появляться новые эффективные лекарства и высокоточные диагностические технологии, такие как магниторезонансная и компьютерная томография, ультразвуковое сканирование. Они были дорогостоящими, и советская экономика, оказавшись на грани банкротства, не смогла справиться с технологическими вызовами здравоохранения.

F: Тем не менее можно ли в современных условиях воссоздавать принципы, которые полвека назад обеспечили позитивный имидж советского здравоохранения? И вообще, надо ли, и если да, то в какой степени это необходимо делать?

- Сегодня мы живём в совершенно другом мире. Рыночная экономика привела к значительному социальному расслоению. Вместе с тем формирование среднего класса способствовало развитию гражданского общества. В этих условиях, особенно в связи с децентрализацией бюджета, директивные методы руководства периода плановой экономики становятся недееспособными.

С другой стороны, независимость страны позволяет без оглядки принимать самостоятельные стратегические решения, которые можно формировать на основе применения положительных уроков прошлого и учёта отрицательного международного опыта. Для этого необходима политическая воля, глубокое понимание и всемерная поддержка руководством страны приоритета здоровья граждан. Хотя Казахстан продолжает зависеть от котировок нефти и других сырьевых ресурсов, обнадёживает курс руководства страны, взятый на диверсификацию экономики с фокусом на развитие человеческого капитала. Надеюсь, это позволит правильно обосновать важность рациональных инвестиций в здравоохранение и довести его финансирование до необходимых 6-9% ВВП.

Наконец, мы живем в период беспрецедентного развития технологий, которые позволяют правильно диагностировать и эффективно лечить болезни, а также управлять не только заболеваниями, но и здоровьем в целом. Цифровые технологии призваны значительно облегчить труд медиков, а искусственный интеллект в недалёком будущем сможет даже заменить многие функции врачевания. Это позволяет отказаться от массового выпуска медицинских кадров, а сфокусироваться на подготовке малочисленной, хоть и дорогостоящей, но высокопрофессиональной когорты элитных специалистов. Им суждено вернуть престиж медицинской профессии и значительно модернизировать оказание медицинской помощи.

F: Так какая же модель здравоохранения позволила бы в будущем наиболее оптимальным образом решить проблемы здравоохранения в Казахстане?

- Считаю, что гражданам должны быть предоставлены неограниченные возможности самим решать, как использовать деньги, предназначенные для решения проблем со здоровьем. Мне представляется, что такое осуществимо на основе модели индивидуальных накопительных медицинских счетов, принятой в Сингапуре и ряде других стран. Смысл её заключается в том, что государство вкладывает деньги налогоплательщиков в индивидуальные накопительные счета граждан с тем, чтобы в случае болезни те могли бы самостоятельно ими распоряжаться, будучи в роли рыночных потребителей медицинских услуг. Если владелец такого счёта не болеет, деньги продолжают накапливаться и в последующем могут быть им использованы на другие нужды.

В таких условиях очевидна мотивация граждан не болеть, благодаря чему они призваны заниматься спортом, правильно питаться и отказываться от вредных привычек. В случае же болезни пациенты могут сами выбирать врача, оплачивая услуги из собственных накопительных счетов. Это создаёт реальные рыночные условия, в которых медики вынуждены конкурировать за пациентов, предоставляя им высококачественные услуги по доступной цене.

Думаю, что такая модель позволила бы создать реальные условия для того, чтобы граждане старались укреплять своё здоровье и предупреждать болезни. В случае недуга они имели бы возможность выбрать врача или больницу и пролечиться по доступной цене, а затем сделать всё, чтобы вновь не попасть к медикам. Врач будет мотивирован лечить пациентов качественно и с добрым настроем, получая достойную зарплату, но не за лечение болезней, а за умение сохранить и восстановить здоровье своих пациентов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6270 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 февраля родились
Ажмат Алимов
Директор ТОО «Региональный центр развития Алматинской области»
Анес Бижанов
председатель совета директоров AMF Group
Самые высокооплачиваемые диджеи мира

Все цифры отражают доходы за период с июня 2017 по июнь 2018 года до вычета налогов

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить