Кочевники во времени

Как казахстанский часовой бренд стал известен в мире и обрел финансирование благодаря краудфандингу

Фото: Андрей Лунин

В этом году партнер венчурного фонда I2BF Global Адиль Нургожин первым среди казахстанских бизнесменов вывел отечественный проект – часовую мануфактуру Amir Watches – на международную краудфандинговую площадку Kickstarter.

«Обычно я принимаю участие в проектах в качестве бизнес-ангела: захожу с инвестициями в размере $50–100 тыс., помогаю в разработке бизнес-плана, составлении финансовой модели, не участвуя в операционной деятельности. Amir Watches стал одним из таких проектов», – рассказывает Адиль.

Основатель проекта и давний, со времен совместной учебы в США, друг Жанибек Карсыбаев решил заняться производством часов три года назад. Адиль признается, что сначала прохладно отреагировал на идею товарища, но тот не сдался и выпустил первую коллекцию, для которой самостоятельно разработал дизайн. Спустя год он смог представить более проработанную бизнес-модель, и Адиль решился вложить деньги, чтобы помочь в продвижении компании на казахстанском рынке.

«Сегодня, в том числе и в сегменте дизайнерских вещей, растет спрос на все, что связано с этническими мотивами. Мы видели это и понимали, что надо выпускать нишевой продукт, ориентированный на Казахстан, представляющий его легенды и историю. Едва ли возможно сделать что-то новое с точки зрения технического исполнения, но мы могли предложить товар, уникальный своей эстетической составляющей», – говорит Нургожин. Компаньоны вложили наличными чуть более чем по $100 тыс. каждый, к этим инвестициям добавились сопоставимые затраты на маркетинг и командировочные расходы.

На первых порах, вспоминает собеседник, дело продвигалось нелегко. Часовой рынок неохотно принимает чужаков, и на то, чтобы попасть в обойму, подтвердить репутацию, ушло не менее полутора лет. Друзья искали выход через знакомого, гражданина Швейцарии, ездили на часовые выставки в Базель, представляли прототипы продукции экспертам часовой индустрии и пусть не сразу, но смогли выстроить отношения с зарубежными партнерами.

«Желающих приобрести лучшие часовые механизмы много, приходилось записываться в очередь, но сейчас мы покупаем продукцию различных швейцарских мануфактур, в зависимости от сложности модели и ниши, в которой собираемся работать, а также механизмы японских компаний. Варианты сотрудничества с российскими часовыми заводами не рассматривали изначально: они безнадежно устарели. Между тем качество механизма очень важно, ведь человек покупает достаточно дорогую вещь. Самые доступные часы в линейке Amir Watches стоят 60 тыс. тенге, цена же на отдельные экземпляры доходит до $10 тыс., и покупатель имеет право рассчитывать на качество и высокий уровень обслуживания. Именно поэтому мы даем двухлетнюю гарантию», – поясняет Адиль.

Сборка производится в Майами: Карсыбаеву, постоянно проживающему в США, там легче держать процесс под контролем. А вот за дизайн отвечают казахстанские специалисты, понимающие глубокий смысл, заложенный с древних времен в каждый узор и символ национального орнамента. Компания зарегистрирована в Казахстане, на отечественный рынок приходится и значительная доля продаж.

Адиль Нургожин — партнер венчурного фонда I2BF Global
Фото: архив пресс-службы
Адиль Нургожин — партнер венчурного фонда I2BF Global

В первой коллекции, получившей название «Четыре сезона», было всего 200 экземпляров, по 50 на каждое время года. Несмотря на то что задуманная с размахом презентация не оправдала ожиданий, продажи все же удалось раскрутить, и спустя восемь-девять месяцев все часы из лимитированной коллекции обрели хозяев. Затем под брендом Amir Watches вышло еще семь коллекций, включая женскую и унисекс.

Говоря о продвижении такого нишевого товара, как элитные часы, Адиль признается: даже имея за плечами опыт работы в интернет-бизнесе, не ожидал, насколько действенным окажется эффект от социальных сетей. «Одному из наших бренд-амбассадоров, Баян Есентаевой, достаточно было выложить всего один пост с часами из женской коллекции, как в течение следующих пяти минут мы получили 78 заявок», – рассказывает он.

Если на местном рынке лучшим «двигателем торговли» для часовой мануфактуры оказались соцсети, то осваивать зарубежные рынки было решено посредством краудфандинга. Сначала основатели запустили пробную кампанию на Indiegogo.com и Kickstarter.com. «На этом испытательном полигоне мы набили шишки, потеряли деньги, но зато поняли принцип работы системы, а изучив его, решили всерьез выйти на Kickstarter с последней коллекцией Nomad», – рассказывает Нургожин.

Решение не бросаться сразу «в омут с головой», а опробовать силы, оказалось правильным. На том же Kickstarter одновременно могут выходить полторы тысячи кампаний, посвященных часам, и, для того чтобы выделиться, не потеряться в этой массе, нужна идея, способная привлечь внимание потенциального клиента, удивить его. Нетривиальной задачей оказалась и организация доставки в более чем 20 стран мира, в каждой из которых действует свое таможенное законодательство. В случае с Amir Watches «фишкой» стала концепция коллекции, выстроенная вокруг кочевой культуры номадов, древняя история которых привлекает иностранцев. Люди, живущие в XXI веке, путешествуют по миру, находятся в постоянном движении, а значит, в некоторой степени тоже являются кочевниками.

Официально Amir Watches закончили сбор средств на Kickstarter 20 апреля. Представителям 27 стран, оказавшим финансовую поддержку казахстанскому проекту, удалось собрать $147 тыс., при этом примерно 25% из них оказались соотечественниками. Новый опыт, считает Адиль, развеял миф о том, что казахстанцы не готовы пользоваться краудфандинговыми площадками. Хотя не обошлось без проявлений местной специфики: некоторые казахстанцы, пожелавшие приобрести часы от Amir Watches, в первую очередь представители старшего поколения, предпочитали не связываться с банковскими переводами и платить наличными. Для покупателей, которые приобрели часы из коллекции Nomad в течение первых трех дней после старта продаж, они обошлись в $179, в течение следующих трех дней цена составляла $200, далее, в течение месяца – $279. По окончании этого срока цена вырастет до $800, в том числе в ретейле. Уже сегодня образцы из коллекции Nomad представлены в некоторых бутиках Алматы, Астаны, Атырау, а также в Ташкенте и Бишкеке. Желающие могут заказать приглянувшуюся модель по интернету или купить на месте.

Нургожин отмечает, что для проекта выход на краудфандинговую площадку стал хорошей школой. По его мнению, для развития краудфандинга в Казахстане, во-первых, необходим достаточно большой рынок, а во-вторых, потребители должны привыкнуть к интернет-транзакциям. «Мы не ожидали, что казахстанцы сделают почти четверть продаж на Kickstarter. Это показатель того, что электронная коммерция действительно развивается», – говорит он. А значит, на рынке появятся новые интересные проекты и люди и фонды, готовые инвестировать в них.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


корреспондент Forbes Kazakhstan

 

Статистика

1899
просмотров
 
 
Загрузка...