Сколько должен стоить сейчас доллар и какой должна быть валютная политика Нацбанка?

На эту тему рассуждает в интервью Forbes.kz исполняющий обязанности председателя правления Halyk Finance Мурат Темирханов

Мурат Темирханов
Мурат Темирханов

F: Мурат Рахжанович, вы довольно активно критиковали курсовую политику прежнего руководства Нацбанка. По вашему мнению, что нужно поменять в этой сфере новому главе монетарного регулятора?

- Прежде всего нельзя фиксировать курс тенге к доллару или к любой другой валюте. Очень важно, чтобы он реально плавал в соответствии с фундаментальными факторами. Плавающий курс тенге является своеобразным стабилизатором экономики против негативного влияния внешних факторов.

В краткосрочном плане курс тенге очень сильно зависит от цены на нефть и в гораздо меньших масштабах – от курса рубля. В долгосрочном плане он, конечно же, зависит от инфляции. В отличие от той же России или Турции, на нашем валютном рынке почти нет иностранного спекулятивного капитала. Это означает, что наш тенге мало чувствителен к решениям по ставке ФРС США, к изменениям курса доллара к другим валютам и иным факторам, влияющим на настроение инвесторов на мировых рынках.

Судя по первым заявлениям нового главы Нацбанка, он не собирается отходить от политики плавающего курса, однако в Казахстане у такой курсовой политики есть своя особенность.

Как я не раз уже отмечал, в Казахстане нет «свободно», а есть «грязно» плавающий курс. То есть у нас курс плавает под управлением монетарного регулятора.

По моему мнению, несмотря на все заявления Нацбанка о невмешательстве в валютные торги, он активно влияет на формирование курса. Помимо интервенций у него есть другие возможности влиять на тенге. Например, он управляет валютными активами Нацфонда и ЕНПФ, и продажу или покупку валюты из этих фондов на бирже он не считает интервенциями, несмотря на то что своими крупными сделками из этих фондов может легко влиять на курс.

F: Если вы правы насчет формирования курса тенге со стороны Нацбанка, то, по вашему мнению, какой курсовой политики придерживалось прежнее руководство регулятора?  

- Прежде всего я хочу сказать, что не вижу больших проблем в управляемом плавающем курсе тенге. На данном этапе развития Казахстана — это более правильный подход, и Нацбанку надо это открыто признать, а не управлять курсом «втихую». Валютный рынок у нас маленький и по мировым меркам крайне неразвитый. В такой ситуации без вмешательства Нацбанка курс тенге может очень сильно прыгать без какой-либо связи с фундаментальными факторами, что плохо сказывается на доверии к нацвалюте и в целом очень вредно для экономики и для финансового сектора.

Что касается действий прежнего руководства Нацбанка, то я считаю, что оно придерживалось политики слабого тенге по отношению к рублю. Это хорошо видно по поведению нашей валюты в 2018 году, когда наблюдалась чёткая закономерность: как только рубль резко ослаблялся к доллару, тенге тут же следовал за ним. В России такие резкие ослабления рубля в 2018 происходили в апреле, августе и сентябре, и все они были связаны с реальными или ожидаемыми санкциями против России со стороны США.

В целом в прошлом году российский рубль слабел в полном соответствии с негативными фундаментальными факторами, которые влияли на платёжный баланс. Прежде всего это касается санкций и других негативных геополитических факторов, связанных с Россией. Также на курс рубля к доллару сильно влияли притоки и оттоки иностранного спекулятивного капитала. Однако в Казахстане не было аналогичных фундаментальных причин, тем не менее тенге слабел вслед за рублём.

До начала волны санкций в России, в феврале – марте 2018 года курс тенге к доллару примерно находился в диапазоне 320–330, а курс тенге к рублю 5,6–5,7. По мнению Halyk Finance, в этот период времени курс тенге хорошо соответствовал фундаментальным факторам (прежде всего цене на нефть). Сразу после начала санкций тенге к рублю окреп и пару месяцев находился в диапазоне 5,2-5,3, что тоже примерно соответствовало новым реалиям, поскольку апрельские санкции в России напрямую влияли на её платежный баланс, и рубль должен был ослабнуть как по отношению к доллару, так и к тенге.

Однако после этого тенге постепенно слабел по отношению к рублю и на сегодня он вновь вернулся на уровень 5,6-5,7 тенге за рубль, хотя, после всех санкций, фундаментально должен был существенно окрепнуть против рубля. По расчётам департамента исследований Halyk Finance, при ценах на нефть $65-$70 за баррель курс тенге к рублю должен быть в районе 5,2-5,3, а по отношению к доллару – 340-360.

Одним из показательных примеров того, что прежнее руководство Нацбанка придерживалось политики слабого тенге, стали валютные интервенции в 2018. По официальной информации, валютные интервенции Нацбанка в прошлом году были только в сентябре, после резкого ослабления рубля в России. Как заявил сам регулятор, в период с 5 по 7 сентября 2018 в условиях отсутствия предложения иностранной валюты он осуществил продажу $520,6 млн, и доля его участия в эти дни составляла около 80% от общего объёма валютных торгов.

Здесь возникал вполне закономерный вопрос. Почему при вмешательстве Нацбанка на сумму в полмиллиарда долларов курс тенге к доллару ослаб сильнее, чем рубль?

С такой долей валютных интервенций в торгах на бирже (80%) в течение трёх ажиотажных дней Нацбанк мог не только сдержать ослабление курса тенге, но и развернуть его в обратную сторону. По моему мнению, то, что регулятор, имея все возможности остановить падение тенге, предпочёл обесценить его вслед за рублём, подтверждает, что Нацбанк старался поддерживать тенге слабым по отношению к российской валюте.

F: А в чём смысл поддерживать тенге слабым по отношению к рублю?

- Такая курсовая политика имеет много сторонников в Казахстане. Прежде всего, это выгодно правительству и сырьевым экспортерам, поскольку сочетание высоких мировых цен на нефть и слабого тенге дает мощную поддержку их доходам. НПП «Атамекен» тоже положительно смотрит на слабый тенге по отношению к рублю с целью поддержки роста конкурентоспособности казахстанских производителей в их борьбе с российским импортом.

За счёт искусственного занижения курса национальной валюты исчезает конкуренция – это своеобразный ценовой демпинг. В случае слабого тенге в паре с рублём искусственно завышаются цены на товары и услуги, импортируемые из России. Это даёт конкурентное преимущество отечественным компаниям, которые производят аналогичную продукцию.

Помимо ценовой защиты, искусственное обесценение курса нацвалюты означает более низкие зарплаты в стране в пересчёте на иностранную валюту, что тоже дает определённое конкурентное преимущество по сравнению с другими странами.

При этом, по мнению Всемирного банка и МВФ, несмотря на то что политика слабого тенге имеет определённые позитивные стороны, негативные последствия на порядок превышают положительные.

F: Плюсы очевидны. Так что с недостатками?

- В первую очередь искусственное занижение курса создаёт конкурентные преимущества за счёт роста инфляции и снижения благосостояния населения. Особенно сильно это сказывается в импортозависимых странах, таких как Казахстан. То есть происходит искусственное перераспределение доходов в экономике. Экспортёры (а они у нас прежде всего сырьевые), а также компании, занимающиеся импортозамещением, фактически «дотируются» за счёт населения, которое будет платить по более высоким ценам.

Другой негативной стороной является то, что ценовая защита экспортёров и производителей за счёт заниженного курса нацвалюты не приводит к росту качества и эффективности производства. Есть многочисленные международные исследования, подтверждающие это. Искусственная защита от конкуренции со стороны государства не стимулирует такие предприятия к самостоятельному развитию своей конкурентоспособности.

Ослабление валютного курса увеличивает цены и снижает спрос на импортные инвестиционные товары, прежде всего – на оборудование и комплектующие. С учётом того, что в Казахстане практически не производится сложное оборудование либо производится сборка оборудования почти целиком из импортируемых комплектующих, увеличение цен на инвестиционный импорт прежде всего будет негативно влиять на инвестиционные планы капиталоёмких и высокотехнологичных компаний.

Здесь тоже есть многочисленные международные исследования, которые говорят о том, что конкурентоспособность за счёт слабой национальной валюты актуальна только для простых и трудоёмких компаний и ограничивает рост капиталоёмких и высокотехнологичных. В качестве положительного примера заниженного курса национальной валюты часто приводят Китай. Однако и здесь исследования говорят, что в этой стране слабый юань способствовал росту простых и трудоёмких производств в период начальной индустриализации и урбанизации. А после достижения определённого уровня индустриализации занижение курса юаня стало помехой для экономического роста и диверсификации.

Другой негативной стороной слабого тенге является рост девальвационных ожиданий. Так, в январе 2018 доля опрошенных, которые ожидали, что тенге ослабеет по отношению доллару США, была 43,8% (минимальное значение в 2018). В результате политики Нацбанка этот показатель в январе 2019 составлял уже 63,3%, а в феврале вообще вырос до 68%.

Такие большие негативные тренды в девальвационных ожиданиях населения означают одно - снижение доверия к монетарной и курсовой политике Нацбанка, что в конечном итоге плохо скажется на всей экономике.

F: Так какую курсовую политику вы порекомендовали бы Нацбанку?

- Нацбанк прежде всего должен отойти от политики слабого тенге по отношению к любой валюте. Он должен приучать рынок, что тенге прежде всего зависит от нефти и совсем немного – от рубля. Например, когда из-за санкций в России резко слабеет рубль, то Нацбанк своими валютными интервенциями не должен давать тенге слабеть вслед за рублём, поскольку это не соответствует экономическим реалиям в Казахстане.

Поскольку рыночные цены на нефть волатильны, курс тенге к доллару также будет волатилен до тех пор, пока мы не сможем диверсифицировать нашу экономику. В такой ситуации очень важно развивать рынок инструментов хеджирования валютного риска (фьючерсы, форварды, свопы, опционы и так далее). Определённые шаги в этом направлении уже были сделаны, но мы пока ещё находимся на очень ранней стадии развития этого рынка.

F: И последний вопрос - по поводу базовой ставки Нацбанка. По вашему мнению, с учётом того, что перед новым руководством Нацбанка поставлена задача по стимулированию роста экономики, будет ли снижаться базовая ставка?

- Упрощённо говоря, базовая ставка состоит из двух компонентов: инфляции и реальной процентной ставки. Как Halyk Finance уже отмечал ранее, снижение темпов инфляции в январе и феврале этого года носит искусственный характер за счёт административного снижения коммунальных тарифов. Без учёта снижения тарифов месячная инфляция составила бы 0,8% в январе и 0,9% в феврале 2019, что выше инфляции в аналогичные месяцы прошлого года (в январе 2018 – 0,6% м/м, в феврале – 0,7%).

Таким образом, реальный рост инфляции по сравнению с прошлым годом не стал лучше. То есть если сейчас Нацбанк начнёт снижать базовую ставку, то он прежде всего будет уменьшать реальную ставку на рынке. Не буду вдаваться в теоретические подробности, но, по моему мнению, с учётом экономических особенностей Казахстана, у нас вполне можно снизить реальную процентную ставку при соблюдении нескольких обязательных условий:

  • Необходима эффективность и независимость монетарной политики Нацбанка.
  • Необходима прозрачность, предсказуемость и стабильность фискальной политики.
  • Необходимо чёткое согласование и тесная увязка монетарной и фискальной политик.
  • Курс тенге не должен быть искусственно ослаблен.

К сожалению, по всем этим необходимым условиям в Казахстане серьёзные проблемы. По поводу проблем фискальной политики Halyk Finance недавно выпустил отдельную аналитическую записку. Я считаю, что без решения этих проблемных вопросов и без реального уменьшения темпов инфляции снижение базовой ставки будет опасно для экономики.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19511 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
18 октября родились
Есжан Биртанов
заместитель председателя Национального банка Республики Казахстан, председатель совета директоров KASE
Елжан Биртанов
министр здравоохранения РК
Эдуард Огай
председатель совета директоров ТОО «Казахмыс холдинг»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить