«Тестостероновая бомба»: почему в январе на улицы вышли молодые мужчины

Какую роль в январских событиях сыграла структура населения Казахстана, рассуждает Аида Альжанова

ФОТО: Hasah Almasi/Unsplash

Трагические события января в Казахстане заставили вспомнить об «арабской весне» - волне протестов, прокатившейся в Тунисе, Египте, Йемене, Ливии, Алжире в 2011 году. Одним из факторов арабских событий стала демографическая ситуация, когда в структуре населения, группа молодежи возраста от 15 до 30 лет превалирует над всеми другими группами. Экономики этих стран не смогли предоставить молодым людям достаточно рабочих мест с достойным заработком, из-за чего те не могли вступить в брак, так как не имели средств на жилье и содержание семьи. А высокий уровень тестостерона у мужчин 18–24 лет и стрессы, вызванные социально-экономическими условиями, переводят сексуальную энергию в плохо управляемую агрессию, отмечает эксперт в области народонаселения Аида Альжанова.

Forbes.kz поинтересовался у эксперта, грозит ли Казахстану подобная «тестостероновая бомба» и какие в целом реформы демографической политики необходимы стране.

Аида Альжанова
ФОТО: Личный архив
Аида Альжанова

Аида, какова половозрастная структура населения Казахстана сегодня?

- В Казахстане медианный возраст — 31 год. Это значит, что половина населения, то есть 9,5 млн, моложе 31 года — это очень много и создает иждивенческую нагрузку на работающее население. Количество молодых людей от 15 до 29 лет, по данным Комитета по делам молодежи и семьи МИОР, составляет около 20% населения, или 3,7 млн человек. Из них чуть более половины — мужчины: до 30 лет количество мужчин в Казахстане больше, чем женщин.

Есть ли в этом опасность или, наоборот, выгода?

- Многочисленное население и высокая рождаемость хороши, когда в стране происходит экономический рост, тогда эти два фактора друг друга дополняют. Если роста не происходит, а в условиях недиверсифицированной сырьевой экономике это закономерно, то количество рабочих мест ограничено, и в таком случае быстрый рост населения — это всегда угроза. По оценкам экспертов, на сегодняшний день в мире около 60 стран с превалирующим молодежным населением, и большинство из них сотрясают социальные беспорядки и насилие. И хотя демографы согласны, что причинами конфликтов являются коррупция, этнорелигиозный экстремизм, бедность и слабые общественные институты, тем не менее считают, что неотъемлемым фактором любого конфликта является демография.

Большой сегмент молодого населения образует так называемый «молодежный бугор», и он в Казахстане будет расти, так как у нас после прохождения демографического «дна» в 1999 году с 2004–2005 годов начался значительный рост населения. Ожидалось, что с 2015 пойдет спад, потому что после девальвации население начало беднеть, но рост не только не замедлился, а даже увеличился. На мой взгляд, это связано с раздачей АСП (адресная социальная помощь), но поскольку исследований на эту тему не было, то степень влияния трудно определить. Это, конечно, только один из факторов, здесь играет роль и увеличение религиозности, и давление стереотипа, что у казахов должно быть много детей, и низкая оплата труда, и низкая занятость женщин на рынке труда и т. д.

Сейчас в детородный возраст вошло поколение из «демографической ямы» 1995–1999 годов: их мало, и у них должно быть мало детей. Но на деле снижения не происходит. Почему?

- Во-первых, у нас сдвинулся возраст рождения первого ребенка: женщины позже начинают заводить детей, и в настоящее время все больше детей появляется у 40-летних женщин. Это связано с улучшением медицины, кроме того, к 40 годам многие женщины уже состоялись как профессионалы и могут совмещать работу и деторождение.

Во-вторых, высокая рождаемость в группах внутренних мигрантов – переселенцев из села в город, которые воспроизводят сельские паттерны многодетности.

В-третьих, как бы у нас ни ругали здравоохранение, но сейчас выживают дети, которые раньше не должны были выжить: выхаживают даже 500-граммовых младенцев, а также спасают женщин, которые раньше бы умерли при родах. В целом постепенно увеличивается ожидаемая продолжительность жизни.

Свою роль сыграла и адресная социальная помощь, расширенная в 2019 году. Во время карантина семьи снизили потребление товаров и услуг и поняли, что даже относительно небольших пособий хватает, чтобы прожить.

В прошлом 2021 году в стране родилось 426 тыс. человек, то есть к середине 2030-х годов у нас будет огромная группа людей, которая потенциально может создавать турбулентность. И если мы сейчас не придумаем, что с ними делать – где и чему они должны будут учиться и где работать, то через 15 лет страну будут сотрясать события, подобные январским.

Наш молодежный бугор не такой большой, как это было в арабских странах, но если взять по регионам, то ситуация разная. На западе и юге — высокий бугор, в Алматы — относительно низкий, потому что большой сегмент населения 40+, но в абсолютных числах молодежи много – более 400 тысяч человек на небольшой территории. Кроме того, и мигранты — в основном молодые люди. А селятся они в основном по окраинам, формируя «пояс шахида», о котором писал Досым Сатпаев в своей книге «Коктейль Молотова. Анатомия казахстанской молодежи». Половозрастная разница наблюдается и по районам Алматы: в Медеуском - вообще нет молодежного бугра, а в Алатауском и Ауэзовском районах такой бугор, что мало не покажется. То есть там большая концентрация молодых людей, не охваченных образованием и хорошо оплачиваемой работой, - и это пороховая бочка, которая и взорвалась в январе.

Работа за границей может снизить накал «взрывоопасной» молодежи?

- Найти работу за границей у них не получится, потому что ниши там заняты теми же узбеками, таджиками и кыргызами, а наша молодежь неконкурентоспособна на их фоне. Они не будут за копейки работать. Помимо этого, у нашей молодежи есть четкое понимание того, что им, как гражданам Казахстана, принадлежат недра страны, и они в этом правы. А если им ничего не достается, значит виновато плохое управление страной. И пока власть не изменит ситуацию, не наладит диалог с этими группами, риск беспорядков будет сохраняться.

Внешними мигрантами могут стать только хорошо образованные казахстанцы, а их не так много.

Проблема ещё и в том, что наше государство не занимается вопросами демографии, нет ни одной структуры, которая бы занималась демографической политикой. У нас бюджетное финансирование выстроено так, как будто все люди одного возраста и пола. А ведь село в Усть-Каменогорске и село в Кызылорде — это два совершенно разных села, и у них разные потребности. Даже молодежь — это половина мужчин и половина женщин. Причем заметьте: женщины, кроме как на мирные марши и митинги, не выходят, ничего не громят, в отличие от мужчин. Это связано с тестостероном у мужчин.

Молодые люди дезориентрованы в идеологическом смысле - государство потеряло контроль над идеологической повесткой. Посмотрите, кто у нас лидеры общественного мнения, особенно у казахоязычной аудитории: какие-то фрики, эзотерики, псевдорелигиозные деятели, сексисты и националисты. Большинство молодых людей получали или еще получают образование в вузах, сотрясаемых реформами и при этом недотягивающих до международных стандартов. Их конкурентоспособность на рынке труда под большим вопросом, при этом у них повышенные ожидания - как-никак есть диплом. Они выходят на рынок труда в момент мирового кризиса, когда поиск рабочих мест проблематичен, что потенциально способствует росту протестных настроений у них. Кроме того, стоимость жилья в Казахстане сравнима с ценами в развитых странах, но уровень доходов значительно отстает. А бездомным, хоть женатым, хоть неженатым, все равно, какими способами выживать.

Но дорогое жилье только в городах, в селах оно дешевое. В таком случае что лучше: собирать молодых сельчан в города или каким-то образом удерживать их в аулах?

- Конечно, урбанизация — глобальный тренд. Но казахстанские внутренние мигранты не интегрируются в городскую среду, не принимают правила проживания в городе, а, наоборот, образуют свои группы, анклавы, иногда криминальные. Их рекрутируют наркодельцы, торговцы живым товаром и поставщики наемников. А почему государство не занимается рекрутингом молодежи? Ведь технология одинакова, только идея меняется: можно и к наркоторговле привлечь, и к борьбе за справедливость.

Отделы по делам молодежи акиматов не владеют такими технологиями, и до сих пор устраивают для мальчиков футбольные соревнования, а для девочек — кулинарные курсы. Почему бы не учить молодых людей профессиям завтрашнего дня - уже есть целый атлас таких профессий. Откройте рекрутинговые сайты — все ищут СММ-щиков, пиарщиков, продажников. Это специалисты с навыками коммуникаций в первую очередь - так учите этому! Нужны центры интеграции внутренних мигрантов, нужно распространять информацию: где можно устроиться на работу, где пройти курсы, как можно получить хорошее образование, каковы правила поведения в городе.

На глобальном уровне страны, включая Казахстан, приняли Цели устойчивого развития, в том числе направленные на искоренение неравенства и бедности. Это означает, что дети, вне зависимости от социального происхождения, не должны жить в нищете, испытывать на себе социальную дискриминацию. И это ответственность государства.

Я, например, считаю, что лучше не платить родителям пособия, а кормить детей в школах и колледжах, покупать им одежду и предметы для учебы и досуга, а родителей заставлять обучаться навыкам, востребованным на рынке. Бедные родители вряд ли смогут научить детей не быть бедными. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
27917 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить