Будет ли толк от государственной цифровизации экономики?

Утверждённая в декабре 2017 госпрограмма «Цифровой Казахстан» повторяет ошибки провалившейся форсированной индустриализации 2010-2014. Опять чиновники будут подменять частную инициативу, транжирить государственные деньги и выступать в роли «и швец, и жнец, и на дуде игрец»

Фото: © Depositphotos.com/eabff

Судя по проекту Стратегического плана развития Казахстана до 2025 года, утвержденному правительством, на данном этапе развития страны для перехода на новую модель экономического роста наши власти решили сконцентрироваться на внедрении основных элементов «четвертой промышленной революции». В международной практике это уже устоявшийся и признанный термин, который в основном подразумевает повсеместную цифровизацию экономики, включая производство, торговлю и услуги (как частные, так и все государственные).

На программу «Цифровой Казахстан» (как и в своё время на программу форсированной индустриализации) правительство возлагает очень большие надежды. В программе ни много ни мало говорится, что в течение 2018-2022 она позволит Казахстану создать условия для перехода на принципиально новую траекторию развития экономики и для масштабного и долгосрочного роста производительности труда и конкурентоспособности страны.

К сожалению, сравнение программы с международным опытом говорит о том, что программу постигнет такая же неудача, как это было по первой пятилетке индустриализации. Как и в тот раз, страна просто потеряет время, потратятся громадные государственные средства, а экономика как была, так и останется неконкурентоспособной и глубоко зависимой от экспорта сырья, с очень слабыми долгосрочными темпами роста. Давайте рассмотрим ключевые недостатки программы.   

У правительства серьёзные проблемы с изучением международного опыта

В программе «Цифровой Казахстан», как, впрочем, по многим другими госпрограммам, отсутствует адекватное изучение международного опыта. На сегодня вопросы цифровизации экономики (или четвертой промышленной революции) ставят перед собой многие страны, как развитые, так и развивающиеся. Многие страны утвердили похожие программы и стратегии, и у наших чиновников было достаточно материала, чтобы в деталях изучить различные подходы.

Однако, судя по направлениям реализации программы, её авторы плохо выполнили домашнее задание по изучению международного опыта. Кстати, за опытом далеко ходить не надо было. Россия утвердила свою программу «Цифровая экономика Российской Федерации» за пять месяцев до нашей, и в ней даже близко нет того, чтобы чиновники непосредственно сами занимались автоматизацией (цифровизацией) бизнеса.

Если посмотреть российскую программу, которая полностью соответствует международному опыту, то там главной ролью государства является создание экосистемы, в которой обеспечено эффективное взаимодействие бизнеса, научно-образовательного сообщества, государства и граждан с целью цифровизации экономики. Также правительство должно отвечать за создание необходимых и достаточных условий институционального и инфраструктурного характера, за устранение имеющихся препятствий и ограничений для создания и (или) развития высокотехнологических бизнесов и за недопущение появления новых препятствий и ограничений как в традиционных отраслях экономики, так и в новых отраслях и высокотехнологичных рынках.

В свою очередь программа «Цифровой Казахстан» подразумевает два вектора развития цифровизации. Второй вектор развития в чем-то похож на российскую программу, но тем не менее по сравнению с ней наша программа выглядит довольно сильно недоработанной и непродуманной. Однако в нашей программе больше всего удивил первый вектор развития, который звучит следующим образом:

«Цифровизация существующей экономики - обеспечение прагматичного старта, состоящего из конкретных проектов в реальном секторе, запуск проектов по цифровизации и технологическому перевооружению существующих отраслей экономики, государственных структур и развитие цифровой инфраструктуры».  

То есть наше правительство, которое запрещает своим чиновникам пользоваться смартфонами, собирается заниматься тем, чем не должно заниматься ни одно правительство, работающее в условиях рыночной экономики. Прежде всего речь идет о запуске проектов по цифровизации и технологическому перевооружению существующих отраслей экономики.

Опять чиновники будут заменять частные инициативы и предпринимательство

С точки зрения международного опыта, одной из ключевых рекомендаций является то, что государственные вмешательство (интервенции) в процесс индустриализации или цифровизации экономики должно быть непрямым. Правительство должно выступать в роли модератора процесса, но никак не менеджера и, хуже того, полноценного инвестора и исполнителя. Главную роль в индустриализации и цифровизации должен играть частный бизнес и человеческий капитал, а также частная, а не государственная инициатива.

Анализ программы «Цифровой Казахстан» показывает, что государство собирается делать полностью противоположное тому, что говорится в этой ключевой рекомендации. То есть чиновники уже выбрали проекты по цифровизации определённого бизнеса, дают льготные деньги на это, и они сами будут осуществлять эту цифровизацию (автоматизацию). При этом есть очень большие сомнения, что эти проекты дадут выгоду как для самого бизнеса, так и для роста всей экономики в целом. Давайте посмотрим несколько примеров из программы.

По упомянутому первому вектору развития программы правительством уже запланировано, что госкомпания «РД «Казмунайгаз» на собственные деньги внедрит проект «Интеллектуальное месторождение», а другая госкомпания - «Казатомпром» - внедрит у себя проект «Цифровой рудник». По этим проектам сразу возникает очень много вопросов. Однозначно эти проекты будут очень дорогими и, из-за нашей неистребимой коррупции, их стоимость будет гораздо выше рыночных цен. При этом есть очень большие сомнения, что был осуществлен детальный и глубокий анализ окупаемости этих проектов.

Вполне может быть, что в настоящее время именно из-за этого государство старается выкупить долю частных миноритарных акционеров в РД «Казмунайгаз». Если проект «Интеллектуальное месторождение» будет неэффективным и не будет давать требуемую норму прибыли, то миноритарии однозначно заблокируют трату денег на этот проект, а он уже утвержден в государственной программе.

Также я не удивлюсь, если главным подрядчиком и главным финансистом «умных» месторождений и рудников в госкомпаниях станут не частные, а другие государственные компании. То есть вполне возможно, государство будет осуществлять цифровизацию бизнеса во всех лицах, совсем без участия частного бизнеса.

В целом непонятно, какой мультипликативный эффект дадут эти государственные проекты в частном бизнесе и во всей экономике в целом. В отличие от государственных чиновников частные компании умеют рассчитывать свою выгоду и на автоматизацию своей деятельности их подталкивает жесткая конкуренция, а не чиновники из правительства. В век интернета их в последнюю очередь будет волновать, что там чиновники «замутили» в госкомпаниях.

Программа приведет к расширению участия государства в рыночной экономике

Задачи текущей программы индустриализации и новой программы по цифровизации экономики очень схожи. По программе индустриализации вопросами создания венчурных фондов и созданием условий для инноваций занимались структуры НУХ «Байтерек». В соответствии с программой «Цифровой Казахстан», теперь в то же самое время этим же будет заниматься еще и НИКХ «Зерде».

НУХ «Байтерек» ничем не прославился на поприще венчурных фондов и внедрения инноваций, но это особо не волнует правительство, и оно собирается создавать аналогичные подразделения в другой госкомпании. То есть теперь для выполнения тех же самых задач будет наниматься дополнительный штат и скорее всего с тем же самым нулевым результатом. Как в условиях неэффективного раздувания штатов можно добиться повышения производительности и конкурентоспособности экономики Казахстана, совершенно не понятно.  

В целом, в соответствии с госпрограммой, правительство собирается превратить НИКХ «Зерде» в еще один малоэффективный национальный холдинг, ответственный за цифровизацию Казахстана. При этом часть его задач уже сейчас вызывает очень большие вопросы.

Так, цифровизацией сельского хозяйства в основном будет заниматься «Зерде» (создание системы слежения за сельскохозяйственной продукцией и внедрение электронной торговли в АПК), и ожидается, что благодаря такой автоматизации рост объема экспорта продовольственных товаров за пять лет составит 69%. При этом остается непонятным, как заложенные в программе задачи, на которые будут тратиться громадные государственные деньги, вообще смогут повлиять на рост сельскохозяйственного экспорта, да еще на такую невероятную величину. 

Помимо всего прочего НИКХ «Зерде» будет отвечать за создание международного технопарка IT-стартапов (Astana hub) и развитие существующих акселераторов и инкубаторов. При этом правительство опять не извлекло уроков из очень негативного опыта парка информационных технологий «Алатау» в Алматы, главной целью которого как раз и было развитие цифровизации Казахстана. То есть снова и снова повторяется старая игра правительства - «не выполнил старые планы, забудь и напиши новые, еще более масштабные».

Забавно было обнаружить, что НИКХ «Зерде» также будет отвечать за создание и внедрение интерактивной панели цифровизации Казахстана для аппаратов президента и премьер-министра Казахстана. То есть, по всей видимости, на карте в точке внедренного проекта «интеллектуальное месторождение» будет гореть красная лампочка, показывающая «успех» такого проекта. Интересно, сколько денег налогоплательщиков будет потрачено на этот проект и какую пользу он принесет в повышении производительности экономики?!

В Великобритании в 2017 утвердили индустриальную стратегию, которая в основном относится к цифровизации экономики. Вы можете представить, что стало бы с премьер-министром этой и любой другой развитой страны, если бы он заказал аналогичную бесполезную интерактивную панель, чтобы отслеживать процесс цифровизации в стране? Почему только в таких бессмысленных моментах наше правительство впереди планеты всей? 

Цифровизация экономики не имеет смысла без структурных реформ

Слишком большая доля и роль государства в рыночной экономике, неразвитые предпринимательство, свободная конкуренция и рыночные отношения в стране являются главными структурными проблемами Казахстана. Программа «Цифровой Казахстан» еще больше усиливает эти негативные аспекты со всеми негативными последствиями. По своей сути эта госпрограмма опять будет представлять собой «распил» денег, заработанных на продаже нефти. Её очень трудно назвать кардинальной реформой, которая приведет к резкому росту конкурентоспособности страны. Однако для того чтобы войти в 30 развитых стран, Казахстану очень нужен именно быстрый рост и кардинальные реформы.

Повторю еще раз, если власти хотят успешно провести индустриализацию или цифровизацию экономики, то сначала надо решить структурные проблемы, описанные выше. Также обязательным условием успеха является окончательная и бесповоротная победа над коррупцией и наличие верховенства закона.

В свою очередь, все такие глубокие структурные преобразования экономики могут быть осуществлены только в результате кардинальных политических реформ. Необходимо осуществить политическую либерализацию так, как это записано в стратегии «Казахстан 2050». В рамках стратегии надо инициировать реальную политическую конкуренцию. Необходимо осуществить реальное (а не косметическое) разделение государственной власти между независимыми друг от друга (но и в достаточной мере друг друга контролирующими) ветвями: законодательной, исполнительной и судебной.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8655 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
19 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить