Блокчейн и криптовалюты в Казахстане: закон и налоги

Технология цепочки блоков, позволяющая избежать тотальный государственный контроль, пришлась по вкусу поколению фриланса и цифровой экономики. Стремительный рост котировок виртуальных валют привлек всеобщее внимание, и сегодня блокчейн – тема, которая не оставляет равнодушным никого: об этом говорят президенты и министры на международных форумах, ее обсуждают коллеги и друзья за чашечкой кофе

Майнинг биткойна.
Иллюстрация: © Depositphotos.com/urban_light
Майнинг биткойна.

Простота добычи и торговли привели к высокой капитализации криптовалют, которая составляет миллиарды долларов. Это, в свою очередь, привлекает как киберпреступников (обитателей даркнета, основателей картелей и финансовых пирамид), так и представителей традиционных банковской и инвестиционной сфер. Поэтому регулярные высказывания руководителей государств, центральных банков, правоохранительных и фискальных органов о необходимости запрета либо контроля «финансовых инструментов» на основе блокчейн вполне ожидаемы. Очевидно, что первоочередной задачей является создание правового поля для блокчейн-инструментов.

Сегодня операции с криптовалютами разрешены в ряде стран –в Германии и Японии биткойн (Bitcoin) уже является законным платёжным средством. А, к примеру, в России, несмотря на активное внедрение криптовалюты в качестве средства платежа, с одной стороны, «в связи с отсутствием обеспечения и юридически обязанных субъектов операции по «виртуальным валютам», такие операции признаются спекулятивными.

Как же достичь баланса между свободой использования блокчейн и при этом не позволить мошенникам нажиться на людском азарте в условиях новой экономики? «Эйфория, скепсис, расширение применения, коррекция ожиданий, повсеместное использование» – в этой цепочке принятия новой технологии сейчас Казахстан находится, пожалуй, на стадии активного перехода от скепсиса до расширения сферы применения.

Отсутствие правового поля для использования криптовалюты создает ряд нерешенных вопросов: должно применяться вещное право либо обязательственное, каков порядок выставления судебного требования, каковы налоговые последствия?

При определении правовой квалификации криптовалюты выбор, главным образом, стоит между деньгами, запасами, финансовым инструментом и нематериальным активом. Ни одно из этих понятий, однако, не отражает всецело сущности этого цифрового актива, имеющего функционалом ни только платежность, но также и инвестирование.

Неопределенность в правовой квалификации криптовалюты сохраняется и в отношении признания таковой в целях налогообложения. Так, в рамках проекта нового Налогового кодекса РК, принятие которого почти завершено, вопрос о признании криптовалюты также не нашел ответа. Но если даже адаптировать текущее налоговое законодательство РК к цифровой экономике, точкой отправления все же необходимо считать признание криптовалюты с точки зрения международных стандартов финансовой отчетности (МСФО).

Согласно текущему налоговому законодательству РК, если иное не установлено таковым, доходы, расходы, активы и обязательства в целях налогового учета должны быть признаны в соответствии с МСФО. В свою очередь, МСФО предусматривает различные виды активов – денежные средства, денежные эквиваленты, финансовые инструменты, основные средства и инвестиционное имущество, запасы и нематериальные активы. Учитывая основные критерии для признания того или иного актива в части перечисленных видов, полагаем, что по своей природе признание криптовалюты в качестве «нематериального актива» является наиболее приближенным к реалиям.

Рассмотрим все варианты более подробно.

На наш взгляд, признание в качестве «денежных средств» исключено, ведь криптовалюта не выпускается каким-либо правительством и не обеспечивается таковым, а высокая волатильность курса исключает возможность признания в качестве «денежного эквивалента».

«Финансовый инструмент» также исключается, так как криптовалюта не предоставляет обладателю договорного права или обязательства получить денежные средства или иной финансовый актив.

Очевидно, что в отсутствии физической формы, криптовалюта также не может быть признана «основным средством» либо «инвестиционным имуществом».

Криптовалюта может быть признана «запасами», так как таковые не обязательно предполагают физическую форму, однако торговля криптовалютой проходит не настолько часто, чтобы таковая считалась обычной деятельностью компании и, как результат, лишь при прохождении теста по признанию «запасов» криптовалюта может быть признана в составе таковых.

И, наконец, рассмотрим отнесение криптовалюты к «нематериальному активу», который может быть продан, обменен или передан, не является денежным средством либо неденежным активом и не имеет физической формы. Учитывая все варианты, можно предположить, что признание криптовалюты может быть как в составе «запасов» при выполнении определенных условий теста, так и в качестве «нематериального актива».

Несмотря на то, что признание криптовалюты в качестве «нематериального актива» в соответствии с МСФО облегчило бы налоговую задачу в рамках первоначального признания фиксированного актива, не стоит забывать, что последующий учет фиксированных активов осуществляется по группам, формируемым согласно классификации, установленной уполномоченным государственным органом по техническому регулированию и метрологии РК.

В данной классификации (ГК РК 12-2009) такой подвид как «криптовалюта» в разделе «нематериального актива» не предусмотрен, впрочем, как и излюбленная всеобъемлющая подсекция «прочее» либо «другое». И даже при условии применения метода исключения, в соответствии с которым фиксированные активы, не отнесенные к иным группам, должны быть признаны в группе IV, учитывая высокую волатильность курса, определение срока полезной службы такого нематериального актива является сомнительным, что осложняет последующее признание в налоговых целях.

Так, в соответствии с текущим налоговым законодательством, к фиксированным активам не относятся нематериальные активы с неопределенным сроком полезной службы, признанные таковыми и учитываемые в бухгалтерском балансе компании в соответствии с МСФО. Это исключает начисление вычета по амортизационным отчислениям для исчисления корпоративного подоходного налога.

Принимая во внимание, что, в соответствии с МСФО, нематериальный актив может оцениваться по справедливой стоимости, в случае если для него имеется активный рынок, изменение справедливой стоимости в бухгалтерском учете должно признаваться в составе прочего совокупного дохода. При этом, по текущему налоговому законодательству РК, таковое изменение необходимо игнорировать для целей налогового учета.

Налогооблагаемое событие в этом случае наступит лишь при отчуждении такого нематериального актива (криптовалюты), то есть в момент, когда реализуется прирост стоимости либо убыток от выбытия такого нематериального актива. Определение размера такого прироста/убытка также можно считать скорее суждением, нежели фактом, как и размышления, описанные выше. Ведь концептуально один из китов, на которых базируется текущее налоговое законодательство – это наличие подтверждающих документов. При условии, что криптовалюта подразумевает «виртуальность», дальнейшее будущее криптовалюты в условиях текущего налогового законодательства весьма туманно.

На что еще следует обратить внимание? Создавая криптовалюту или токены, компании предлагают инвесторам купить их посредством ICO (первичное размещение криптовалют). Рост ICO, помимо больших финансовых потоков, также привлекает пристальное внимание государственных регуляторов. В отношении такого «краудфандинга» единой позиции в мире нет. Так, к примеру, Китай и Южная Корея запрещают ICO, а США, Сингапур и Гонконг объявили «бой» компаниям, деятельность которых не соответствует законодательству этих стран. Некоторые другие страны пока ограничиваются созданием комиссий для изучения данного вопроса и противоречивыми заявлениями.

Очевидно, что юридическая квалификация криптовалюты, блокчейн и ICO потребуют внесение изменений в законодательство, и мы уже наблюдаем активный интерес Казахстана в этом направлении. Нельзя не согласиться, что при выборе регулятивных мер в отношении криптовалюты остается вопрос не только о правовой квалификации, но и об определении правовых последствий, о возможности межгосударственного сотрудничества, и, соответственно, о локальных исключениях из национального правового поля по данному вопросу.

В завершение отметим, что, с одной стороны, нельзя допустить образования финансовых пирамид с большим количеством обманутых непрофессиональных инвесторов. С другой стороны, криптовалюта и блокчейн преображают экономику мира, позволяя, среди прочего, небольшим стартапам быстрее пройти путь от идеи до реализации. Кто знает, сколько будущих мультимиллиардных гигантов стартуют сейчас с ICO за несколько биткойнов?

Алия Токпаева, Виктория Тян - эксперты департамента Tax & Legal, Deloitte

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

 

Статистика

3513
просмотров
 
 
Загрузка...