Эффект портмоне

Финтех-компании делают ставку на токенизацию платежных карт

ФОТО: © Depositphotos.com/Nomadsoul1

В июле нынешнего года на сайте Лондонской фондовой биржи появилась информация о том, что Kaspi Pay – «дочка» ведущей казахстанской IT-компании Kaspi.kz – заключила соглашение о приобретении 100% украинской Portmone Group. «Мы ожидаем, что эта сделка будет завершена в IV квартале 2021 года при условии ее одобрения антимонопольными органами Украины и Казахстана и Национальным банком Украины», – пояснили тогда в Kaspi.kz.

Portmone – межбанковская платежная система, один из крупнейших игроков на рынке своей страны. Украинский бизнесмен Игорь Горин основал компанию в 2002 году. Изначально он планировал облегчить согражданам процесс оплаты «коммуналки». Со временем компания стала расширяться и оказывать другие услуги вроде P2P-переводов и эквайринга для бизнеса. В 2019 году число активных пользователей Portmone достигло 5 млн человек, а объем транзакций – 100 млн гривен. Более 7 тыс. субъектов бизнеса используют эту платежную систему регулярно. По данным украинского Forbes, сумма сделки, вероятнее всего, может достигать $15 млн.

Прямыми конкурентами Portmone на рынке Украины являются такие платежные системы, как NovaPay, iPay.ua, EasyPay, а также банки. При этом существует статистика, что население страны предпочитает пользоваться наличными деньгами – 44% средств обналичивается. На Украине низкий уровень проникновения электронной коммерции в розничной торговле – всего 8%. Уровень проникновения смартфонов не превышает 70%.

«Приобретая платежную компанию Portmone на Украине, мы закладываем основы для того, чтобы играть ведущую роль в цифровой трансформации всего региона. У нас много планов, и мы с оптимизмом смотрим в будущее», – пояснил Forbes Kazakhstan глава Kaspi.kz Михаил Ломтадзе.

В частности, продукты B2B включают интернет-эквайринг для продавцов, интернет-решения white label и мобильные платежи для банков, а также агрегирование счетов для поставщиков услуг и дают Kaspi.kz платежную лицензию и аккредитацию Visa и Mastercard на Украине.

«Мы ожидаем, что сделка будет завершена в последнем квартале 2021 года после одобрения антимонопольными органами Украины и Казахстана и одобрения Национального банка Украины». – отметил Ломтадзе.

Плацдарм для экспансии?

Независимый финансовый аналитик Расул Рысмамбетов отмечает, что у Kaspi, безусловно, есть преимущество перед большинством конкурентов на Украине, однако это непростой рынок с достаточно сложным законодательством. «Маловероятно, что Kaspi планирует забирать большую долю на рынке Украины. Скорее это проверка ряда моделей на европейском рынке для дальнейшего продвижения в Польшу, Чехию и другие восточноевропейские страны. Восточная Европа – потенциальная точка роста. Не знаю границ амбиций Kaspi, но после проверки ряда моделей в Азии и Европе, возможно, самое время расширять свою платежную систему – при нынешнем менеджменте это вполне выполнимая задача», – комментирует эксперт.

Данную точку зрения поддерживает аналитик инвестхолдинга «Финам» Леонид Делицын, который говорит, что такой проект, как Kaspi (Portmone), может стартовать в одной стране и распространиться на страны с близким состоянием отрасли и поведением потребителей. Собеседник приводит в пример австралийскую систему AfterPay и шведскую Klarna, которые начали постепенно захватывать американский рынок BNPL (покупки в рассрочку – Buy now, pay later). «Поскольку основная инвестиционная идея в Kaspi – это быстрый рост, компании нужно демонстрировать выход на рынки других стран. Приобретение Portmone способствует решению этой задачи. На украинском рынке основную роль играют глобальные платежные системы и финтех-проекты, и Kaspi тоже будет позиционироваться в этом качестве. Главная задача, на мой взгляд, которую ставят себе в Kaspi, – не «отъесть» на рынке крупную долю, а просто войти с достоинством и показать качество», – конкретизирует Делицын.

В любом случае выход Kaspi.kz на новые рынки, в сторону Запада, говорит о том, что компания не боится конкурировать с международными технологичными игроками. В интервью для Forbes Ukraine управляющий директор инвестиционно-банковского департамента Concorde Capital Сергей Чуйкин заявил, что Kaspi.kz – звезда мирового финтеха, и выход на Украину через покупку местного сильного игрока с хорошей долей рынка вызывает у него интерес. В то же время сооснователь monobank Олег Гороховский, комментируя сделку, отметил, что если в платежах и переводах Kaspi ждет сильная конкуренция, то в эквайринге компании придется «познать все прелести вмешательства государства в регулирование этого рынка и поконкурировать не только с нами и «Приватом», но и с Apple Pay и Google Pay».

Напомним, в октябре 2020 года Kaspi провел долгожданное и очень успешное IPO на Лондонской фондовой бирже, сразу став «единорогом». За время после размещения на бирже капитализация компании выросла с $6 млрд до $21 млрд благодаря росту финансовых показателей. По данным компании, в 2020 году количество ежемесячных активных пользователей составило 9,1 млн человек (+59% в годовом выражении), а по итогам шести месяцев 2021 года достигло 10,2 млн.

Всегда под рукой

Возможно, покупка украинского Portmone казахстанским игроком имеет еще одну важную цель – быстро получить доступ к современным финансовым технологиям. Portmone первым в своей стране запустил в августе 2020 года токенизацию и спустя год имеет хороший опыт работы с технологией. Токенизация позволяет заменить номер платежной карты токеном (цифровым кодом), который используют при обработке платежей. Таким образом, интернет-покупатель не афиширует свои платежные данные и защищает их от мошенников. Токенизация помогает онлайн-коммерции увеличивать уровень покупок. Клиенты чаще заходят в магазины, снижается проблема просроченных, утерянных или заблокированных карт. По сути, на Украине Kaspi.kz купил свой местный аналог – быстрорастущую компанию с серьезными региональными амбициями лидера.

Батыржан Исмухамбетов
ФОТО: архив пресс-службы
Батыржан Исмухамбетов

Как начинается путь финансовых «единорогов»? Чаще всего с бойких стартапов, желающих сказать собственное слово на тесном поле финтех-индустрии. Forbes Kazakhstan познакомился с одним из таких проектов. Казахстанский предприниматель, CEO TypiPay Батыржан Исмухамбетов успешно развивает одноименный финтех-стартап, совмещающий функции мессенджера и платежной системы. Дипломированный экономист, выпускник Нархоза и бывший работник телекоммуникационного сектора, он понимает, как развивать такой гибридный проект. В мае TypiPay привлек финансирование на российском рынке и начал работать в тестовом бета-режиме.

По словам Исмухамбетова, TypiPay – прежде всего коммуникационный сервис. Он предлагает стандартный набор услуг: обмен сообщениями, контактную базу, создание групповых чатов, аудио- и видеозвонки. По сути – обычное чат-приложение. Но у разработчиков большие планы. «Мы с уважением относимся к таким проектам, как Telegram и Facebook. И видим в себе амбиции и силы попробовать предоставить аналогичные по качеству и технологическим возможностям сервисы», – заявляет Исмухамбетов.

Однако в среде телекоммуникационных сервисов идет жесткая борьба. Есть высшая лига – десяток компаний, обеспечивающих телекоммуникационный сервис по всему миру (Telegram, WhatsApp, WeChat), а также вторая лига и дивизионы пониже. У сервисов из высшей лиги существует пороговый индикатор – аудитория должна превышать 50 млн пользователей. Исмухамбетов отмечает, что на рынке чат-приложений есть два фактора, которые на 99,9% не дают зайти на рынок новым игрокам. Первый – это насыщенность контактной базы. Если вы скачаете WhatsApp, у вас будет 300 и более контактов, с кем вы можете переписываться. Когда же вы скачиваете новый мессенджер, – не важно, казахстанский он или нет, – у вас будет значительно меньше контактов и базы коммуницирования, поясняет собеседник. Второй фактор – пользовательская привычка. Когда человек пользуется мессенджером давно, он привыкает к его опциям, нарабатывает базу контактов. Вероятность того, что человек перейдет на новый сервис, крайне мала.

Каждый сервис должен нести для пользователя добавленную стоимость, убежден Исмухамбетов. «В нашем случае мы видим большую перспективу в совмещении двух важных вещей. Помимо коммуникационного сервиса это финансовые отношения с людьми, когда вы можете обмениваться деньгами в чате», – добавляет он. По его мнению, для пользователя это нестандартный опыт. Переводами занимаются, как правило, банковские сервисы, но их проблема состоит в том, что они привязывают к себе клиента. TypiPay предлагает другой вариант. Сервис выпускает дебетовую карту без идентификации личности по номеру телефона, не привязывая ее к себе. Такие карты действуют по принципу анонимного электронного кошелька и используются для платежных транзакций. В зависимости от степени раскрытия персональных данных к ней добавляются и другие опции, например снятие наличных денег.

Платежные переводы невозможны без участия банка-оператора. В России в партнеры выбран Московский Индустриальный Банк. В Казахстане TypiPay начинает работу в интеграции с RBK Bank, тиражируя коммуникационный сервис и давая возможность удаленно открыть карту банка. Подписчики получат стандартный набор услуг – переводы через приложение банка и непосредственно в чате, перевод денег на карты других банков и пополнение карты, бесконтактные и QR-платежи, оплата товаров и услуг через интернет, возможность видеть свой баланс и движение средств. По сути, уточняет собеседник, компания стремится к тому, чтобы технически стать мобильным банком и помочь банкам-партнерам тиражировать их карточный бизнес.

До Казахстана разработчики «прогулялись» с TypiPay по 148 странам. Общее число регистраций превысило 2,7 млн. Количество пользователей, не удаливших приложение, составило около 500 тыс. человек, число месячных активных пользователей – примерно 100 тыс.

Мессенджеры и социальные сети должны вербовать все новых пользователей, чтобы развиваться и монетизировать базу клиентов. В долгосрочной перспективе на лояльность влияет, то, какую пользу они приносят потребителю. И денежные операции в мессенджере в этом плане очень символичны, так как являются результатом доверия. «Когда мессенджер начинает предлагать финансовые сервисы, люди обычно не удаляют такое приложение. Когда мы получаем в магазине или кофейне дисконтные карты, то часто держим их в сумке, в портмоне, в ящике стола на работе. Не выбрасываем, но и не пользуемся. Получается эффект портмоне. Когда вы скачиваете TypiPay, то финансовый инструмент всегда под рукой», – объясняет Исмухамбетов.

В настоящее время разработчики не планируют монетизировать проект. Исмухамбетов глубоко убежден: если ставить экономику и прибыльность на первый план, то пользы от проекта не будет. «Мы не берем комиссию за перевод и не зарабатываем на проекте. Более важно заработать доверие пользователей. Потребитель это видит, ценит и как минимум не удаляет приложение», – говорит собеседник.

Но ошибкой будет думать, что проекты, подобные TypiPay, – бессребреники финтех-рынка. Проект привлек венчурных инвесторов. Им не важно, зарабатывает ли компания в данный момент. Главное, чтобы она масштабировала бизнес и увеличивала капитализацию. Когда проект начнет зарабатывать, венчурный инвестор продаст свою долю более крупному стратегическому или портфельному инвестору.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5857 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторах:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить