Среднее образование Казахстана: 3/4 педагогов не должны учить детей

Попыток реформирования отечественной системы образования за годы независимости было предпринято больше, чем в отношении любой другой отрасли или сферы. Насколько эти реформы были эффективны, в особенности для среднего общего образования – вопрос дискуссионный

Иллюстрация: © Depositphotos/nuvolanevicata

Предоставление среднего образования в большинстве стран является конституционной обязанностью государства. Государственные расходы на образование различаются от страны к стране, но чем менее экономически развита страна, тем ее доля в ВВП значительна: наибольшая доля у Маршалловых островов (15,8% в 2019 году) и Соломоновых островов (12,8% в 2020 году). Средний мировой показатель доли государственных расходов на образование составил 3,7% (2019 год), тогда как в Казахстане – 3,4%, но по итогам 2021 года она достигла 4,4%.

За период 2000-2021 годов государственные расходы Республики Казахстан на образование выросли в реальных темпах в 7 раз, тогда как вся экономика страны имела рост 3,2 раза. Расходы бюджетов регионов в большей степени относятся к среднему образованию, которое финансируется за счет трансфертов республиканского бюджета. Показатель удельных расходов местных бюджетов на одного учащегося в реальном выражении в СКО, Костанайской и Жамбылской областях вырос за анализируемый период почти в 10 раз.

Образование – рынок

Образование – бизнес, в особенности в сфере среднего образования. Объем казахстанского рынка основного общего и среднего образования за 10 лет вырос в номинальном выражении в 4 раза до 2,1 трлн тенге. Количество зарегистрированных предприятий в сфере образования увеличилось на 60%, в том числе количество частных (включая иностранные) – в 3 раза. В общей численности предприятий образования частные организации стали превалировать в общей численности предприятий образования, тогда как доля государственных уменьшилась за анализируемый период с 71% до 44%.

Государство создало преференциальный налоговый режим для организаций образования, имеющих лицензию на занятие образовательной деятельностью: они освобождены от уплаты КПН, НДС и, в некоторых случаях налога на имущество.

Также много говорилось о низкой оплате труда у педагогов. В течение двух последних лет правительство Казахстана повышало зарплату педагогов – на 25% с января 2020 и на 25% с начала 2021 года. В своем послании народу Казахстана президент заверил, что в течение следующих трех лет на эти цели будет направлено 1,2 трлн тенге. В 2021/2022 учебном году учителям помимо общего повышения на 30–50% увеличены доплаты за наличие квалификационной категории. При полной учебной нагрузке зарплата педагогов по должностям в 2021 году составила: педагог-мастер — 373 тыс. тенге; педагог-эксперт — 312 тыс. тенге; педагог-модератор — 272 тыс. тенге; молодой учитель (без категории) — 213 тыс. тенге. Необходимо отметить, что государственная императивность увеличения зарплаты педагогам смогла улучшить ситуацию, но их заработок все еще ниже среднего уровня по экономике. Если за 2019 год разрыв заработных плат учителей среднего образования (2 и 3 ступень) от заработной платы в целом по экономике составил 28%, то за 2020 год уже 12%, за 2021 год – 6%, а по итогам трех кварталов 2022 года – только 5%.

С 2018 году в стране реализуются инициативы по внедрению подушевого финансирования в системе дошкольного и среднего образования. Основной целью инициативы стало привлечение частного капитала на образовательный рынок; в итоге объем инвестиций в сферу образования за 2018-2021 годы вырос в 1,4 раза. Количество проектов по линии государственно-частного партнерства выросло за 10 лет на 15%.

Сами школы в рамках инициативы подушевого финансирования получили возможность самостоятельного контроля бюджета без оглядки на райОНО и использования накопленных амортизационных отчислений на улучшение материально-технической базы, оснащения спецкабинетов необходимым оборудованием (кабинеты химии, физики, биологии, географии, информатики).

Все эти позитивы, однако, контрастируют с качеством нашего среднего образования.

Растёт ли качество нашего среднего образования?

Измерением качества образования в стране занимается Национальная система оценки качества образования, которая прошла несколько стадий развития: в 2005-2011 годах существовал ПГК (промежуточный государственный контроль), в 2012-2020 годах – ВОУД (внешняя оценка учебных достижений), с 2021 года – МОДО (мониторинг образовательных достижений обучающихся). Концептуально данные виды контроля идентичны: проверяется грамотность чтения, математическая и естественно-научная грамотность. Во всех формах идет контроль учеников 4 и 9 классов, в ВОУД были добавлены 11 классы и 3 курс вузов, в МОДО одиннадцатиклассников и третьекурсников заменили на второкурсников колледжей. Если в ПГК были санкции в отношении школ с низкими результатами в виде внеочередной госаттестации, то в ВОУД и МОДО как таковые правовые последствия для школ вообще отсутствуют.

Результаты ВОУД за 2016-2019 годы не отличались позитивной динамикой: четырехклассники в среднем достигали 2/3 от максимального балла, девятиклассники – чуть больше половины от максимума, а по одиннадцатиклассникам наблюдалась негативная тенденция снижения по годам среднего балла. Наблюдался разрыв между регионами с высокими и низкими результатами: для четырехклассников – в среднем около 8 баллов, для девятиклассников и одиннадцатиклассников – в среднем около 30 баллов. Динамика средних баллов ВОУД говорит о том, что качество образования, по крайней мере за 2016-2019 годы, особо не улучшилось. В 2019 году среди регионов чьи баллы по ВОУД были ниже среднереспубликанских, выделяются три «богатых» региона, являющихся донорами республиканского бюджета, в которых ВРП на душу населения (показатель благосостояния региона), в разы превышают среднереспубликанский уровень: Атырауская, Мангистауская и Астана.

В 2021 году на место ВОУД пришел МОДО, который был направлен на оценку уровня функциональной грамотности обучающихся в контексте обновления содержания образования. В рамках МОДО для получения обратной связи с участниками оценки и стейкхолдерами проводится анкетирование учеников, педагогов и руководителей школ. Результаты показали, что четвероклассники опять на высоте – средний балл составил 20,9 или 70% от максимально возможного. Средний балл девятиклассников составил 63% от максимального, причем они проиграли четырехклассникам по грамотности всех трех срезов (чтение, математика и естественные науки). Это должно настораживать, так как грамотность на «тройку» для детей, завершающих неполное среднее образование, может создать проблемы в получении профессионально-технического образования.

В разрезе регионов результаты МОДО за 2022 год аналогичны результатам ВОУД и показали разрыв между наиболее высокими и низкими результатами: для 4 классов он составил 3,5 балла или 11% выполнения заданий, для 9 классов – 10 баллов. Причем по ВОУД (2019) и по МОДО четырехклассники Алматы набирали наивысший средний балл по стране. Четырехклассники Астаны за 2019 год (ВОУД) были в четверке лидеров по наивысшему баллу, тогда как по МОДО оказались на последнем месте. Аналогично, по девятиклассникам Астана, которые по ВОУД имели результаты выше среднереспубликанского, тогда как по МОДО – на третьем месте с конца. Также регионы с показателями благосостояния выше среднего (среднереспубликанского) плелись в хвосте: это – Астана и Атырауская область. Результаты МОДО по Астане диссонируют с тем фактом, что в столице сконцентрировано множество частных школ, учреждений дополнительного образования и более комфортная среда обитания.

Результаты ВОУД и МОДО демонстрируют наличие региональных диспаритетов развития образования даже внутри регионов. Например, сельские школьники ВКО, Кызылординской, Костанайской областей показали более успешные результаты, чем городские школьники ЗКО, Атырауской и Туркестанской областях. В Шымкенте, Атырауской и Туркестанской области, средние баллы которых по МОДО не дотягивали до среднереспубликанского уровня, результаты школ с углубленным изучением – лицеи и гимназии, были ниже или на уровне обычных общеобразовательных школ. Как говорится, зачем платить больше?

Это то, что касается внутренней оценки или как сама себя оценивает система. Казахстан участвует в международном исследовании функциональной грамотности PISA (Programme for International Student Assessment) для 15-летних, где также, как и ВОУД и МОДО, оценивается читательская грамотность, математика и естественные науки. Согласно результатам PISA, среди 78 стран наше среднее образование вообще в аутсайдерах: Казахстан расположился на 62 месте в нижней когорте (ниже 450 баллов) стран вместе с Азербайджаном и Боснией и Герцеговиной. Сравнивать с передовой группой стран со скорингом выше 500 баллов, где расположились все развитые страны, смысла нет, но мы оказались ниже средней группы стран со скорингом 450-500 баллов, имеющих сопоставимый уровень ВВП на душу населения в номинальных долларах (по данным Всемирного банка): Россия, Беларусь и Турция. В когорте стран с низким скорингом PISA из 18 стран, занимающих места выше Казахстана, 8 стран имеют ВВП на душу населения ниже нашего: Сербия (44 место), Молдова (51 место), Черногория (54 место), Албания (55 место), Иордания и Мексика (56 место), Таиланд (60 место), Колумбия (61 место).

Любая система оценки образования создана не только для того, чтобы оценить качество знаний учащихся, но и показать конкурентные преимущества. Современная мировая экономика – это конкуренция между странами. PISA как раз показывает наше место в глобальной конкуренции. Мы не большие сторонники утверждения, что при СССР у нас была самая лучшая система образования, но показатели Казахстана оказались намного ниже стран ОЭСР и собственных результатов прошлых лет. За 2015-2018 годы по математике произошло снижение на 57, по естественным наукам – на 59 и читательской грамотности на 40 баллов.

Оценка любой системы образования базируется на множестве факторов, таких как учебная программа, маттехобеспечение, климат и благосостояние семьи обучающегося и т.д. Все эти неизвестные уравнения в какой-то мере решаются государством, обществом и родителями, но качественный состав педагогов всегда является «больной» темой для любой страны, независимо от уровня экономического развития.

Качество образования ученика = качество образования учителя

Согласно статистике, за 2000-2021 годы число педагогов общеобразовательных школ выросло на 34%, что привело к уменьшению нагрузки на одного учителя с 12 человек до 9 человек. Страны, имеющие уровень ВВП на душу населения ниже нашего, но находящиеся выше нас по рейтингу PISA, имеют большую нагрузку на 1 учителя: Молдова – 10 человек, Турция – 17 человек в 2017 году, Таиланд и Колумбия – 26 человек, Албания – 11 человек в 2018 году, Мексика – 17 человек, Иордания – 12 человек.

Бытует мнение, что большинство абитуриентов выбирают в последнюю очередь педагогические специальности (как запасной вариант) и идут туда, если не проходят на более востребованные специальности. Так, за последние 5 лет по педагогическим специальностям подготовлено свыше 200 тысяч специалистов, при этом по специальности трудоустроены лишь 27,5% выпускников. Как итог, молодежь не слишком хочет идти работать в школу даже с учетом относительно хорошей заработной платы – доля учителей в общей численности учителей в возрасте старше 45 лет составляет более 1/3, а доля молодежи до 24 лет – 20%.

И в экономике вроде бы есть спрос на учителей – по данным портала enbek.kz почти 9% вакансий относится к области «Образование и воспитание». Вопросы с качественным составом частники решают банальным переманиванием высокими заработками учителей из флагманских школ (РФМШ, НИШ и т.д.).

Понятно, что политики руководствуются постулатом диалектического материализма – количество в качество и наоборот. Но необходимо признать, что педагогов достаточно и системе образования не нужно столько выпускников педагогических вузов и колледжей, если они не идут работать в школы, а ей следует сконцентрироваться на повышении качества существующих.

Но даже имеющиеся педагогические кадры не всегда соответствуют представлениям родителей их подопечных. Национальное квалификационное тестирование (НКТ) организуется Национальным центром тестирования совместно с организацией UStudy на основе договора ГЧП. По данным компании Ustudy, которая проводит НКТ для педагогов, только 26% из 176 тыс. участвовавших учителей в 2022 году набрали пороговый балл.

Оценка – дело субъективное, но в этом-то и задача системы оценки, чтобы показать полную картину и отсеивать случайных «пассажиров». Получается, что почти ¾ педагогов не соответствует требованиям или не должны учить детей. Санкция за провал НКТ – пока понижение категории и, соответственно, оклада. За один раз всех не заменишь. Система мотивирует учителей работать над собой.

Таким образом, казахстанскую систему среднего общего образования финансируют в достаточном объеме, заработная плата приближается к средней по экономике, но качество образования и учителей оставляет желать лучшего.

Шансы на успех сельских школьников и резильентные школы

Статистика показывает, что доля выпускников сельских школ, поступивших на грант в вузы, достаточно высока. Приведем один пример, который, не смотря на сложные сельские условия, является показателем успешности и большой надежды.

Школа находится в 350 км от Алматы, численность жителей села порядка 3 тыс. человек. Ежегодно 15-20 выпускников 11-х классов сдают ЕНТ, средний балл 105. В прошлом году 100% выпускников поступили в вузы на грант. При этом, в селе нет репетиторов или каких-либо курсов. Уровень жизни значительно ниже городского, образование родителей школьников в основном среднее и на базе колледжей/училищ. В западной литературе такие школы называют «превосходящими ожидания» (schools performing beyond expectations) или резильентные школы. В них низкий уровень благосостояния учеников – большинство семей с невысоким уровнем образования и дохода. Вопреки сложному контексту, резильентные школы достигают заявленной цели – «повышение жизненных шансов учащихся». Происходит это благодаря педагогам школ, которые на безвозмездной основе, за счет только собственной инициативы готовят детей к поступлению в вузы. При этом интернет в данном конкретном селе практически отсутствует (испытано на себе). В селе вода подается только по определенным часам, зачастую внутренние туалеты не работают (просто нет воды), хотя санузлы есть. Школа для села является центром притяжения и развития. Родители всегда поддерживают педагогов и детей в любых начинаниях. Могут помочь сшить костюмы для выступлений безвозмездно, испечь пироги для школьной ярмарки…одним словом – моральная поддержка детей и педагогов!

Извечной проблемой, стоящей перед любой системой образования, является качество знаний и умений, с помощью которых выпускники могли быть конкурентоспособными не только на внутреннем, но и на внешнем рынке труда. Станет ли наше образование конкурентоспособным? Для решения этого вопроса необходимо предложить следующее.

1. Патронаж и спонсорство крупных компаний. Закрепить за каждой крупной компанией одну школу. Чтобы это были не только регионы с большими горнодобывающими производствами (нефтянка и добыча металлов), но и регионы с уровнем ВРП на душу населения ниже среднереспубликанского уровня.

2. Организация HR службы в школах. Они должны сопровождать педагога по его карьерной лестнице как в бизнесе. Эти службы должны сопровождать и планировать карьеры учителей. Необходимо создать общереспубликанский банк данных учителей. Наиболее перспективных двигать выше, чтобы он/она мог (могла) дойти до должности министра просвещения.

3. Поддержка сельских школ и сельских территорий в части реального обеспечения интернетом и элементарных санитарных условий внутри школы.

4. Оценить и переформатировать институт повышения квалификации педагогов с упором на качество; курсы должны быть по новым методам преподавания в школе.

5. Районные и областные методслужбы должны и обязаны помогать педагогам при прохождении НКТ и в части подготовки портфолио педагога. На деле, районные отделы образования, «закрывают» путь к категории, требуя «победителей олимпиад областного, республиканского уровня» и «авторские программы».

6. Провести масштабное исследование по резильентным школам в целях получения инсайтов для принятия эффективных политических решений в сфере среднего образования и масштабирования опыта резильентных школ.

Жаныбек Айгазин, генеральный директор AERC

Гульнар Кусиденова, учредитель GL talimger

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
52169 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить