Лирики в почете

Как авантюрный эксперимент стал успешным образовательным проектом

Жания Аубакирова
Фото: Андрей Лунин
Жания Аубакирова

Просторное фойе авторской школы Жании Аубакировой наполнено звуками классической музыки и щебетом учеников, которые высыпали на перемену из кабинетов. Появляется сама Аубакирова – знаменитая пианистка, народная артистка Республики Казахстан, ректор Казахской национальной консерватории имени Курмангазы. Ее сопровождает молодой человек. «Это наш проектный менеджер, – официально лаконично представляет его Аубакирова и вдруг с теплотой добавляет: – Он хочет многое изменить в нашей школе».

Впрочем, причина теплого отношения босса выясняется довольно быстро: «проектный менеджер» – это ее младший сын Алмас Сапаргалиев. Сдержанность тоже объяснима: не хочется давать лишний повод для выводов – «пристроила отпрыска». На самом же деле перед нами разворачивается пока еще редкое для Казахстана явление, когда управление семейным делом переходит от представителя одного поколения к другому.

Баскетболисты из «музыкалки»

Авторская школа Жании Аубакировой появилась в Алматы в 1994-м. Сейчас принято считать те годы «лихими» и «темными». «Но я не ощущала драматичности момента, – вспоминает собеседница. – У меня тогда появились семья, дети. Правда, концертов стало намного меньше. И я, как многие, поняла: надо делать что-то еще. Но что?»
Кардинально менять свою жизнь музыкант не собиралась, а решила идти по проторенной родителями дорожке – в образование (отец был академиком НАН, экономистом, мать – профессором филологии; в КазНУ в честь каждого из них названы зал заседаний и аудитория). Идея создания своей школы появилась в результате общения с товарищем – Архимедом Искаковым (один из самых известных педагогов Казахстана, основатель первой частной «Школы Архимеда»).

После согласования с Министерством образования и акиматом Алматы было решено начать проект на базе музыкальной школы имени Прокофьева. С $10 тыс., полученными от знакомых бизнесменов, Аубакирова, по ее словам, приступила к «чистому эксперименту». «Я не была специалистом по общему образованию, – рассказывает она, – и не могла быть уверена в конечном результате. Так что в этом присутствовала значительная доля авантюризма, что, впрочем, характерно для бизнес-мышления».

Фото: архив пресс-службы

Главная идея заключалась в том, чтобы музыкальное, творческое образование гармонично сочеталось с традиционным учебным планом. «Не хотелось воспроизводить такую же модель, как, например, у специализированных школ для особо одаренных детей, нацеленных на раннюю профессиональную ориентацию. Так, в совершенно замечательной школе имени Куляш Байсеитовой мы изучали все обычные дисциплины, но они давались в усеченном виде. После ее окончания мне хотелось иметь более обширные знания в других сферах, помимо музыки, более широкий взгляд на мир», – объясняет Аубакирова.

Первый набор – 100 человек – был сделан легко без всякой рекламы. Как утверждает собеседница, они вообще никогда не платили за «раскрутку» – это бесплатно делало сарафанное радио. Первый год брали за обучение по $100 в месяц и едва свели концы с концами. На следующий год оплату подняли в 2 раза, и никто из родителей детей из школы не забрал.

«Казалось бы, мы ничего оригинального не предлагали: баланс творческих и стандартных дисциплин. Но наша школа становилась все известнее, дети – более открытыми, творческими, уверенными в себе. Первые годы мы, если честно, побаивались участвовать в олимпиадах по общеобразовательным предметам, но, когда решились, ученики стали побеждать в них», – говорит Аубакирова.

Она вспоминает, что самым невероятным для них событием стали победы… в баскетболе: «Так уже сложилось, что моя школа в общественном сознании – музыкальная. Даже муж поначалу шутил: «У вас все, кто не хромает, тот в команде». Но ребята стали выигрывать, брать призовые места на городских и региональных соревнованиях».

Чтобы создать условия для развития занятий физкультурой и спортом, к зданию, которое было приспособлено в первую очередь под музыкантов, пришлось пристроить спортзал. Для удешевления строительства школа купила куполо­образные ангары наподобие аэрокосмических и установила их возле основного корпуса, прорубив вход.

«Мы стараемся формировать разносторонний тип образования. От нас можно, конечно, в консерваторию, но можно и на инженерный, математический. Наши выпускники находят себя в самых разных профессиях – в медицине, финансах, менеджменте. Я не ожидала такого разброса специальностей, думала, они будут больше гуманитариями, – признается Аубакирова. – Однако в итоге не так много ребят выбирает профессию музыканта, хотя каждый получает индивидуальное музыкальное образование для общего культурного развития, для получения навыков игры на разных инструментах».

Успехи выпускников в разных сферах основатель школы объясняет так: большая доля творческих занятий дает более интенсивное и глубокое развитие личности. Эта концепция, выработанная ею еще в 90-е и заложенная в основу авторской методики, сейчас подтверждается многими педагогами, психологами, бизнесменами, главами компаний.

«Если в начале нулевых все ударились в «технократию», то теперь по-новому осознают ценность гуманитарного образования», – отмечает Аубакирова. Она понимает, что экономика прежде всего ждет «физиков», а не «лириков», но убеждена, что если «физики» не будут одновременно и «лириками», то не смогут значительно продвинуться в профессии, быть успешными. «Человек создан гармоничным, – считает она. – Нельзя, чтобы у него одна часть мозга работала активно, а другая не использовалась, была подавлена».

Свою роль в успешном развитии учеников школы сыграло и отношение к ним со стороны педагогов. «Приходили ко мне некоторые учителя устраиваться на работу – казалось, блеск-красота. А мне сразу не нравилось – чувствовалась жесткость, склонность к тоталитарности. Я совершенно не переношу комсомольско-директорский стиль. Важно, чтобы педагоги были не только грамотными, но и добрыми. У нас дети свободные, к ним не на словах, а на деле относятся с уважением», – подчеркивает Аубакирова.

Компетенции для будущего

Основатель перестала заниматься оперативным управлением школы, оставив за собой лишь решение стратегических вопросов, еще в 1997-м, когда ее назначили ректором консерватории. Руководить школой поручила Айнагуль Енсебаевой, философу по образованию. Аубакирова называет Енсебаеву системно мыслящим специалистом, умело контролирующим как учебные, так и экономические, производственные процессы. Отмечает, что вот уже 24 года они работают душа в душу: «Никогда между нами не было больших разногласий. Айнагуль полностью восприняла мою идею и реализует ее вместе с почти 120 педагогами и воспитателями. Это очень большая удача – найти такого партнера-единомышленника».

Алмас Сапаргалиев
Фото: Андрей Лунин
Алмас Сапаргалиев

Тем не менее перемены уже постучали в двери заведения. Они пришли вместе с Алмасом Сапаргалиевым, который сам окончил эту школу, отучился в КИМЭПе и теперь вернулся, чтобы начать реформы. «Он мне напоминает саму себя 25 лет назад – у него еще нет опыта неудач», – улыбается Аубакирова.

Алмас согласен с идеей, что творческий, нестандартный подход к решению ситуаций нужен во всех профессиях. «Чем хорошо творчество на ранней стадии развития детей? – задается он вопросом и сам на него отвечает: – В творчестве нет очевидных правильных решений – здесь ты сыграл правильно, а здесь нет. Есть внутреннее ощущение, как надо сыграть, то есть мир не воспринимается однобоко. Однако в общеобразовательной системе все слишком стандартизировано: ответил, когда образовалось Казахское ханство, – «пять», допустил одну ошибку в контрольной – «четыре», две – «троечка». Не принимаются во внимание индивидуальные особенности ученика, его мысли. Школа не готовит детей к многогранной жизни».

Устоявшаяся система подразумевает оценку знаний ребенка по определенным предметам. В школе Жании Аубакировой решили отойти от этого и оценивать ребят по уровню развития личностных характеристик, компетенций, чтобы растить успешных людей, способных жить в меняющемся мире.

«Раньше я думал, что успешность у определенных людей в крови, от рождения. Но затем стал изучать, как, к примеру, воспитать любознательность. Оказалось, что да, мы рождаемся с любознательностью и главное – не задушить ее. Та атмосфера, в которую мы попадаем с детства, очень сильно влияет на наше будущее. Есть родители, которые все запрещают. А есть те, кто создает безопасную среду и позволяет познавать. На уровне школы то же самое. Даже традиционная система рассадки за партами сковывает детей или эти замечания: «Не вертись!», «Подожди со своими вопросами!» Преподаватели хвалят только за то, что приводит к хорошим оценкам. Но важнее вознаграждать поиск, путь к результату, интересные вопросы, попытки выйти за рамки привычного», – считает Алмас.

В школе определили девять компетенций, которые будут развивать у детей. Это любознательность, креативность, критичность, сострадательность, осознанность, целеустремленность, коммуникативность, коллективизм, гражданственность. «Мы прописали каждую компетенцию. Например, критичность – это способность анализировать информацию и идеи, формулировать обоснованные аргументы и выносить суждения. Эта компетенция подразумевает умение четко мыслить, беспристрастно взвешивать представленные доказательства, – поясняет собеседник. – Если раньше в школах требовали от детей исключительно учиться на пятерки и четверки, то сейчас мы разрабатываем новую систему оценок и будем требовать другое. Надеюсь, и результат окажется иным. Звучит на первый взгляд утопично, но, если получится, наши выпускники будут обладать новыми качествами, смогут конкурировать с роботами, искусственным интеллектом».

Все педагоги школы подключились к платформе Google-Classroom, позволяющей им осваивать информационные технологии в образовании и внедрять их в работу. Вскоре к платформе будут подключены и все дети, которые смогут получать задания онлайн, смотреть образовательные видеоматериалы, сдавать через нее домашние задания и многое другое.

«Мы установили по всей школе Wi-Fi-точки, чтобы и учителя и ученики могли бесплатно подключаться к интернету. Педагогам раздали айпады. Уже появились вопросы: «Зачем мы нужны ученику, если через интернет он может получить всю информацию?» На самом деле роль учителя трансформируется, вскоре он станет профессионалом, задача которого не в том, чтобы передавать знания, а в том, чтобы выявлять таланты детей и способствовать их развитию», – объясняет Алмас.

Для этих целей школа меняет не только виртуальную среду, но и реальную. «Плата за обучение была единственным источником дохода все 24 года нашего существования. Всю прибыль мы реинвестировали. Сейчас активно вкладываем в развитие зон самостоятельного обучения, чтобы перейти на новый формат. Он предполагает, что ученики большую часть времени будут самостоятельно или в группах изучать предметы, выполнять проекты, сами ставить себе цели. В хозпомещении мы создаем IT-зону; большой концертный зал на 360 мест, который пустовал 90% времени, переформатируем в универсальное пространство, где смогут заниматься дети», – рассказывает собеседник.

Новый формат с акцентом на самостоятельное и проектное обучение позволит снизить нагрузку на учителей, при этом им увеличат зарплату. Кроме того, в школу привлекут специалистов разных профессий, которые будут обучать ребят новым компетенциям.

«У меня в голове есть итоговая картинка, какой я хочу видеть нашу школу, – говорит Алмас. – Это безопасная либеральная среда, где дети самостоятельно и осознанно выбирают предметы, которые хотят изучать, где нет «обязаловки», где есть все инструменты для достижения целей, условия, позволяющие с интересом познавать мир».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
519 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 июня родились
Жанар Калиева
предприниматель
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить