Чем чревато для Казахстана падение мировых цен на нефть

В Казахстане падение мировых цен на нефть вызвало настроения, близкие к панике. Как-то всё совпало – пикирующий рубль, зависимость от которого национальной валюты доказана не одной девальвацией, резкий рост инфляции, добавленный к постфевральской продуктовыми санкциями России против ЕС и Украины, и на этом фоне – обесценивание главного продукта, которым мы интересны миру (в прошлом году нефть дала Казахстану 57% доходов от экспорта)

Фото: forumdaily.com

Оптимизм монетарных властей, заявивших, что тенге будет чувствовать себя комфортно и при 50 рублях за доллар, и при $60 за баррель, спокойствия не прибавляет (особенно при воспоминании, что февральская девальвация проводилась при цене $108,9 за баррель и курсе 35,5 рублей за доллар). Тем более что перед глазами – пример стран СНГ, не имеющих такого подарка судьбы, как энергоносители...

Джеймс Роджерс.

Кризис перепроизводства или геополитический?

Есть разные версии того, почему цены на нефть начали резкое снижение именно сейчас. Джеймс Роджерс, известный инвестор, посетивший не так давно Казахстан, считает, что во всем виновата политика:

«По моему мнению, некие грязные игры происходят в нефтяной сфере. Могу сказать, что сейчас есть несколько сообществ: те, кто ненавидит Россию, те, кому США указали ненавидеть Россию, а также часть американского истеблишмента, которая пытается быть любезной с Ираном».

Впрочем, Роджерс – советник российского госбанка ВТБ, подпавшего под западные санкции, и активный инвестор в российские компании.

Казахстанские участники рынка склонны отводить главную роль рыночным факторам.

«С одной стороны, усилия по получению нефти из сланцев стали приносить плоды, особенно в Северной Америке, которая все больше потребностей покрывает из внутренних источников. С другой – темпы роста китайской экономики снижаются, уже нет былых двузначных показателей. В меньшей мере считаю виновной в происходящем мировую политику или картельные сговоры между странами. Такие усилия могут приносить краткосрочные результаты, но не определять и противостоять глубинным тенденциям в мировой экономике. Это все равно что пытаться остановить поезд», – говорит председатель совета директоров «Visor Holding» Айдан Карибжанов. При этом он уверен, что никакого «технологического прорыва» не произошло и роль нефти как энергоносителя и сырья для нефтехимии в глобальной экономике остается прежней.

Согласья нет

Между тем, инструментов, способных помочь нефтедобывающим странам вернуть цены хоть немного назад, не так много. Международное энергетическое агентство (IEA) снизило свой прогноз роста спроса в 2014 до самого низкого с 2009 уровня, а ОПЕК, судя по всему, не станет сокращать объемы добычи, чтобы не потерять свою долю на азиатском рынке, где конкуренция растет всё больше. По данным IEA, в сентябре 2014 ОПЕК довела объемы добычи до 30,66 млн баррелей в сутки, что более чем на 300 тыс. баррелей превышает показатели августа и является наивысшим показателем за последние 13 месяцев. Надежд, что ноябрьская встреча ОПЕК изменит ситуацию, всё меньше: представители Саудовской Аравии на недавних встречах с участниками нефтяного рынка и аналитиками дали понять, что страна готова к тому, что в ближайшие год-два цены на нефть будут ниже $80/барр. Правда, после этого саудовский принц Альвалид бин Талал, миллиардер и инвестор, владеющий значительными долями в компаниях от News Corp до Citigroup, назвал идею, согласно которой королевство может выдержать более низкие цены на нефть, чем $100/барр., «катастрофичной».

Министр нефти Кувейта Али аль-Омаир не видит шансов для сокращения добычи странами ОПЕК еще и потому, что это не обязательно приведет к нужному результату – поскольку этого не сделают США и Россия. Естественной поддержкой для цен может стать, по словам аль-Омаира, уровень $76–77/барр.

Тем временем в самих Штатах, которые конспирологи обвиняют в намеренном «сажании» нефтяных цен, уже началось бегство инвесторов из компаний, занимающихся сланцевой нефтью, – несмотря на данные Службы энергетической информации, согласно которым большинство нефтедобывающих компаний будут получать прибыль даже при цене $60/барр. Сланцевая нефть (торгуется дешевле сорта WTI на $4–7) недавно опустилась ниже $80/барр., что подтолкнуло игроков к продаже акций. Фонд SPDR S&P Oil and Gas Exploration and Production ETF (XOP US), который отслеживает динамику торговли компаний этой отрасли, потерял почти треть стоимости по сравнению с июнем.

Есть ли жизнь ниже $80 за баррель?

В Казахстане, по словам бывшего министра нефти, а ныне вице-министра энергетики Узакбая Карабалина, себестоимость барреля составляет в среднем $50.

Динмухамет Идрисов.

Председатель совета директоров холдинга «Ордабасы» Динмухамет Идрисов, в этом году удачно, на пике цен, продавший нефтяную компанию «Матен Петролеум» китайско-нидерландской Sino-Science Netherland Energy Group, говорит, что для казахстанской нефтянки рубежной является цена $80/барр.

«Для некоторых месторождений (легкая нефть, низкая обводненность) $60–70 тоже рентабельно, но в основном для наших нефтяников ниже $80 очень критично, – утверждает он. – Потому что, кроме себестоимости, хватает других обязательств (кредиты, капитальные вложения). До $80 большого беспокойства быть не должно: сейчас надо оптимизировать все расходы, не снижая добычу. Хеджировать цену, считаю, смысла нет».

Айдан Карибжанов полагает, что проблемы нефтедобытчиков коснутся всех.

«Важнее даже не падение доходов, а ожидание этого падения: в таких условиях сокращается потребление, снижается инвестиционная активность (надо учитывать, что за падением цен на нефть неминуемо последует девальвация), – объясняет он. – Особо отметил бы сектор luxury и девелопмент. Государство будет вынуждено секвестировать некоторые «необязательные инвестиции» в квазигосударственный сектор, сделать его более компактным, а в последние годы вокруг него сложилась целая квазисервисная индустрия».

По словам же Идрисова, 30–35% всей выручки отрасли уходило на налоги и другие платежи государству.

Глава Visor Holding, впрочем, полагает, что «это будет интересный момент для инвесторов»:

«Cash is the King – ликвидность упадет, а активы подешевеют, оживут сделки M&A, если, конечно, падение цен не будет усугубляться политической турбулентностью. Что касается крупных нефтетрейдеров, эти компании имеют такой огромный опыт операций в разных странах и при разных уровнях цен, что для них только открываются разные интересные возможности, связанные с торговым финансированием, предфинансированием и так далее».

В свою очередь, глава «Ордабасы» надеется, что снижение рентабельности в добыче наконец поможет развитию обрабатывающего сектора:

«Сейчас самое время активнее заниматься программой ФИИР. Надо инвестировать в те отрасли, где мы сможем добиться максимальной добавленной стоимости: в переработку сырья до конечной продукции. Просто сборка автомобилей нам многое не дает (сейчас, думаю, просто пошлину замещает) – надо увеличивать локализацию, производить шины, стекла, пластмассы. У нас много возможностей в сельском хозяйстве, в транзите».

А вот прихода частных инвесторов в строительство НПЗ ждать пока вряд ли стоит, считает Карибжанов.

«НПЗ – это необходимая часть бизнеса для крупных нефтяных компаний, инструмент превращения сырой нефти в деньги, – говорит он. – Сам бизнес НПЗ низкомаржинальный. В мире практически не осталось независимых компаний нефтепереработки, downstream. Чтобы этот бизнес был выгоден сам по себе, нужен огромный оборотный капитал или очень низкие цены на нефть, чтобы нефтедобывающие компании отдавали ее в виде товарного кредита. Реконструкция НПЗ будет оставаться долгосрочным малорентабельным «инфраструктурным» проектом».

Айдан Карибжанов.

Первые ласточки

По октябрьским прогнозам МВФ, мировая экономика в 2014 вырастет на 3,3%, что на 0,1 п. п. ниже предыдущего прогноза, российская – всего на 0,2%. По мнению Айдана Карибжанова, уровень зависимости Казахстана от нефти сопоставим с российской, но экономика лучше готова к падению цен на сырье:

«Во-первых, глубина действительно полезных и нужных реформ в 90-х годах у нас была больше, и сейчас это дает свои плоды. Во-вторых, наша экономика компактнее, более управляема и менее инерционна. В-третьих, мы не несем такого колоссального бремени военных расходов. Кроме того, санкции против России, вначале казавшиеся несерьезными, в условиях кризиса сырьевых цен стали чрезвычайно болезненными. А нас они касаются опосредованно и в гораздо более доброкачественном виде. У нас много общего, но есть и особенности «повестки дня». То же постепенное снятие санкций с Ирана – очень плохая новость для России и очень позитивная в долгосрочном плане для нас, поскольку открывается еще один маршрут для экспорта большой нефти. Для нас катастрофой был бы doom scenario в отношениях между Россией и Западом, при котором закрылся бы экспорт через Новороссийск. Но, надеюсь, этого не произойдет».

Однако, несмотря на то, что падение цен еще практически не успело попасть в статистику, ухудшение макроэкономических показателей Казахстана проявилось уже по результатам августа. За восемь месяцев 2014 внешнеторговый оборот РК сократился на 9,1% – с $88,5 млрд до $80,5 млрд, в том числе экспорт – на 6%, импорт – на 14,7%. Экспорт в Россию упал вообще на 20%. По предварительным оценкам, рост ВВП составил 4% против 5,7% прошлого года. Снизились в основном нефтедобыча, цветная металлургия и машиностроение. Промышленность сократилась на 0,2%. Инвестиции в основной капитал тоже росли медленнее, чем в прошлом году, – на 5,5% против 7,9%. Росли лишь сфера услуг, строительство и сельское хозяйство (в основном животноводство). По году прогноз роста ВВП – 4,3% против прошлогодних 6%. Прогноз по нефти снижен до 81,8 млн тонн при плане 83 млн тонн. В целом от экспорта страна в этом году получит за год на $5,3 млрд меньше, чем рассчитывала.

Министр национальной экономики Ерболат Досаев 22 октября представил парламенту поправки в бюджет 2014, со снижением доходов на 420,7 млрд тенге и увеличением дефицита с 2,3% до 2,6% к ВВП. Размер гарантированного трансферта из Национального фонда остался на утвержденном уровне – 1480 млрд тенге, однако плюс дополнительные целевые трансферты в 325 млрд тенге. Что подвергнется секвестру – пока неясно. Между тем, уже прозвучала цифра, правда, пока только от аналитиков - при цене около $70 за баррель возникнут проблемы с поступлениями в Нацфонд.

…А тем временем

Динамика цен на нефть марки Brent (август 2013 - ноябрь 2014)

Источник: компания Альпари.

В понедельник, 17 ноября, фьючерсные контракты на европейскую нефть марки Brent со сроком экспирации в январе в очередной раз проверили на прочность поддержку в области $78,40/барр., прежде чем на рынке стали появляться покупатели, двинувшие котировки немного выше в район $79,20. Одновременно американский сорт WTI торговался более активно. После касания к отметке $73,50 на рынок стали активно выходить покупатели и подтянули котировки вверх более чем на 2% в область $75,80. Разница в стоимости между контрактами сократилась до $3,49.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


редактор по рейтингам журнала Forbes Kazakhstan

 

Статистика

12009
просмотров