Раимбек Баталов: Семиречье может кормить весь Казахстан

В четверг, 27 августа, известный казахстанский бизнесмен, глава Raimbek Group Раимбек Баталов высказал своё мнение о происходящих в экономике Казахстана событиях на бизнес-завтраке с представителями деловых СМИ

Фото: Серикжан Ковланбаев
Раимбек Баталов.

Молочные реки Киргизии

Глава Raimbek Group Раимбек Баталов начал встречу не с обсуждения последствий отпуска в тенге в свободное плавание, как ожидали журналисты, а с открытия границы РК с Киргизией в рамках вступления этой страны в ЕАЭС.

- Открытие границ с Киргизией негативно повлияет на алматинские компании и алматинский рынок в связи с тем, что у нас не совсем равные условия по налогообложению, по импортным пошлинам, по акцизам, - объяснил бизнесмен. – По некоторым группам товаров мы будем испытывать достаточно серьёзную и не совсем равную конкуренцию, и не факт, что от этого выиграет потребитель.

Речь идёт, в первую очередь, о молочной продукции – в Казахстане считается, что отечественная «молочка» проигрывает киргизской и в качестве, и в цене.

- Вопрос качества молока тоже важен, потому что никто не скрывает, что Киргизия производит и закупает (в том числе в Китае - не очень качественное) сухое молоко. Тем более что практика показала, что Комитет по защите прав потребителей не может проверять предприятия на территории других стран. Хотя нас-то проверяют вдоль и поперек!, - подчеркнул Баталов.   

Конечно, от членства Киргизии в ЕАЭС есть для казахстанских бизнесменов и плюсы: Raimbek Group давно присутствует на рынке КР и теперь может экономить время и деньги на растаможке. Однако минусы, по мнению Раимбека Баталова, всё же более ощутимы.

- Мы понимаем, что это политическое решение, что было много переговоров на межгосударственном уровне, но мы не видим, что была какая-то аналитика, просчитывающая, как повлияет на экономику Казахстана, на наш бизнес открытие границ с Киргизией на тех условиях, которые существуют сейчас, - признался спикер.

К слову, вступление Казахстана во Всемирную торговую организацию, кажется, волнует руководство компании гораздо меньше, чем открытие казахстанско-киргизской границы.

- Я бы рассматривал членство в ВТО не с точки зрения повышения конкурентной среды для отечественных компаний. Бояться, что на наш маленький 17-миллионный рынок положат глаз иностранные компании, которые начнут выдавливать нас с рынка, не стоит. Важнее то, что мы не знаем, на каких условиях вступил Казахстан в эту организацию, - сказал Баталов.

Впрочем, не так страшен для бизнеса и ЕАЭС, как казалось на первый взгляд. По крайней мере, именно интеграция с соседями позволила в своё время группе выйти на российский рынок и закрепить там свои позиции, несмотря на то, что спрос в этой стране на соки (ими торгует Raimbek в РФ) с начала 2015 упал на 15%.

- Падение рубля на нас не отразилось, потому что у нас с россиянами валютный контракт, мы фиксируем цены по биржевому курсу, - рассказал управляющий партнер Raimbek Group Сергей Полухин. – Кстати, недавно мы зашли в российскую сеть «Дикси» и представлены сейчас в 1,4 тыс. торговых точек в Москве, а до конца года будем представлены в 2,5 тыс. точек сети в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Также нашу продукцию можно найти в приграничных с Казахстаном российских городах, в Новосибирске, Перми, Тбилиси.

Сергей Полухин.

На потребительском дне

Вдобавок к сложностям с Киргизией у казахстанского бизнеса прибавилось головной боли после девальвации тенге, хотя Раимбек Баталов считает, что новый курс – это скорее хорошо, чем плохо.

- Нам как компании девальвация не была очень выгодна с точки зрения себестоимости продукции. Этот аргумент – на одной чаше весов, - разложил он ситуацию. – На другой чаше – наш открытый рынок. Наш основной конкурент – Россия, и после девальвации рубля мы потеряли в пользу российских компаний свою долю рынка – от 10% до 20% по разным видам продукции. Это очень много. В итоге от девальвации, на наш взгляд, плюсов всё-таки больше. Лучше поздно, чем никогда.

Кстати, это повышение курса тенге к доллару казахстанцы, по данным аналитиков Raimbek Group, восприняли без паники.

- Обычно после девальваций наблюдался всплеск продаж – народ активно закупался. На этот раз после установления нового курса розничный рынок повёл себя спокойно. Если говорить образно, то в феврале 2014 за день можно было сделать месячную выручку, а сейчас – двухдневную, - сообщил Сергей Полухин. – Зато удивительно, что на этот раз был большой всплеск посетителей в барах и ресторанах Алматы.

- Мне кажется, люди закупают товары, когда имеют «жирок». А этот «жирок» во время предыдущих девальваций практически рассосался. Наверное, есть деньги на «чёрный день», но тратить их люди уже не хотят, - вставил Раимбек Баталов.

Производители и поставщики зафиксировали значительное снижение продаж в розничном сегменте ещё до нового курса тенге.

- Потребительский спрос с начала 2015 уже упал на 15-20% в пищевой отрасли и на 30-50% - в категории non-food. Мне кажется, это дно, и затем будет меняться корзина потребления, - предположил управляющий партнер Raimbek Group. – Потребители продукции премиум-класса скорее всего своих привычек не изменят. А вот те, кто потреблял продукцию средней ценовой категории, перейдут на продукцию эконом-класса, позволяя себе хорошие товары только по особенным случаям. Люди меняют свои предпочтения, к примеру, покупая более дешёвые нектары, а не натуральные соки.

- Повышение курса доллара скажется на многих производителях, которые зависят от импорта, и мы, к сожалению, вынуждены будем поднимать цены. Но пока мы этого не делали. Мы теряем маржу, но не хотим терять своего клиента и долю рынка, - продолжил тему Баталов. – Хотя казахстанские фермеры нам заявляют, что поднимут цены на сырое молоко на 30%, потому что «курс выровнялся, нам Россия больше не конкурент».

На этом фоне особенно тревожно выглядят мнения отдельных экспертов о том, что власти страны будут увеличивать налоговую нагрузку для бизнеса, тем более, что недавно министр национальной экономики Ерболат Досаев предложил рассмотреть возможность введения розничного налога для улучшения администрирования розничной торговли и общепита.

- Мне кажется, что в период кризиса усиливать налоговое администрирование и повышать налоги как минимум недальнозорко, - деликатно прокомментировал слухи Раимбек Баталов. – Пример – Алматы. Мы понимаем, что немалая часть МСБ, скажем так, не всё показывает по налогам. Недавно в городе работала бригада из Астаны – человек 200 несколько месяцев анализировали работу и поступления налогов с рынков, торговых центров, бутиков. Как в народе говорят, «кошмарили» бизнес. Наверное, в этом есть плюсы. Но немало предприятий МСБ уже начинают закрываться, и бюджет Алматы в 2016, мне кажется, несколько пострадает от этого. Эффект усиления налогового администрирования в период кризиса, корректировки курса тенге ещё аукнется.

Разрядить ситуацию и внести ясность могут Нацбанк и правительство, если объяснят бизнесу, чего ждать дальше.

- Важно, чтобы была понятная и прозрачная экономическая и финансовая политика Нацбанка и правительства. Допустим, правительство нам говорит, что тенге конкретно привязан к стоимости нефти, и непублично говорит, что мы привязаны к рублю, - сказал предприниматель. – Сейчас государству надо сделать так, чтобы была ликвидность тенге на рынке (это проблема решается через РЕПО), низкая ставка рефинансирования (а соответственно, и кредитов) и чтобы были созданы условия, позволяющие бизнесу инвестировать в производство.

Сельское хозяйство – дорогое удовольствие

В новый кризис, который, судя по всему, будет затяжным, Казахстан вошел без развитого отечественного производства.

- К сожалению, такой диверсификации, которую хотел глава государства, не произошло. Если вы решите бросить журналистику и разбить сад или завести небольшую молочную ферму, это будет самый дорогой сад и самая дорогая ферма в мире. Потому что всё – от саженцев и коров до шпалер – будет импортным, - объяснил Баталов. – Нет инфраструктуры, которая позволяла бы снижать CAPEX  (капитал, который компании используют для приобретения или модернизации физических активов – жилой и промышленной недвижимости, оборудования, технологий и т.д. - F). Пока мы будем завозить все эти базовые вещи из-за рубежа, у нас ничего не изменится. Да, было много красивых программ развития с неплохими инструментами, но власти не задумываются, почему они не реализовались.

Кризис – самое подходящее время для развития, и казахстанские аграрии могли бы развиваться, ориентируясь на рынки России и Китая, которые «съедят всё, что мы им поставим».

- Китайцы воспринимают Казахстан как землю, где есть вкусные овощи, фрукты, мясо. Семиречье может кормить весь Казахстан исключительно на экспорте в Китай сельскохозяйственной продукции, надо только добиться правильной себестоимости продукции. А это невозможно сделать, используя импортные саженцы и шпалеры, - напомнил о проблеме бизнесмен.

Баталов уже выдвигал свои идеи на разных уровнях, но отклика в сердцах чиновников не нашёл и сделал вывод: государство – плохой менеджер.

- Я считаю, что государственная форма управления неэффективна. Гораздо более эффективно государственно-частное партнёрство. Мне кажется, пришло время нового государственно-частного проектного подхода, - предложил бизнесмен. – Например, есть компания Raimbek, которая может в конкурентной среде развить какие-то вещи. Давайте сделаем ГЧП. Давайте бюджетные средства, которые направлялись в отрасли через социально-предпринимательскую корпорацию (СПК), другие госинституты и программы, направим в экономику через ГЧП, и, я уверен, получим результат

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
21206 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить