Не «качалкой» единой

На нефтяные деньги Серикжан Сейтжанов развивает несырьевой бизнес

Фото: Андрей Лунин

В  Шымкенте есть ресторан «Понтос». Название не связано с известными особенностями национального менталитета – просто открывали его когда-то понтийские греки, а «понтос» переводится как «море». Греки уехали в Грецию, ресторан продали, а название осталось. Хороший ресторан, в котором готовят салат из конины под японским соусом. Звучит диковато, но на вкус божественно.

А еще в этом ресторане готовят обеды для конторы ТОО «САУТС-ОЙЛ» и привозят прямо на рабочие места. По словам финансиста «САУТС-ОЙЛа» Юлии Ким, работникам это не стоит ничего – все расходы компания берет на себя. В Казахстане это пока не меньшая редкость, чем сочетание конины со сладким соевым соусом.

Ресторан принадлежит семье Сейтжановых, владеющей контрольным пакетом неф­тяной «САУТС-ОЙЛ» (остальные 49% принадлежат тоже людям, живущим в Шымкенте, кропотливо, вплоть до 1%-ного миноритария, перечисленным в отчете компании; громких фамилий в списке не обнаружено) и 100% материнской финансовой торгово-промышленной корпорации «Онтустик». В соучредителях «Онтустик» – все члены семьи, но роль первой скрипки, конечно, принадлежит главе и основателю Серикжану Сейтжановичу Сейтжанову.

В прошлом году «САУТС-ОЙЛ» стала публичной компанией, разместив облигации на KASE с рейтингом Fitch «В» и «ВВkaz». Но уже в апреле 2012 года они были досрочно погашены – компания явно не собиралась занимать здесь деньги, размещая бумаги на 1 млрд тенге со ставкой 9%. Дело в том, что «САУТС-ОЙЛ» собиралась привлечь $300 млн на внешнем рынке путем размещения евро­облигаций. Но для этого надо было либо регистрировать «дочку» за рубежом, либо стать публичной компанией. Сейтжановы выбрали публичность. Впрочем, евробонды не понадобились – один из неказахстанских банков согласился прокредитовать компанию на очень выгодных условиях, оценив «САУТС-ОЙЛ» даже выше, чем Fitch.

В общем, такая небольшая, но крепко стоящая на ногах частная нефтяная компания, у которой рентабельность активов и капитала, судя по документации на KASE, в 2–3 раза выше, чем у крупных недропользователей, в том числе иностранных.

Как секретарь горкома строил капитализм

У бывших «красных директоров» хватка еще та. Серикжан Сейтжанов пришел после Казахского химико-технологического института в «Чимкентпромстрой» мас­тером, а ушел с должности генерального директора. За это время защитил кандидатскую и докторскую, создав технологию цементозаменяющей смеси, выручавшей комбинат в эпоху тотального дефицита стройматериалов. Тема докторской диссертации – «Технология модифицированных тонкомолотых многокомпонентных вяжущих на основе природного и техногенного сырья Казахстана».

Год проработал вторым секретарем Чимкентского горкома (курировал промышленность и производство), а развал плановой экономики встретил в должности начальника Южно-Казахстанского управления Госснаба. Переводил структуру на рыночные рельсы, акционировал (сам получил 20%, оставшаяся доля была распределена коллективу), из разных концов развалившегося Союза добывал оборудование и материалы, пока все это просто некому стало поставлять: химические, машиностроительные и прочие гиганты приказали долго жить.

Были и эпизоды, о которых сам Серикжан Сейтжанов рассказывать не любит. Например, неудачная попытка стать инвестором Шымкентского фосфорного завода. Тендер выиграла немецкая компания, но через некоторое время ушла, заявив, что не готова работать в условиях давления. В чем именно заключалось давление, немцы не уточнили, но те, кто вел бизнес в 90-е, помнят, что методы могли быть самыми разнообразными. Тогда-то и пришел к управлению АО «Фосфор» созданный Серикжаном Сейтжановым к тому времени ФТПК «Онтустик». Однако ненадолго – не хватило оборотных средств ни на выплату громадных долгов по зарплате и налогам, ни на полноценный запуск производства. В общем, с фосфорным бизнесом ничего у Сейтжанова не вышло (как, впрочем, и у остальных – в 2010 году корпуса некогда самого большого в мире завода по производству фосфора и его соединений снесли, печи взорвали, а на территории в 337 га устроили индустриальную зону около 40 компаний самого разного направления).

Коэффициенты рентабельности «саутс-ойл» в 2–3 раза выше, чем у крупных компаний

Зато другая решающая попытка оказалось в точку. В 1999 году правительство объявило тендер на разработку небольшого месторождения Кенлык в Тургайском бассейне Кызылординской области. В тендере участвовали несколько уважаемых нефтяных компаний, среди которых была, например, «ПетроКазахстан», а выиграла его хоть и известная в регионе, но не имевшая опыта нефтедобычи фирма. Возможно, поэтому контракт на недропользование был подписан лишь два года спустя, когда Сейтжанов прошел через все инстанции, проверявшие обоснованность результатов тендера.

Первая нефть пошла в 2004 году. «САУТС-ОЙЛ» к тому времени уже имела железнодорожный нефтеналивной терминал, всю необходимую инфраструктуру и еще две лицензии – в Юго-Западном Карабулаке и Восточном Акшабулаке (общие извлекаемые запасы – 127 тысяч баррелей). Причем реализовывалась она (и реализуется сейчас) как нефть марки Brent – легкая, практически вся идет на экспорт, разбавляя в трубопроводе тяжелую актюбинскую, добываемую китайцами. Добыча выросла со 100 тыс. тонн в 2005 году до почти 600 тыс. тонн в 2010-м, дав более $80 млн чистой прибыли за год. Конечно, основную маржу принесло увеличение мировой цены на энергоносители. Но и добыча за год выросла на 36%, притом что на этапе добычи пока лишь Кенлык, а Карабулак и Акшабулак – на этапе разведки. За неделю до нашей встречи на Акшабулаке нашли газ, и Серикжан Сейтжанов уверен, что «САУТС-ОЙЛ» будет давать ежегодно не менее 20% прироста. «Газ жирный, значит, есть и нефть. Будущее огромное у Арала. Сегодня там работают 72 человека, будем увеличивать – раз уж нашли, на каждой скважине нужно стоять, – планирует Сейтжанов. – Дальше доразведка – территория, которую еще нужно бурить. 14 станков имеем, сейчас круглые сутки бурим там без остановки. Думаю, будет нефть».

Бизнес по-казахски

51% «САУТС-ОЙЛ» – лишь часть семейного бизнеса, и он не был бы так успешен, если бы не другие, уже 100%-ные, «дочки» «Онтустика» – буровая Smart Oil, строительная «МунайКурылысСерис», завод «Стандарт Цемент». Серикжан Сейтжанов строит бизнес по принципу «все свое ношу с собой», что выглядит со стороны несколько архаично, но в реальности дает заметную синергию.

До 70% затрат в нефтянке – бурение, а на первоначальном этапе и того больше. Сейтжанов создал собственную буровую компанию, что страхует его как от срыва сроков, так и от ценового шантажа. Она же занимается ремонтом скважин. Сейчас в Smart Oil людей работает уже больше, чем в нефтедобывающей «сестре».

Месторождения нуждаются в строительстве инфраструктуры – возникает «МунайКурылысСервис», которая производит все работы: от проектирования до строительства. Причем во всех «дочках» и в материнской «Онтустик» работают исключительно казахстанские специалисты – от буровиков до финансистов.

В 1999 году Сейтжанов обошел в тендере «Петроказахстан»

«Это только иностранцы говорят, что у нас специалис­тов нет, – утверждает Сейтжанов. – Наверное, потому что наши английский плохо знают. Да прекрасные у нас специалисты – и буровики, и инженеры, и технологи, я же с ними работаю».

Запущенный в прошлом году (новая технология, сухой способ, аналог того, что построили французы в Жамбылской области) «Стандарт Цемент» вскоре начнет выпускать незаменимый в нефтянке тампонажный цемент, который пока завозится из-за рубежа. Выпускаемые сейчас М400 и М500 идут не только на дорогу Западная Европа – Западный Китай, «отбивая» китайский кредит, но и на строительство своих вахтовых поселков и прочей инфраструктуры. А площадку под цементный завод готовил все тот же «МунайКурылысСервис».

Кстати, несмотря на то что в Южно-Казахстанской области целых три цементных завода, у ворот «Стандарт Цемента» стоит очередь – отпускная цена процентов на 10–15 ниже, чем у конкурентов, за счет новейшей технологии, в 1,5 раза снижающей энергозатраты, да и все компоненты – из собственных карьеров.

Серикжан Сейтжанов еще утверждает, что качество его цемента выше, и гордится тем, что завод построен по программе «30 корпоративных лидеров»: «За 22 месяца завод запустили! Уже 600 тысяч тонн реализовали за 2011 год, в этом году миллион выдадим. А когда начинали это дело в 2009 году, помните, кризис был, вся стройка встала. Но я вовремя среагировал. Финансировали китайский Эксимбанк и немецкий DeutcheBank через БТА. Со всеми переговорили, общий язык нашли, не остановили этот проект и запустили, хоть и тяжело было, и опасался я тоже. Недавно совещание было у Исекешева в Астане (министр индус­трии и торговли. – Прим. ред.), все признали, что это один из тех проектов, которые очень своевременно запустились».

Производство цемента требует уйму электроэнергии. Но и тут все схвачено. В начале 2009 года компания KazFrac, которая принадлежит Сейтжановым, подписывает кредитный договор с Евразийским банком развития на финансирование проекта по организации промышленной утилизации попутного нефтяного газа на месторождении Кенлык – $25 млн на восемь лет. Через год уже запущен завод (между прочим, первый в Кумколе, хотя там давно работают такие монстры, как «ПетроКазахстан» и «КазГерМунай»), способный переработать 100 млн куб. м попутного газа в год, давая на выходе тысячи тонн сжиженного пропан-бутана и газового бензина. Все уходит, что называется, влет, досрочное погашение кредита не за горами.

При чем тут цементный завод? А при том, что здесь же, на месторождении, будет вырабатываться электроэнергия для него.

«68 МВт будем вырабатывать, – рассказывает Сейтжанов. – Что мы с этим делаем? Строим 65 км линии электропередачи до сетей КЕGОC, 30 МВт продаем Кызыл­ординской области, а в конце сидим сами – «Стандарт Цемент», которому нужно как раз 30–32 МВт».

Впрочем, помимо финансового смысла такое разнонаправленное разрастание объясняется, наверное, некими ментальными особенностями казахстанского юга. «Нас 11 братьев и сестер, три доктора наук», – с гордостью говорит Серикжан Сейтжанов. У него самого дочь и три сына, каждый возглавляет определенное направление семейного бизнеса.

«Вот сейчас директор завода – мой старший сын. Второй занимается нефтепродуктами, третий полностью ведет наши финансы, он финансист. Один я, конечно, не потянул бы», – уверен Сейтжанов.

Бизнес одного из братьев Серикжана Сейтжанова связан с производством стройматериалов, ему тоже цемент нужен. Другой возглавляет политехнический колледж – специалистов, если надо, подготовит и переподготовит.

Дома стены помогают

Серикжан Сейтжанов непривычно для казахстанского бизнеса откровенен в раскрытии производственных показателей и финансовых данных, а они свидетельствуют о том, что за 10 с небольшим лет создан компактный, быстрорастущий бизнес с хорошо просматриваемыми перспективами лет этак на 20 вперед. Сейтжанов, конечно, и сам понимает, что кусок лакомый, но на прямой воп­рос отвечает уклончиво: «А чего нам бояться? Работаем, налоги все платим. Нам бояться нечего». Хотя и признает, что попытки «отжать» бизнес были. Но подробности не раскрывает, философски резюмируя: «Ничего, это жизнь».

 У Серикжана  Сейтжанова 11 братьев и сестер, три сына и дочь 

Впрочем, рейдеру, наверное, не так-то просто справиться с семьей, вросшей в Южный Казахстан не то что корнями, но уже, кажется, и всем стволом: братья, сестры, зятья, сватья – все тут. Дети получили хорошее образование за рубежом, но вернулись в семейный бизнес. Сам Серикжан Сейтжанов регулярно ездит в составе бизнес-сопровождения зарубежных визитов Нурсултана Назарбаева, начиная с американского в 1993 году. Именно Серикжан Сейтжанов подводил белых скакунов президентам Казахстана, Узбекистана и Кыргызстана, когда в 1996 году в Шымкенте был устроен курултай, символизирующий единство среднеазиатских тюрков.

Во всех шымкентских СМИ (трудно себе представить, но в области выходит 400 газет и журналов и вещает четыре местных телеканала) «САУТС-ОЙЛ» и «Онтустик» позиционируются как социально ответственный бизнес. Трудно сказать, чего в этом больше – стремления к международным стандартам или «родимых пятен социализма», но компании Серикжана Сейтжанова действительно много в этом плане делают: строят за свой счет школы в сельских районах, теннисные корты, дороги, мечети. Вахтовый поселок на Кенкияке оснащен всеми благами цивилизации – у некоторых дома условия хуже, чем на вахте, на шымкентском и кызылординском рынке труда считается удачей устроиться в «САУТС-ОЙЛ». По заказу президента компании изваян и установлен очень нетривиальный и какой-то, я бы даже сказала, духовный памятник академику Сулейменову, бывшему ректору КазХТИ. Скульптор, кстати, тоже местный, шымкентский – Серикжан Сейтжанов верен своему убеждению, что ближнее ничуть не хуже дальнего.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
23534 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
16 августа родились
Талгат Бигожин
экс-директор по экономике АО "Тау-Кен Самрук"
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить