Бизнесмены жалуются на бюрократию и волокиту в получении компенсаций

Как отмечают предприниматели, им приходится бегать по кабинетам чиновников, чтобы получить положенное возмещение ущерба

ФОТО: архив пресс-службы МВД РК

На конец первой декады февраля из 1600 субъектов бизнеса, пострадавших после январских событий, компенсацию ущерба утвердили лишь 15% (чуть более 260). Из общей суммы ущерба, который оценили в более чем $146 млн, к возмещению одобрено 456,1 млн тенге. Как оценивают процедуру сбора и отработки заявок сами бизнесмены?

Напомним, процедура сбора заявок от потерпевших следующая: заявления от бизнеса поступают на электронную платформу InfoKazakhstan.kz. Чтобы обратиться за помощью, необходимо ЭЦП и ряд документов, в числе которых, кроме правоустанавливающих документов и заявления об отсутствии договора о страховании имущества – фото- и видеоматериалы, доказывающие факт нанесения ущерба, и копия постановления о признании бизнеса потерпевшим (от следователей или сотрудников прокуратуры). При этом расчет суммы возмещения производится на основании заключения судебной экспертизы. Для работы с поступившими заявками в Казахстане была создана специальная региональная комиссия, которая и утверждает покрытие ущерба и объем возмещения.

«После того как заявка подана, региональная комиссия решает, какую сумму в случае одобрения получит владелец субъекта предпринимательства. Мы рассматриваем документы, проводим обследование зданий и помещений, при необходимости запрашиваем дополнительные материалы. Размер возмещения стоимости утраченного или поврежденного имущества определяется исходя из расходов, необходимых для ремонта поврежденного оборудования и помещения, размера уценки имущества вследствие его повреждения либо стоимости утраченного имущества по рыночным ценам», - рассказывает председатель регионального совета Палаты предпринимателей Алматы Максим Барышев.

К слову, для тех компаний, убытки которых составили менее 3 млн тенге, процедура подачи заявок была упрощена, и многие из них уже получили возмещение. Но таких предпринимателей немного, чаще всего счет идет на десятки и сотни миллионов тенге. При этом значительная часть пострадавших бизнесменов считает процедуры сбора документов и подачи заявки слишком «заволокиченными».

«Нет согласия между ведомствами»

Так, одной из компаний, чьи точки в январе подверглись погромам, стала сеть магазинов мобильной техники и аксессуаров Telefonik/Asia Mobile, которая занимается продажей смартфонов и мобильных аксессуаров в Казахстане уже более 15 лет и имеет более 20 розничных торговых точек.

Александр Санин
ФОТО: из личного архива
Александр Санин

Директор сети Александр Санин рассказал, что в результате январских событий у них пострадали 11 торговых точек в ТРЦ Moskva, Asia Park, Maxima, Aport и Mart. Из них 7 магазинов были разрушены и разграблены полностью. Ущерб составил более 60 млн тенге, включая украденный товар и оборудование, разрушенные витрины.

«Наша компания работает посредством сети индивидуальных предпринимателей (ИП). Есть поручение главы государства правительству – освободить с 1 января 2020 года малый бизнес от налога на прибыль до 2023 года. Соответственно, весь упор в бизнесе мы делаем на качество товара и сервис, уделяя больше времени клиентам, чем ведению бухгалтерского учета, тем более что для предпринимателей на упрощенном налоговом режиме это не является обязательным. Но именно эти особенности стали одной из причин, по которой нам сложнее возместить убытки», - считает бизнесмен. Поскольку статус индивидуального предпринимателя не обязывает бизнес работать только по накладным, то собрать все документы на украденный товар ИП попросту не сможет.

«В настоящее время ущерб, причиненный нашей компании, не возмещен. Этому есть ряд причин. Во-первых, очень долго создавался механизм возмещения, который даже при прочтении сложен для понимания. Во-вторых, данный механизм не может возместить причиненный нам ущерб в упрощенном порядке, и мы вынуждены пойти по пути судебных экспертиз, которые сложны и длительны по времени», - говорит директор сети.

Кирилл Нагиев
ФОТО: из личного архива
Кирилл Нагиев

Еще один представитель пострадавшего бизнеса – Кирилл Нагиев, руководитель ТОО «Das Auto Service». В январе мародеры полностью сожгли весь автосервис и 9 клиентских машин, которые находились на его территории.

«Заявки мы подали, но пока никакой помощи не получили, очень долго шла разработка механизма, предлагали то один, то другой, то третий варианты. Да, в СМИ говорилось, что процедура утверждения занимает какое-то время, а после одобрения нужно месяц ждать денег. Но как существовать все это время? На сегодняшний день мы собрали все документы, прошли судебную экспертизу, подали на региональную комиссию через сайт InfoKazakhstan.kz. Неделя уже прошла (по процедуре на рассмотрение заявки уходит 5 календарных дней – ред.), но мы до сих пор не получили никакого ответа, не говоря уже о выплатах. Процедура непростая, приходится собирать много бумаг, но еще есть одна большая проблема – отсутствие согласования между полицией, МЧС, региональной комиссией и акиматами. До сих пор мы не получили никакого заключения от полиции, непонятно, можно ли нам привести в порядок разграбленную и сожженную территорию или нельзя. Все стоит в том же виде, как и было», - рассказывает владелец автосервиса.

«Стоит сократить состав комиссии»

Особый упор предприниматели делают на то, что процедуры проведения экспертиз требуют, чтобы здания и имущество какое-то время оставались в том состоянии, в каком были на момент после погромов. А это означает простой бизнеса, вынужденные отпуска без сохранения зарплат и, конечно, отсутствие прибыли.

«Считаю, что нужно возместить пострадавшим людям ущерб по заявленной сумме безо всяких условий, а далее проводить при необходимости выборочные проверки и какие-то действия, тем более что при подаче заявки подписывается документ об уголовной ответственности. Думаю, предприниматели сейчас просто желают возместить свои материальные потери и закончить на этом. Упущенную выгоду за простой им уже не возместить», - отмечает Александр Санин.

Максим Барышев
ФОТО: из личного архива
Максим Барышев

Как считает Кирилл Нагиев, список необходимых документов для пострадавшего бизнеса можно было бы сократить, потому что есть большая сложность с первичными документами на товары, оборудование и т.п. «Поскольку многие помещения, склады и т.д. подверглись не только разграблению, но и поджогу, то восстановить их сейчас можно лишь частично. А именно эти документы принимаются во внимание при проведении оценки. Если документов нет, значит, нет и суммы ущерба. Сама процедура подачи заявки простая, но именно сбор всех этих документов – очень сложная. Приходится по многим кабинетам бегать, доказывать, разъяснять. Еще один момент: вот создана региональная комиссия – и составе комиссии 44 человека! – это очень много. Надо ее сократить человек до пятнадцати и чтобы они быстрее работали. Тогда будет эффект. А сейчас время идет, ничего не меняется, бизнес стоит, сотрудники дома сидят, никто не получает зарплаты», - заключает бизнесмен.

Между тем ранее в разговоре с предпринимателями власти подчеркивали, что готовы помочь бизнесу не только путем прямого возмещения ущерба, но и налоговыми послаблениями, кредитными каникулами и освобождением от уплаты коммунальных услуг. В Палате предпринимателей также объясняли, что процесс возмещения ущерба пострадавшим затягивается в силу объективных причин: «Заявок поступило очень много, и рассмотреть их все сразу мы не можем чисто физически, нужно тщательно ознакомиться со всеми материалами. Но уверяю, что каждая заявка в обязательном порядке будет рассмотрена», - обещает Максим Барышев.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5305 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить