Лилия Рах: Никто в меня не верил

Как известный байер инвестирует в одежду, есть ли будущее у казахстанских дизайнеров и сколько стоят туфли от Александра Маккуина — в новом выпуске Forbes Q&A

Лилия Рах
Лилия Рах
ФОТО: личный архив

Лилия Рах — один из столпов модной индустрии страны. В мире моды она с 1988 года. Именно она одной из первых привезла в Казахстан люксовые бренды одежды. 

«Я из деревни, однако всегда знала и чувствовала, как одеваться. Я больна красотой, это мне передалось от мамы и моей учительницы из сельской школы», - вспоминает Лилия, кстати, по специальности она - тоже учитель, закончила физмат в Семипалатинском педагогическом институте.

В 2015 году Рах вошла в список 500 самых влиятельных людей модной индустрии по версии журнала Business of Fashion. BoF 500 – единственный профессиональный список (не рейтинг) людей, работающих в индустрии моды. Попасть в число избранных можно благодаря активной плодотворной работе и значительным успехам на модном поприще. Список обновляется каждый год. Рах — новичок в категории «Ретейлеры», где она соседствует с главными байерами таких крупных бутиков, как ЦУМ (Москва), Neiman Marcus, Selfridges, Luisa Via Roma, 10 Corso Como, Bergdorf Goodman, Mytheresa и других. Кроме того, в апреле 2016 года Лилия Рах попала на страницы американского Vogue.

По мнению Лилии Рах, мировое признание она заслужила тем, что сделала нечто бесценное, представляя моду как красоту и искусство. «Было просто безумно приятно. С того момента я сама стала считать себя профессиональным байером. Сегодня мой стаж – 32 года, мне по плечу работа с любым модным домом мира. У меня великолепная память, я заказываю все бренды на скорости, мне не нужно углубляться, я помню каждые позиции у каждого бренда, - говорит она. - С утра до вечера я думаю о моде, все во мне посвящено моде. Для меня это дом, родина, муж, жена, брат, сват. Все в этой жизни. Именно поэтому меня и признали».

Сегодня объемы рынка отечественной моды могут достигать десятков миллионов долларов, считает байер. «Деньги вкачиваются и грамотно, и неграмотно. Я никогда не вкладывала такие суммы. У меня не было ни копейки собственных денег, поэтому я залезала в кредиты, в большие долги. Причем мне было сложно - ведь кто даст кредит для бизнеса в сфере моды? Никто в меня не верил. Мне просто повезло встретить нужных людей, которые поверили в меня и мою идею», - объясняет она.

При этом, добавляет Лилия, инвестиции в моду очень сложно вернуть. «Отдача не произойдет мгновенно – невозможно продавать так, чтобы ты в этот же сезон имел прибыль. Любой монобутик до трех лет не выходит даже на самоокупаемость. Ни в коем случае. Я открывала семь монобутиков за свою жизнь», - заверяет Рах.

Одним из перспективных направлений для разумных инвестиций Рах считает покупку уникальных брендов одежды – к которым стоит относиться как к предметам искусства. «В мире существуют десятки аукционов, где люди могут продавать винтажные коллекции за баснословные деньги, - объяснила она и привела пример: - Когда Александр Маккуин ушел из жизни, я закупила туфли, которые на его показе носила певица Леди Гага. Стоили они тогда 5,4 тысячи евро. Два года назад на аукционе в Лондоне я продала их за 67 тысяч фунтов стерлингов».

Сколько денег приносит деятельность байера в Казахстане? В каком направлении развивается модная индустрия Казахстана? Об этом и многом другом - прямо сейчас на нашем YouTube-канале Forbes Q&A.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
45282 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Почему Байтасов хочет стать акимом Алматы Смотреть на Youtube