Свобода слова - это не лицензия на убийство

Почему призывы Дональда Трампа и подобных ему радикальных политиков могут быть опасны для общества

ФОТО: © unsplash.com

Хади Матар, 24-летний ливано-американец, которому предъявлено обвинение в покушении на убийство британского писателя Салмана Рушди, похоже, действовал в одиночку. Сам Матар говорит, что является поклонником покойного аятоллы Рухоллы Хомейни, верховного лидера Ирана, который приговорил к смерти Рушди своей фетвой в 1989 году – после публикации писателем романа «Сатанинские стихи». Доказательства какой-либо связи между нападавшим и иранским правительством отсутствуют. Однако как минимум один комментатор назвал эту попытку убийства «терактом, которому способствовало государство».

Такое описание звучит примерно верно. Если государство способствовало, это будет не совсем то же самое, если государство спонсировало, а тем более приказывало. Иранское правительство действительно не пыталось убить Рушди, но фетва Хомейни до сих пор не отменена, поэтому это государство должно нести определённую долю ответственность за то, что вдохновляет фанатиков-убийц, подобных Матару.

Убийцы или потенциальные убийцы, конечно, и раньше вдохновлялись риторикой насилия. Андерс Брейвик, норвежец, убивший в 2011 году 69 юношей и девушек в летнем лагере социал-демократов, рьяно читал сочинения авторов, которые предостерегали, что мусульмане при пособничестве европейских либералов создают огромную угрозу для западной цивилизации. Означает ли это, что писатели и блогеры, чья сочинения убедили Брейвика в необходимости убивать ради спасения Запада, отчасти виновны в его ужасающих деяниях?

Многое было сказано, и совершенно справедливо, о том, что Рушди защищал свободу слова, и о той цене, которую ему пришлось заплатить за свою мужественную стойкость. В США Конституция защищает крайне правых активистов, утверждающих, что они находятся «в состоянии войны» с мусульманами или леваками, которых они считают экзистенциальной угрозой Америке и христианскому образу жизни, но только до тех пор пока эти культурные войны не создают некой «явной и неизбежной угрозы». Они могут не угрожать насилием конкретным людям, потому что это создало бы «реальную и неминуемую угрозу», но они могут свободно изливать свою ненависть к любой вере, сколько им хочется.

Европейские законы о свободе слова жёстче. Во Франции и многих других европейских странах запрещены «клевета или оскорбление» человека или группы людей по причине их этнической принадлежности, национальности, расы, религии, пола, сексуальной ориентации или инвалидности. Вы можете сказать, что ислам, христианство или любая другая религия отвратительны, но вы не может оскорбить конкретного человека за его или её веру.

Есть разница между оскорблением человека и неумышленно нанесённой обидой. Оскорбление – это намеренная попытка ранить человека, а неумышленно нанесённая обида – это выражение мнения, которое тот или иной человек может посчитать обидным, хотя никто не собирался его обижать или оскорблять. Писателя можно привлечь к ответственности за оскорбление, но не за нанесение обиды. Нет доказательств, что Рушди намеревался оскорбить кого-либо в «Сатанинских стихах», но он обидел многих людей, и не важно, читали они его книгу или (как правило) нет.

Впрочем, для многих людей религия является чем-то намного большим, чем просто сводом правил или убеждений, которых они придерживаются. Подобно национальности, она может формировать ядро личности человека. Когда самосознанию человека брошен вызов, он сразу воспринимает это как оскорбление, даже если оно не было умышленным.

Ни Рушди, ни любого другого писателя или мыслителя это не должно сдерживать. Люди обязательно должны быть защищены от неминуемой угрозы (и, может быть, ещё и от личной клеветы или оскорблений – как это сделано в Европе), но нет причин, которые бы позволяли защищать любые идеи или убеждения от критики или даже осмеяния.

Впрочем, здесь есть ещё один нюанс, о котором стоит помнить. Эффект слов зависит от того, кто говорит, что и кому.

Хотя Брейвик мог вдохновляться экстремистскими антиисламскими или антилиберальными идеями, которые продвигали конкретные люди, эти писатели или блогеры не несут ответственности за совершённые им убийства. Можно критиковать их за то, что они не подумали о возможных последствиях разжигания страха и ненависти. Они могут быть морально виновны. Но их мнение не имеет авторитета.

Опасность становится намного выше, когда ненависть сеет политик или религиозный деятель. Последствия фетвы Хомейни абсолютно очевидны. Японский переводчик «Сатанинских стихов» был убит в 1991 году, итальянский и норвежский переводчики этой книги едва выжили после совершённых на них нападений, а потенциальный убийца Рушди почти добился успеха.

Иранские религиозные деятели не являются единственными виновниками. Американскую политику сегодня переполняет вербальная агрессия, которая точно так же летальна.

Открытые и демократические общества зависят от консенсуса, согласно которому урегулирование конфликтующих интересов и конкуренция за власть осуществляются мирным путём. Необходимо примиряться со сменой власти после законных и справедливых выборов. Людей, придерживающихся оппозиционных политических взглядов, нельзя считать экзистенциальными врагами.

Но совсем другие представления сегодня широко распространились в Республиканской партии США, значительная часть которой остаётся в рабстве у бывшего президента Дональда Трампа. Конгрессмены-республиканцы, придерживающиеся экстремистских взглядов, регулярно называют демократов (и даже республиканцевкоторые не подчиняются Трампу) «предателями». В 2016 году сам Трамп во время своей избирательной кампании призывал к тому, чтобы «отправить за решётку» оппонентов. Целый ряд республиканских политиков говорили о начавшейся «гражданской войне» и подчёркивали обязанность граждан браться за оружие. Последствия использования такого рода риторики стали очевидными 6 января 2021 года, когда агрессивная толпа поверила Трампу и его политическим помощникам на слово и пошла на штурм американского Капитолия.

Существует разница между циниками или безумными фанатиками, которые высказывают экстремистские мнения, и высказывающими такое мнение людьми, которые обладают властью. Люди, распространяющие ложь или оскорбления в интернете или на телевидении, возмутительны и иногда опасны, но политические и религиозные лидеры, возбуждающие ненависть, выдают лицензию на убийство.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11107 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Маргулан Сейсембай: о Казахстане в эпоху Токаева Смотреть на Youtube