Сможет ли мировая экономика справиться с рецессией

Старт вполне предсказуемому циклу пересмотра перспектив мировой экономики в сторону снижения официально дан

ФОТО: © Depositphotos.com/steveheap

Официально дан старт вполне предсказуемому циклу пересмотра перспектив мировой экономики в сторону снижения. Такой вывод можно сделать из доклада «Перспективы развития мировой экономики», публикуемого дважды в год Международным валютным фондом (только что вышел его свежий выпуск). Он усиливает начатый ранее процесс пересмотра прогнозов целым рядом авторитетных команд аналитиков из частного сектора.

Этот пересмотр, мотивированный главным образом украинской войной, очень значителен: прогноз темпов роста мировой экономики на 2022 год резко снижен до 3,6%, что на целых 1,3 процентных пункта ниже прогноза, сделанного МВФ всего шестью месяцами ранее (4,9%). К чести МВФ стоит отметить, что фонд предупреждал о грядущем снижении. В январе был опубликован промежуточный пересмотр прогноза, который был снижен на 0,5 процентных пункта. Тем не менее, если оглянуться назад на последние 15 лет, перед нами третье самое резкое снижение в регулярном шестимесячном цикле публикаций прогнозов МВФ.

В апреле 2009 года в разгар мирового финансового кризиса МВФ снизил оценку роста мировой экономики на тот год на целых 4,3 процентных пункта (докризисный прогноз роста на 3% был снижен для откровенного сжатия на -1,3%). А когда в начале 2020 года разразилась пандемия Covid-19, МВФ резко снизил оценку годового роста на 6,4 процентных пункта (сжатие на -3% вместо прогнозировавшегося до пандемии роста на 3,4%). В обоих случаях резкое снижение прогнозов предшествовало сильной глобальной рецессии. Более того, это были две худшие рецессии в современной истории.

Несмотря на это, ни МВФ, ни большинство других авторов прогнозов не считают, что нынешний спад темпов роста мировой экономики столкнёт мир в откровенную рецессию. Новый выпуск «Перспектив развития мировой экономики» свидетельствует об идеальной мягкой посадке, которая ожидает глобальную экономику, чьи размеры равны $96 трлн. Сейчас, даже после нового пересмотра в сторону снижения, темпы роста в 2022-2023 годах, как ожидается, комфортно стабилизируются на траектории 3,6% в год, что даже чуть выше усреднённых темпов роста мировой экономики, начиная с 1980 года: 3,4%. Более мягкая посадка просто невозможна.

Однако всё это вполне может оказаться пустыми мечтаниями, причём по целому ряду причин.

Начать с того, что авторы прогнозов излишне оптимистично экстраполируют эйфорию 2021 года в будущее. Резкий рост на 6,1% в 2021 году стал самым сильным подъёмом мировой экономики, согласно статистике МВФ, которая ведётся с 1980 года. Однако, согласно этой же статистике, этому подъёму предшествовал самый резкий спад: в 2020 году экономика обвалилась на -3,1%. Карантины из-за Covid привели к тому, что в начале 2020 года основная масса мировой экономики практически полностью остановилась, поэтому, когда она снова заработала на фоне агрессивных монетарных и бюджетных стимулов, начался сильнейший отскок.

Авторы прогнозов (а также инвесторы) обычно экстраполируют нынешние тенденции в будущее, поэтому очень важно смотреть сквозь экстраординарную волатильность 2020-2021 годов, чтобы получить ясное понимание, какую именно тенденцию следует экстраполировать. В целом за эти два года усреднённые темпы роста мирового ВВП составили всего лишь 1,5%, что намного ниже официального порога глобальной рецессии, который, как широко принято считать, равен примерно 2,5%. Надо ли говорить, что, если темпы роста мировой экономики замедлятся ближе к этому базовому тренду, а не к траектории мягкой посадки, тогда перспектива очередной глобальной рецессиb совсем не будет выглядеть натяжкой.

Вторая причина сомневаться в бодрых прогнозах: у мировой экономики сдулась китайская подушка безопасности. Экономика Китая сегодня растёт намного медленнее почти 8%-yых темпов, наблюдавшихся в период с 2010 по 2019 годы. Согласно новому прогнозу МВФ, средние темпы роста экономики Китая в 2022-2023 годах составят 4,75%, что лишь чуть выше половины её траектории роста после мирового финансового кризиса, когда сильные темпы в Китае оказались в буквальном смысле единственным фактором, предотвратившим скатывание мира в рецессию в период 2012-2016 годов. Как и тогда, сегодня без энергичной китайской экономики глобальная экономическая устойчивость выглядит крайне маловероятной.

В этом и заключается сегодняшний риск. Китай столкнулся с тройным шоком: новая волна карантинов из-за Covid-19, сохраняющиеся требования сокращения размеров задолженности (особенно в нестабильном секторе недвижимости), наносимый войной побочный ущерб, который стал результатом непродуманного партнёрства с Россией. В результате мировая экономика больше не может рассчитывать на Китай как на источник устойчивости. Это, разумеется, обоюдоостро. Если Китай будет углублять свою приверженность России, ему придётся разделить изоляцию вместе со своим «безграничным партнёром». А поскольку китайская экономика по-прежнему глубоко зависима от остального мира, это может стать главной проблемой для председателя Си Цзиньпина.

В-третьих, цикличный спад в мировой экономике сопровождается сильным циклическим подъёмом глобальной инфляции и процентных ставок. Лагерь сторонников идеи мягкой посадки игнорирует последствия этой ситуации. Поскольку инфляция подскочила до рекордных значений за 40 лет, сейчас ведутся некие туманные разговоры о «пиковой инфляции»: это фантазии о том, что сейчас уже настолько плохо, что дальше может быть только лучше.

В этих поверхностных арифметических рассуждениях упускается из виду главное. В марте индекс потребительских цен в США резко вырос до 8,5%, и, конечно, высоки шансы, что к концу года этот ключевой барометр инфляции опустится значительно ниже. Но насколько ниже? Достаточно ли низко для того, чтобы спасти Федеральный резерв США, совершивший самый безответственный гамбит в своей монетарной политике со времён середины 1970-х и начала 1980-х?

Не стоит на это рассчитывать. Хотя ФРС сейчас делает жёсткие заявления, слова стоят дёшево. Из примерно 250 базисных пунктов кумулятивного ужесточения монетарной политики, которое финансовые рынки ожидают в ближайшие шесть месяцев, Федеральный резерв пока что прошёл лишь отметку 25 базисных пунктов, то есть только 10%. И даже если ФРС будет двигаться дальше так, как ожидается, и к ноябрю повысит учётную федеральную ставку до 2,5%, номинальная процентная ставка, скорее всего, останется значительно ниже темпов инфляции.

Это означает, что реальная (с учётом инфляции) федеральная процентная ставка останется на отрицательной территории до конца года, сформировав 38-месячный непрерывный период отрицательных реальных учётных ставок. А это намного более сильное стимулирование, чем в предыдущие периоды сверхмягкой монетарной политики при Алане Гринспене, Бене Бернанке и Джанет Йеллен. Реальные процентные ставки играют важную роль в поддержании ценовой стабильности и стимулировании экономического роста. Оценивая риски для глобального бизнес-цикла, мы должны понимать, что подъём реальных ставок должен быть намного более сильным.

Всё перечисленное подчёркивает риски спада, которые накапливаются в мировой экономике. Будучи «выздоравливающим» аналитиком Уолл-стрит, я полон симпатий к настрою большинства команд аналитиков, в том числе крайне талантливых профессионалов из МВФ, которые уверены, что они учли большинство вообразимых рисков. С ними согласны и финансовые рынки, убеждённые в том, что неподвластный инфляции мир (где центральные банки до сих пор проводят невероятно мягкую политику) может победоносно планировать к мягкой посадке целую вечность. Но действительно ли этот, уже и так розовый, сценарий реализуем без Китая? Мечтайте.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12030 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить