Просто деньги не обеспечат глобальной справедливости в отношении вакцин

НЬЮ-ЙОРК – В марте, Южный Судан получил первую партию вакцины от COVID-19. Это хорошая новость, но она пришла почти четыре месяца спустя после того, как в Соединенном Королевстве были введены первые дозы вакцины, что подчеркивает значительные различия в глобальном распределении вакцин

ФОТО: pixabay.com

Если эти пробелы в ближайшее время не будут устранены – при управлении со стороны международных организаций прозрачным и справедливым глобальным распределением вакцины – все ответные меры на пандемию будут поставлены под угрозу.

Южный Судан получил свои дозы вакцин благодаря Центру глобального доступа к вакцинам против COVID-19 (COVAX), который стоял в авангарде усилий по обеспечению справедливого доступа к тестам, лечению и вакцинам от COVID-19 во всем мире. Эти усилия поддержали такие институты, как Всемирная организация здравоохранения, Всемирный банк и ЮНИСЕФ.

Но из-за того, что богатые страны продолжают накапливать запасы, прогресс тормозится. В Соединенных Штатах ежедневно вводится более 2,1 миллиона доз; Южный Судан ввел всего около 1000 вакцин. В целом, жители стран с высоким и средним уровнем доходов получили 83% из 1,2 миллиарда доз вакцины, поставленных к настоящему времени.

Фактически, сочетание запретов на экспорт, накопления запасов и нехватки поставок означает, что COVAX до сих пор удалось поставить только одну из пяти доз Oxford-AstraZeneca, которые должны были прибыть в страны к концу этого месяца. При таких темпах, страны с развитой экономикой смогут провакцинировать все свое население еще до того, как многие страны с низкими доходами лишь начнут у себя внедрение вакцин.

Чтобы ускорить прогресс, международные банки развития выделили значительные средства на помощь бедным странам для приобретения и распространения вакцин, тестов и лекарств. Один только Всемирный банк пообещал выделить $12 млрд. Но детали его обещания теряются, усиливая риск того, что из-за отсутствия контроля столь необходимые деньги будут потрачены впустую.

Во-первых, Всемирный банк еще не разъяснил, каким образом он будет использовать свою рыночную власть, для обеспечения того, чтобы дозы оставались доступными. Но по мере того, как производители вакцин, такие как Johnson & Johnson, отказываются от своих обязательств предоставлять вакцины на некоммерческой основе, такое вмешательство становится безотлагательным. Три фармацевтические компании США, выпускающие одобренные вакцины – Pfizer, Moderna и Johnson & Johnson – уже поделились с инвесторами своими планами о повышении цен на вакцины в ближайшем будущем. Таким образом, выделение $12 млрд на закупку и распространение вакцин, остается неясным, как и шаги, которые предпринимает Всемирный банк, чтобы заставить производителей вакцин делиться технологиями и ноу-хау для наращивания глобального производства.

Более того, Всемирный банк все еще пытается объяснить, как именно он планирует обеспечить прозрачность своих расходов или обеспечить соблюдение странами планов по доставке вакцин приоритетным группам населения. Всемирному банку хорошо известно, что плохо разработанные программы и неправильное внедрение вакцины могут привести к непомерным затратам и несправедливым результатам. Первая финансируемая Всемирным банком операция по закупке вакцины против COVID-19, начатая в Ливане в январе, была практически приостановлена в том же месяце после ее запуска, из-за того, что политики лезли без очереди перед высокоприоритетными группами, такими как медицинские работники.

Прозрачность имеет жизненное значение для ограничения такого поведения, но Всемирный банк уже может настроиться к аналогичному раскладу: недавно был одобрен проект в Эфиопии, где аналогичное перескакивание очереди является уже известным риском. Банк также одобрил проект в Тунисе, где существенную роль играют нерешительность и скептицизм в отношении вакцинации, а также усилия по дезинформации – факторы, которые если не будут эффективно устранены могут еще больше подорвать эффективность программы.

Эти проекты разрабатываются в ускоренном темпе. Однако, слишком часто, группы Всемирного банка – будь то в штаб-квартире банка в Вашингтоне, округ Колумбия, или в странах, ищущих средства – разрабатывают эти программы вакцинации без участия всех основных заинтересованных сторон. Если группы, рискующие быть исключенными из развертывания вакцины, не будут вовлечены в разработку и мониторинг проекта, возрастет вероятность того, что их оставят позади.

К таким группам относятся беженцы, заключенные и люди, живущие в трущобах и других условиях перенаселенности. В Греции, например, более 70 тыс. просителей убежища исключены из национальной программы вакцинации.

Преследуемые меньшинства, такие как население Рохинджа в Мьянме и индийские Далиты (группа с самым низким рейтингом в кастовой системе страны), также подвергаются высокому риску остаться незамеченным. А координация в зонах конфликтов, таких как Сирия, может создать проблему, поскольку правительства могут даже игнорировать людей с этих территорий.

Программы вакцинации внутри страны должны включать четкую защиту наиболее уязвимых групп, где Всемирный банк использует свои рычаги воздействия для предотвращения дискриминации при реализации своих проектов. Любое финансирование вакцины должно зависеть от ее справедливого и безопасного распределения. Более того, над этими проектами должен быть надзор и мониторинг, как  на этом недавно настаивало собственное правление Банка.

Чтобы это работало, Всемирный банк должен напрямую взаимодействовать с маргинализированными группами. Их точки зрения имеют важное значение для определения оптимальных путей расходования обещанных средств и обеспечения подотчетности, путем борьбы с нецелевым использованием ресурсов и неправильным распределением доз вакцин.

Глобальное внедрение вакцины является критическим испытанием для института, чья заявленная миссия состоит в том, чтобы «положить конец крайней нищете и способствовать всеобщему процветанию». К счастью, есть основания надеяться, что Всемирный банк с этим справится. Его президент, Дэвид Малпасс назвал кризис COVID-19 «пандемией неравенства», основной из отличительных черт которого является неравный доступ к вакцинам.

Но простой траты денег на решение этой проблемы будет недостаточно. Это может сделать только прозрачная, всеобъемлющая и хорошо продуманная стратегия, которая четко защищает интересы наиболее уязвимых и дает им возможность бить тревогу, когда что-то идет не так. Это были бы деньги, потраченные не зря.

Розалинд МакКенна, руководитель группы финансового отдела Программы общественного здравоохранения Фонда “Открытое общество”.

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2887 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
15 июня родились
Карим Масимов
председатель КНБ РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить