Почему глобальное потепление становится всё более реальной угрозой для человечества

14940

Поставленная в Парижском климатическом соглашении цель – ограничить глобальное потепление уровнем 1,5° по Цельсию – вновь оказалась в центре внимания

ФОТО: Depositphotos/ tomwang

Согласно последним прогнозам Всемирной метеорологической организации, «существует 66%-ая вероятность, что среднегодовая глобальная приповерхностная температура в период с 2023 по 2027 годы окажется выше доиндустриальных уровней более чем на 1,5°C в течение как минимум одного года». Сверхмощный цикл «Эль-Ниньо» означает, что рекордные температуры нам практически гарантированы.

Но хотя эти предупреждения вызывают тревоги, будет ещё опасней, если один год с ростом температуры выше 1,5°C будет воспринят как сигнал, что цель 1,5°C мы не достигли. Столь ошибочный вывод может заставить нас отказаться от стремления к цели Парижского соглашения, причём ровно в тот момент, когда мы обязаны удвоить усилия для её достижения.

Цель 1,5°C не будет не достигнута из-за того, что в течение всего лишь одного года или пары лет наблюдаются экстремальная температура. Парижская цель касается антропогенного роста температуры, измеряемого на протяжении десятилетий. Мы должны хорошо помнить об этом, борясь с опасным климатическим фатализмом, который в последние годы стал набирать популярность.

Да, сегодня, когда планета потеплела примерно на 1,2°C выше доиндустриальных уровней, мы чаще сталкиваемся с «эпохальными» волнами жары, лесными пожарами и наводнениями. В некоторых низменных регионах повышение уровня моря уже вынуждает людей переселяться. Однако существует огромная разница между потеплением на 1,2°C и на 1,5°C (а тем более между потеплением на 1,5°C и на 2°C), и, как показывает наука, мы ещё можем завершить столетие с потеплением на уровне 1,5°C или даже ниже.

Новейшие климатические исследования подтверждают важность и необходимость сохранения порога в 1,5°C. В прошлом году Межправительственная группа экспертов по изменению климата (IPCC) предупреждала, что мы можем столкнуться с экстремальными погодными явлениями, развалом экосистем и планетарными точками невозврата на значительно более низких уровнях глобального потепления, чем предполагалось ранее. Со времён последнего отчётного цикла IPCC в 2014 году у нас накопилось намного больше доказательств, что потепление мира даже на 1,5°C создаст колоссальные проблемы, и что рост температуры выше этого уровня станет поистине катастрофическим.

Дополнительное потепление на каждую десятую долю градуса будет приводить к тому, что больше людей начнут страдать от опасных для жизни волн жары, а также дефицита воды и наводнений. Хуже того, как показывает целый ряд исследований, вероятность достижения точек невозврата (например, потенциальный развал Западно-Антарктического ледяного щита) повышается экспоненциальными темпами при температуре выше 1,5°C. Речь идёт о красной черте. Мир не упадёт со скалы, но произойдёт фундаментальный сдвиг, в ходе которого планетарные системы начнут необратимо двигаться по пути к усилению процесса таяния льда, изменению морских экосистем и повышению уровня моря.

Единственный разумный подход: смягчать этот риск, как можно скорее сокращая выбросы парниковых газов. Да, в краткосрочной перспективе мы можем превысить порог в 1,5°C, но мы можем вернуться к нему в долгосрочной перспективе. Однако это будет возможно лишь в том случае, если мы сократим выбросы от ископаемых видов топлива до нуля. Это крайне важный первый шаг на пути к достижению нетто-нулевых выбросов парниковых газов.

Не менее важно сохранять и восстанавливать природные сухопутные и океанические системы, которые впитывают и хранят углерод. Если мы нарушим углеродный цикл Земли (например, из-за таяния вечной мерзлоты), наши возможности повернуть вспять глобальный рост температуры сократятся.

Для ограничения потепления в этом веке уровнем 1,5°C нужно, чтобы к 2030 году мы сократили выбросы парниковых газов вдвое. Это не произвольная цифра. Лишь в том случае, если мы сократим вдвое выбросы парниковых газов в течение нынешнего десятилетия, мы сумеем уменьшить в два раза темпы потепления в 2030-х годах и остановим его в 2040-х. Речь идёт о выборе: будем ли мы бороться с изменением климата сами или же передадим нашим детям цивилизационную бомбу замедленного действия.

Кроме того, замедляя процесс потепления мы получаем бесценное время для адаптации к меняющемуся климату. Даже богатые страны, подобные США, столкнутся с ограничениями в своих возможностях быстрой и полноценной адаптации к последствиям изменения климата. А для тех, кто живёт в более уязвимых районах мира, ситуация несравнимо хуже. Такие катастрофы, как наводнение в Пакистане в прошлом году, могут пустить под откос экономику целой страны, столкнув её в порочный круг растущего долга и нищеты. Всё это будет усугубляться будущими климатическими катастрофами, готовиться к которым у такой страны не будет финансовой возможности.

Многие из нетто-нулевых обязательств, о которых объявили правительства, компании и города по всему миру, рассчитаны на основе порога в 1,5°C. Планы поэтапного отказа от угля (например, в Германии, Вьетнаме и Великобритании) опираются на модели, ориентированные на цель 1,5°C: они показывают, что странам ОЭСР нужно прекратить пользоваться углём к 2030 году, а странам вне ОЭСР нужно сделать это к 2040 году. Вскоре то же самое должно произойти с природным газом.

Время быстро истекает, и модели с ориентиром на 1,5°C говорят нам, что нужно делать приоритетом. Сначала мы должны декарбонизировать производство электроэнергии, а затем электрифицировать максимально возможное количество транспорта, зданий и промышленных объектов, одновременно сокращая спрос. Всё это низковисящие плоды, но, помимо этого, нам также нужно будет масштабировать технологии по удалению углерода из атмосферы.

Инвестиции уже движутся в этом направлении. С момента заключения Парижского соглашения в 2015 году стоимость солнечной и ветроэнергетики, а также аккумуляторов резко снизилась. Становятся привычными электромобили и тепловые насосы. Так рынок отреагировал на государственные стимулы. Государственная политика сыграла важнейшую роль, формируя уверенность и поддерживая рост чистой энергетики.

Если сдаться и начать ориентироваться на пороги выше 1,5°C, тогда крупнейшие загрязнители с наибольшими объёмами выбросов сорвутся с крючка. Вместо формирования уверенности такие подходы станут сигналом для всех, что следует ожидать меньшего, а те, кто живёт в регионах без ресурсов и возможностей для адаптации к нагревающемуся миру, окажутся преданы.

Если мы не продолжим стремиться к самым амбициозным, научно-обоснованным целям, тогда люди, корыстно заинтересованные в сохранении статус-кво, начнут пользоваться нашим фатализмом. Недавно компания ВР после невероятного прибыльного года (что объясняется российской войной в Украине) сигнализировала, что перенаправит значительную часть своих инвестиций, предназначенных для декарбонизации, на нефтегазовые проекты.

Согласно наилучшим научным данным, которые только у нас есть, порог в 1,5°C по-прежнему реален, и наука говорит нам, как его достигнуть. Как сказал британский климатический дипломат Пит Беттс, «если мы превысим порог в 1,5°C, это станет сигналом не для того, чтобы сдаться, а чтобы удвоить усилия».

Карл-Фридрих Шлойсснер, директор по вопросам климатической науки в организации Climate Analytics, почётный профессор Берлинского университета им. Гумбольдта

Билл Хар, основатель и гендиректор Climate Analytics

Йохан Рокстрём, директор Потсдамского института изучения климатических изменений, профессор наук о земной системе в Потсдамском университете

© Project Syndicate 1995-2023 

   Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
КОСНЁТСЯ ВСЕХ! КАК СДАТЬ ДЕКЛАРАЦИЮ В КАЗАХСТАНЕ Смотреть на Youtube