Почему фетишизация русской культуры в мире выгодна Кремлю

В интересной статье, опубликованной недавно в еженедельнике «Times Literary Supplement», украинская писательница, эссеист и поэт Оксана Забужко раскритиковала западных читателей за то, что они не признают варварство России

ФОТО: pixabay.com

По мнению Забужко, слишком многие считают, что великие русские писатели, например, Фёдор Достоевский, выражали гуманистические европейские ценности. Они недостаточно глубоко всматриваются в дикую русскую душу.

Забужко полагает, что русская литература представляет собой «древнюю культуру, в которой люди дышат только под водой и банально ненавидят тех, у кого есть лёгкие вместо жабр». Нападение России на Украину можно понять только через призму «достоевщины», определяемой как «взрыв чистого, дистиллированного зла и долгое время подавлявшихся ненависти и зависти».

Такого рода культурный анализ звучит довольно знакомо и старомодно. Раньше было принято интерпретировать Третий Рейх как болезненное свойство немецкой души – «от Лютера до Гитлера». Согласно этому тезису, антисемитизм Лютера посеял семена нацизма примерно за 350 лет до рождения Гитлера. Впрочем, сегодня мало кто придерживается столь же суровых взглядов на немецкую историю.

Многие применяли аналогичные идеи (но даже с большой убеждённостью в виновности) к Японии в 1940-е годы. Поскольку у Японии не было диктатора, подобного Гитлеру, или партии, похожей на нацистскую, критики винили именно культуру страны в милитаризме XX века. Немцев можно было выманить обратно из их убийственного культа расизма в европейскую традицию Моцарта и Гёте, а вот Япония якобы была иной. Там только массовое переобучение могло бы излечить старую культурную болезнь, связанную с самурайским духом и «феодализмом».

После Второй мировой войны американские оккупационные власти запретили симптомы этой предполагаемой болезни, например, театр Кабукипредставления с боевыми мечами и даже изображения священной горы Фудзи. Это раздражало многих японцев, но большинству из них и так хватало проблем с выживанием в трудные послевоенные годы, чтобы начать выступать против этих запретов, тем более, что вскоре они всё равно были отменены.

В Германии и Японии по-прежнему есть крайне правые группировки, которые демонстрируют боевой настрой, однако такие группировки есть в большинстве стран западной демократии. Но помимо этого трудно найти какие-либо следы самурайского духа в сегодняшней Японии или расистского варварства в современной Германии. Напротив, обе страны являются крайне пацифистскими, а Германия принимает больше иммигрантов и беженцев, чем большинство других европейских стран.

Это не означает, что сработало культурное переобучение. Скорее, это означает, что культурный анализ изначально был ошибочным. Нацисты ведь тоже читали Гёте и слушали Моцарта. А японская война в Азии вряд ли стала результатом просмотра слишком большого количества представлений с боевыми мечами.

Даже беглый обзор мировой истории показывает, что дикое поведение и несущие смерть режимы могут появиться где угодно. В XVII веке некоторые наиболее зверские злодеяния в период Тридцатилетней войны были совершены шведами.

Даже крайне цивилизованные люди могут превратиться в варваров, когда демагоги и диктаторы начинают использовать их страхи и провоцируют их самые атавистические инстинкты. Насилия, пытки и массовые убийства случаются довольно часто, когда солдаты вторгаются в иностранные государства. Командующие офицеры иногда даже активно поощряют подобное поведение, чтобы террором заставить врага подчиниться. А иногда так происходит, если офицерский корпус теряет контроль, и нарушается дисциплина. Японцы и немцы знают это так же хорошо, как и сербы, корейцы, американцы, русские и многие другие.

Да, у некоторых стран история политического угнетения более длительная, чем у остальных. Россиянам в этом отношении не повезло. Можно, наверное, даже сказать, что обладающие властью элементы в Русской православной церкви являются соучастниками репрессивного правления – со времён царей до президента Владимира Путина. Однако заявления, что злодейское правление Путина (или, например, Сталина) стало естественным и неизбежным плодом русской культуры, ведут в ту же самую ловушку, в которую попали сторонники теории «от Лютера до Гитлера». Как показала послевоенная история Германии и Японии, нет ничего неизбежного, а «национальный характер» может быстро измениться.

Фетишизация русской культуры как источника дикости, породившего путинскую агрессию и жестокую войну против Украины, столь же опасна, как и ошибочна. Отмена концертов с произведениями российских композиторов, исключение российских артистов и теннисистов, яростные протесты против русской литературы – всё это играет на руку кремлёвскому диктатору.

Ни одна культура (и меньше всего русская культура) не является монолитной. Европейское Просвещение влияло на Санкт-Петербург, а многие российские писатели, композиторы и художники искали вдохновение во Франции, Германии и Британии. В русской культуре есть и славянофильская сторона, полная подозрений и обид на Запад; она стала источником некоторых великих произведений романтического и духовного искусства, а также рассадником агрессивной паранойи. Романы Достоевского – смесь того и другого.

Путин транслирует эту параноидальную тенденцию. Он хотел бы, чтобы все россияне считали, что высокомерный, упаднический, развратный Запад стремится установить над ними господство и сокрушить их гордый дух. Он апеллирует к мании преследования, которую легко возбудить, но которая не является чем-то исключительно русским.

Во время Второй мировой войны нацистская и японская пропаганда была насквозь пропитана жалобами на судьбу. Путинская версия этой пропаганды питается за счёт травматичных воспоминаний об ужасном немецком нападении на СССР в 1941 году, но при этом имеет и глубоко личный характер. Будучи бывшим офицером КГБ, Путин считает гибель СССР вызовом всему тому, за что он боролся. Однако Путин, как бы ему не льстила такая идея, не представляет русскую культуру.

Рассматривать украинскую войну как конфликт не только с путинским режимом, но и с русской культурой, а также считать всех россиян экзистенциальными врагами, это значит сделать огромный подарок Кремлю. Такой подход усиливает манию преследования, которая нужна Путину, чтобы удерживать российский народ на своей стороне. Кроме того, это способствует появлению тех самых настроений, которые союзники ошибочно считали маркерами фундаментального и неизменного национального характера в послевоенных Германии и Японии.

Мы должны избежать повторения этой ошибки. Напротив, нам следует восторгаться шедеврами русского искусства, музыки, балета и литературы, а свои проклятия приберечь для таких, как Путин и его ближний круг, ведь они отравили создавший эти шедевры источник.

© Project Syndicate 1995-2022 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11353 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить