Онлайн-платформы в Китае переживают тяжёлые времена

Запретят ли китайским технологическим гигантам применять таргетированную рекламу и использовать функцию персонализированного контента

ФОТО: © Depositphotos.com\Syda_Productions

ГОНКОНГ – ByteDance, родительская компания популярной соцсети TikTok, обладает не столь уж секретным оружием. Её мощные алгоритмы способны с точностью предсказать предпочтения пользователей и порекомендовать такой контент, который они действительно хотят видеть, что позволяет удерживать их внимание. Однако вскоре TikTok может оказаться вынужден сложить в ножны своё оружие – или, по крайне мере, затупить его острие.

Компании, управляющие интернет-платформами в Китае, столкнулись с валом нового регулирования цифровых данных, которое может ограничить использование технологии рекомендаций. Начать с того, что закон «О защите персональной информации», вступивший в силу в ноябре, требует, чтобы интернет-платформы позволяли пользователям отказываться от персонализированного контента и таргетированной рекламы.

А вскоре Китай может пойти намного дальше. Национальный регулятор интернета – Китайская администрация киберпространства (КАК) – недавно опубликовала новый проект правил, которые предусматривают массу ограничений на сбор и обработку данных и их передачу через национальные границы. Особо следует отметить, что мобильные приложения должны будут получать прямое согласие пользователей перед началом сбора или использования их данных для персонализации рекомендаций. Иными словами, частные лица должны будут сознательно выбирать персонализацию, а не иметь возможность отказаться от неё, согласно действующим нормам.

Подобная мера может серьёзно подорвать бизнес-модели онлайн-платформ, таких как Douyin (используемая в Китае версия TikTok) и Taobao (платформа онлайн-шоппинга, которой владеет Alibaba Group), а её последствия для будущего инноваций в китайском техно-секторе будут потенциально очень серьёзны. Причина проста: многие пользователи, когда их спрашивают, принимают решение, что ради персонализации не стоит отказываться от конфиденциальности данных.

Всё меняется, если задавать этот вопрос. Когда в устройствах Apple опция отказа от отслеживания мобильными приложениями была закопана где-то в запутанных настройках конфиденциальности, лишь 25% пользователей тратили время на её поиск и выбирали отказ. Но когда Apple начала предлагать пользователям iPhone возможность отказаться от отслеживания, 84% пользователей воспользовались этим предложением.

Введённые Apple новые правила отказа от отслеживания, появившиеся в операционной системе iPhone iOS в апреле, оказали крайне негативное влияние на американские технокомпании, подобные Facebook, поскольку их бизнес-модели основаны на сборе пользовательских данных и продаже таргетированной рекламы. Согласно оценкам, изменение правил Apple совокупно обойдётся Facebook, Snap, Twitter и YouTube почти в $10 млрд потерянных доходов (12% от их общего объёма) во второй половине 2021 года. Онлайн-рекламодатели, которым теперь приходится больше платить, чтобы охватить потенциальных клиентов, пребывают в панике.

Это мрачный сигнал для китайских технологических компаний, и особенно потому, что предложенный КАК проект регулирования цифровых данных идёт намного дальше новых правил Apple. Если Apple требует, чтобы мобильные приложения получали разрешение, прежде чем начать делиться данными пользователей с третьими лицами, то новые китайские правила потребуют получать согласие пользователей на само использование данных.

Предложенное Китаем требование выглядит даже более строгим, чем нормы «Общего регламента по защите данных» (GDPR) в Евросоюзе, который на сегодня является одним из самых строгих законов о конфиденциальности в мире. Хотя GDPR требует от интернет-платформ получать согласие пользователей перед началом сбора и обработки данных, он не требует особого согласия, позволяющего включить сервис рекомендаций.

Ещё предстоит увидеть, как именно китайские интернет-платформы отреагируют на предложенный регламент. Можно не сомневаться, что они будут просить правительство не вводить его вообще. Если же правительство откажется их слушать, тогда они, вероятно, будут пытаться обойти правила, меняя свои приложения, хотя это и требует времени, а также грозит серьёзными рисками несоблюдения закона.

Однако у КАК затруднения частных технокомпаний могут не вызывать большой озабоченности. Невозможно сказать с точностью, какие именно факторы учитывались в проводившемся этим органом анализе затрат и выгод предложенного требования получать предварительное согласие пользователей, но кажется очевидным, что стимулирование роста бизнеса и технологических инноваций не входит в мандат КАК.

Каковы же тогда цели КАК? Для ответа на этот вопрос мы должны учесть бюрократическую миссию этого ведомства, его культуру и структуру. А поскольку в Китае административное регулирование характеризуется зависимостью от колеи, мы обязаны также учитывать прежнее поведение КАК, в частности его статус как одного из наиболее склонных к резкому вмешательству департаментов правительства в Китае.

Действуя под надзором Центральной комиссии по делам киберпространства (руководящей группы, возглавляемой самим председателем Си Цзиньпином), КАК изначально поручалось гарантировать кибербезопасность и регулировать интернет-контент. Но начиная с 2013 года, эта администрация стала значительно расширяться, в том числе поглощая другие ведомства, ведавшие кибербезопасностью.

В июле КАК попала в заголовки новостей, когда удивила службу такси Didi Chuxing неожиданным визитом инспекции, проверявшей кибербезопасность, причём спустя всего два дня после первичного размещения акций этой компании на бирже в Нью-Йорке. В дальнейшем КАК занялась проверкой кибербезопасности во всех китайских технокомпаниях, обладающих большими объёмами данных и планирующих выход на зарубежные биржи. Фактически она превратилась в сторожа, контролирующего попытки привлечь капитал за рубежом.

Данные – это основа экономики интернет-платформ, поэтому у КАК имеется значительное пространство для расширения своих бюрократических полномочий. И если судить по новому проекту регулирования, именно этим администрация и собирается заняться: ломать стены, которые окружают «огороженные сады» интернет-платформ, запрещать алгоритмическую ценовую дискриминацию, бороться с иными несправедливыми методами ценообразования.

Такие попытки несомненно пересекаются с мандатом китайского антимонопольного регулятора – Государственного управления по регулированию рынка (SAMR). Но это неважно: опираясь на требование правительства обуздать технологических гигантов, КАК вынашивает большие регуляторные амбиции. И в предстоящие годы попытки администрации воплотить их в жизнь будут играть ключевую роль в определении траектории развития бизнеса интернет-платформ и технологических инноваций в Китае.

Анджела Хуюэ Чжан, профессор права, директор Центра китайского права при Гонконгском университете, автор книги «Китайская антимонопольная исключительность: Как подъём Китая бросает вызов глобальному регулированию».

© Project Syndicate 1995-2021 

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4662 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить