Очко за позу

Кинорежиссер и писатель Ермек Турсунов – о противниках строительства горнолыжного курорта «Кокжайлау»

Ермек Турсунов
Ермек Турсунов

Хорошо быть каталонцем и болеть за «Барсу». Там Месси в нападении. Поэтому на любую игру с любым соперником твоя команда выходит заведомым фаворитом.

А ты попробуй поболеть за «Текстильщик» из Камышина. Или же за нашу сборную, которая занимает в рейтинге ФИФА 135 место, сразу же за Свазилендом, Либерией и Тайбэем. Я ничего не имею против Свазиленда с Либерией, но уж Тайбэй можно было бы как-то одолеть.

Конечно, они не виноваты – я имею в виду футболистов. Не может играть сборная лучше других, когда в стране уже два кабинета министров «оттоптали зону» во главе со своими премьерами. Не может - и всё.

Хорошо ненавидеть богатых и выступать в пользу бедных. Пусть даже если сынишка кого-то из бедных побил и забрал деньги у сынка богатого. А потом его поймали и вызвали родителей в школу. И те скривились, но вернули деньги. Всё равно большая часть свидетелей инцидента в душе поддержит сынка бедных и про себя даже похвалит его.

В жизни часто складываются ситуации, когда одна сторона уже на старте проигрывает другой только из-за того, что история противостояния имеет долгий шлейф. И в тумане этого шлейфа таятся знакомые всем обвинения.

Тут хорошо оказаться на стороне обвиняющих, поскольку за ними психологическое преимущество. За ними, так сказать, историческая правда. Поэтому они в заведомо выгодном положении, и вся их риторика строится по традиционной схеме.

И она будет услышана массами и правильно понята. И главное – вызовет нужную реакцию.

Хорошо защищать ислам и прикрываться Кораном. Даже если ты бьёшь свою жену и детей, потому что имам разрешил. И даже научил – как бить, чем бить, по каким дням и за какие проступки. Коран для многих стал сегодня абонементом в мир террора, самодурства и насилия.

Теперь им можно оправдать любой проступок и любую выходку. И попробуй переубедить тех, кто на свой лад переформатировал учение. Тебя автоматически причислят к апологетам безнравственности и безбожия.

Вообще хорошо выступать против того, что, в принципе, не нуждается в подробных объяснениях. Это всё равно что обозвать горбатого – горбатым. Или хромого – хромым. Тут всё наглядно и убедительно. И как им защищаться? Как оправдываться? Что говорить?

Как защитить честь мундира честному служаке, если он работает в ГАИ или на таможне? Как стараться выглядеть справедливым судье, надевая служебную мантию? Как научиться скрывать свою бедность сельскому учителю?

А еще…

Хорошо выступать против смертной казни, в особенности когда вас лично это не касается.

Хорошо выступать против эвтаназии, когда опять же это вас не касается лично.

К чему я всё это?

А вот к чему.

Недавно я услышал новую фразу – «экологический талибан». Так называют тех, кто занимается защитой чего-либо. Или кого-либо. Выступают, к примеру, против таяния снегов или в защиту лемура лори. Иногда это происходит по делу, иногда по заказу, но чаще всего просто так – от нечего делать.

Каков механизм действий?

Предположим, кто-то решил заняться спасением поголовья синих китов. Что он первым делом предпринимает? Первым делом он начинает искать сподвижников. Каким-то образом выходит на вас. Рассказывает, как плохо синим китам: их убивают и делают из них консервы. И вы механически – «за».

Вы ж не будете голосовать за убийство? Даже если вы никогда и не видели в глаза этих синих китов. Пусть они где-то там, в океанах, плавают и ни о чем не подозревают. А вы тут, сидите в каком-нибудь уютном кафе, с чашкой кофе перед ноутбуком и ставите свой лайк под воззванием во спасение. И сразу ощущаете прилив самоуважения, хоть и не являетесь членом Greenpeace.

Затем уже подключают к этому делу разного рода экспертов, экологов, экономистов, учёных, юристов, журналистов… И начинается возня.

И хорошо, если у вас решены все бытовые, карьерные, семейные и прочие вопросы и есть куча свободного времени. А если вы еще и деятельная натура…

Тогда вы можете посвятить себя праздному балагурству, будь то: организация уличных шоу с транспарантами, вождение хороводов вокруг памятной доски и при этом всё время выступать от имени народа.

Того самого, который вас на это, между прочим, не уполномочивал. Тут главное – найти подходящий объект. То есть – тему. И в какой-то момент вы замечаете, что вы уже не один. За вами целое движение. Толпа. Вам интересно. «Прикольно!» (Ненавижу это слово.) Можно весело покуражиться и собрать кучу лайков.

В последнее время всё чаще стали выступать «от имени народа» против строительства горнолыжного курорта «Кокжайлау», обвиняя при этом будущих строителей в коррумпированности и варварском отношении к природе.

Вначале, как обычно, был брошен клич. Его тут же подхватили и принялись раскачивать. Цель до примитивного проста: есть повод обратить внимание. В первую очередь – на себя. Согласитесь, занятый человек не будет заниматься такими вещами. Ему некогда. Тут нужны в основном бездельники, которые видят в этом лишний повод «засветиться». Нужна «массовка». На их фоне в выгодном свете будут представлены «вожди». Наш несчастный Сорбулак в этом смысле послужил карьерному росту многих нынешних деятелей.

Расчет, конечно, верный. Особенно хорошо торговать фамилией, в особенности если она звучная. И тут неважно, чем запомнились предки.

Важно, что отсвет их великих теней благородно оттеняет ваш сегодняшний образ мученика. И не так уж и важно, чем вы сегодня занимаетесь, на что тратите свою жизнь – славите ли вы эту фамилию дальше или же просто спекулируете ею. Это - как говорила моя бабушка - вопрос «шешнадцатый».

Хорошо участвовать во всем мало-мальски заметном и при этом не заниматься ничем конкретным. Хорошо взывать всех вокруг к совести, гражданскому самосознанию и при этом не нести никакой персональной ответственности.

Хорошо вообще устраивать соревнования в любви к своему народу и стараться при этом проводить акции погромче. Поширше. Для этого нужно сорить в соцсетях, выкладывать разоблачительные снимки, искать и находить следы варварства, заниматься собиранием всяческой «компры».

В итоге у кого громче получится, тот, стало быть, его больше и любит. Народ, я имею в виду.

Между тем не так давно, в 1951 году, примерно на той же высоте, на соседних склонах тех же самых гор, был построен всемирно известный каток Медео. Чуть выше него и чуть позднее - курорт Шымбулак. До этого там темнели непроходимые леса. И кто-то из «варваров», то есть тех, кто принимал решения в стране, задумал сделать жителям подарок. И - подарил. Два замечательных объекта, которые стали национальными брендами.

К счастью (или к несчастью?) в те годы не было «зеленых». Во всяком случае – так шумно. Не было «гринписов». Не было сердобольных охранителей. Не было праздных крикунов. Все были при деле. Кто-то учился, а кто-то работал.

И попробуй в те годы поднимись с барабаном на сопку. Там бы тебя уже ждал «бобик» с санитарами и тебя, вместе с твоим барабаном, отвезли бы по конкретному адресу. И потом бы ты уже исполнял «партию весеннего грома» в самодеятельном ансамбле какой-нибудь канатчиковой дачи. Потому что тогда у власти стояла партия коммунистов. Она не жаловала барабанщиков и трубачей и особенно ревностно относилась к тому, что написано на транспарантах. Членами её были наши отцы и деды – носители звучных и не очень звучных фамилий. Это они построили. И нам оставили в качестве наследства.

А ещё…

Когда-то там, где нынче знаменитый французский Куршевель и итальянские Доломиты, австрийский Бад Гаштайн и швейцарский Санкт-Мориц… Когда-то там тоже темнели леса и высились скалистые горы. Нынче туда съезжаются отдыхать со всего мира. Туристы. Тратят сумасшедшие деньги. Однако всё это игнорируется и не берётся в расчет. Считается – пускай, это у них там всё красиво и для людей. Но это не наш путь.

Получается: наши люди – второго сорта? Наши недостойны? Нам не нужны курорты? Нам нужны нетронутые горы, куда будут ходить по выходным от силы человек сто? Ну пятьсот? Те, кому позволяет здоровье и свободное время подняться самостоятельно на такую высоту?

Будет плохо, если туда проведут канатку, облагородят тропы, поставят скамейки и урны, проведут электричество, построят отели с туалетами…

Какая-то однобокая философия получается. Какая-то она вся кривая. Если честно, то вы знаете, что-то мне мешает верить искренности наших доморощенных гринписовцев. Все эти акции на горе с песнями и плясками, все эти шаманские флешмобы с насыланием проклятий…

Как-то всё это нелепо и смешно выглядит. Я понимаю, что настоящий Greenpeace - это в первую очередь большой бизнес. Там крутятся серьёзные деньги. У нас пока все эти пляски не монетизируются, а приносят лишь моральные дивиденды. Но и это какой-никакой капитал. Может пригодиться. А еще греет мысль: взять и помешать кому-то сделать большое дело и устроить людям праздник.

У нас говорят: «Еріккен сарт енегін уқалайды». Самый мягкий перевод – «Чем бы дитя ни тешилось...». По-казахски, правда, точнее и больше подходит. Зато по-русски кто-то из мудрых тоже очень точно сказал, что несчастное общество определяется по количеству общественных деятелей. Чем их больше, тем оно несчастнее.

Есть у нас такая порода людей, которым необходимо слыть активными общественниками, быть всё время на виду и зарабатывать очки за позицию. Хотя – нет. Неправильно.

Позиция - это одно, а поза – это совсем другое.

Позиция – это выношенная, выстраданная всей своей предыдущей биографией линия жизни. Прежде всего, это убеждение. Принципы. За позицию люди шли на эшафот.

А поза… Поза – это дань актуалитету. Что-то вроде моды. Или золотухи. Когда нос по ветру. Конъюнктура момента. Театральность. Жгучее желание прорваться на сцену. В данном случае: выступил против Кокжайлау – получи очко за позу. Выступил за – подвергся всеобщему улюлюканью.

Вот я выступаю – за. И я понимаю – чем мне это грозит. Сколько теперь выльется на мою голову. Но я тоже по-своему, тихо и без лишнего пафоса, люблю этот город, люблю эту землю – поэтому и вернулся, а не остался где-то там, «в америках». Люблю эти горы. Люблю всех, кто живёт тут, со мною рядом и болеет за общее дело. И я не выступаю «от имени народа».

Я говорю только за себя. Лично. И я хочу сказать по поводу шумихи, поднятой вокруг строительства курорта, - нет, ребята. Не в Кокжайлау тут дело. Не в птичках и снежных барсах. Не в деревьях и травинках. Не нужно подавать информацию «в нужном свете». Не нужно вырывать из контекста. Кому нужна правда, тот не потащится в горы с бубнами.

Тут дело совсем в другом. Иначе не было бы такой истерии, не было бы переполоха, а был бы спокойный уравновешенный диалог, в котором каждый мог бы высказать свою точку зрения без обвинений, оскорблений, танцев с колдунами и прочей ерундой. Важно выслушать друг друга, а не устраивать маскарады. Но выслушать и понять невыгодно. «Не прикалывает». Поэтому – бубны.

Я понимаю, что акимат априори – враг. Правительство тоже. И все, кто там сидит, все они сволочи, казнокрады и рвачи. А те, кто хочет получить заказы на строительство, – тоже ничем не лучше. Вся эта гоп-компашка давно уже всех достала. И те, кто выступает за курорт «Кокжайлау», с ними заодно: они продались дьяволу, пошли на сделку с совестью, они хромые, горбатые и толстые...

Риторика обкатана мильон раз. Однако дело в том, что шум так называемых активистов заглушает здравые голоса с обеих сторон. Их не слышно – отдельных голосов. Стоит ор, и уже никто никого не слушает. Тема заболтана.

Так оно часто в жизни бывает: кто-то пытается что-то создать. Сделать. Старается. Пыхтит. А кто-то стоит рядом и кричит: «Смотрите-смотрите, что он делает!»

Источник: Ratel.kz. Публикуется с разрешения редакции. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8113 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
Председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить