Необходимость глобальной долговой паузы, которая сработает

ЛОНДОН/НЬЮ-ЙОРК/ЖЕНЕВА – Столкнувшись с беспрецедентным экономическим кризисом из-за пандемии Covid-19, правительства богатых странах выбрали подход по принципу «сделать всё, чего бы это ни стоило», ради спасения экономики от краха

ФОТО: abctv.kz

Однако в других странах мира этот кризис оказался ещё более сильным, и те же самые политики начинают повторять действия администрации президента США Герберта Гувера в начале Великой депрессии, по сути, заявляя, что больше невозможно ничего сделать. В результате развитые страны получают пакеты финансовой помощи размером в триллионы долларов, а остальным достаются жалкие крошки.

Трагедия не только в том, что экономические издержки социального дистанцирования в развивающихся странах будут, скорее всего, выше. Но и в том, что огромные усилия по спасению экономики в богатых странах серьёзно затрудняют борьбу с пандемией в бедных странах.

Государства, обладающие достаточными возможностями для заимствований, например США, могут привлекать колоссальные средства под крайне низкие проценты. Но эти средства приходят от инвесторов из развивающихся стран, которые ищут безопасные активы, и от американских инвесторов, которые избавляются от активов за рубежом. Иными словами, часть финансирования, на которое опираются США и другие развитые страны, поступает из развивающихся стран, где финансовые проблемы намного острее.

Неудивительно поэтому, что уже более 100 стран обратились в Международный валютный фонд за финансовой помощью. Однако ресурсов, имеющихся в распоряжении МВФ, недостаточно.

Именно поэтому правительства стран «Большой двадцатки» недавно договорились о том, чтобы разрешить 76 беднейшим странам мира приостановить выплаты по двусторонним межгосударственным кредитам до конца 2020 года. Однако в плане «Большой двадцатки» упущен важнейший элемент – частные кредиторы, на долю которых приходится основная часть долга стран со средним уровнем доходов, таких как Мексика.

Без участия частного сектора любое смягчение выплат по межгосударственным долгам стран со средним уровнем доходов будет использовано для обслуживания их долга перед частным сектором. Бессмысленно облегчать долговое бремя беднейших стран, связанное с межгосударственной задолженностью, если единственным результатом этого станут трансферты коммерческим кредиторам.

Все частные кредиторы должны в равной мере участвовать в любой паузе в обслуживании долгов. И дело не только в фундаментальной справедливости, но и в том, чтобы гарантировать адекватное финансирование развивающимся странам. Участие кредиторов не может быть исключительно добровольным. Если оно будет добровольным, тогда льготы, предоставленные согласившимися частными кредиторами, просто пойдут на субсидирование тех, кто решил во всём этом не участвовать.

История подсказывает, что значительная доля частных кредиторов может отказаться от участия, особенно когда их собственные балансы сокращаются из-за последствий пандемии. Для того чтобы развивающиеся страны смогли выдержать шок Covid-19, в долговой паузе должны обязательно участвовать все частные кредиторы.

Мы предлагаем, чтобы многосторонняя организация, например Всемирный банк, создала центральную кредитную структуру для каждой страны, обратившейся с просьбой о временном облегчении долгового бремени, и позволила ей депонировать в этой структуре свои процентные выплаты, чтобы в дальнейшем использовать их в качестве чрезвычайных ресурсов для борьбы с пандемией. Выплаты по основной сумме долга в этот период также должны быть отложены, с тем чтобы все долговые платежи были перенесены на более поздний срок.

Многосторонняя организация, контролирующая соблюдение долгового моратория, будет следить за кредитной спецструктурой каждой страны, гарантируя, что платежи, которые в ином случае уходили бы кредиторам, используются исключительно на чрезвычайное финансирование борьбы с Covid-19. Как только глобальная пандемия закончится, страна вернёт всё финансирование, полученное из этой чрезвычайной структуры.

Во многих странах во внутреннее законодательство включены правовые доктрины, которые позволяют приостанавливать выполнение контрактов из-за абсолютно непредвиденных, непредсказуемых и непредотвратимых событий. А в международном публичном праве признаётся – в рамках так называемой доктрины «необходимости», – что государства иногда могут быть вынуждены реагировать на подобные исключительные обстоятельства, причём даже ценой нарушения нормального выполнения своих контрактных или договорных обязательств.

Covid-19 отвечает всем этим критериям. Странам, по которым сильно ударила пандемия, будет необходимо использовать все доступные финансовые ресурсы для борьбы с этой болезнью. И они должны будут получать эти ресурсы из нескольких источников – перенаправляя расходы, которые предполагалось потратить на другие цели; получая кредиты или гранты от официальных институтов; используя деньги, которые были предназначены для обслуживания долга по графику.

Государства, проводящие такую коррекцию, будут это делать не из произвольных соображений или потому, что они сделали такой выбор. Это будут действия, вызванные необходимостью, – в самом истинном значении этого слова. Каждый, а особенно страны «Большой двадцатки», должен публично признать этот факт в контексте рекомендаций по введению временной паузы в выплатах по двусторонним и коммерческим долгам.

Кто-то может испугаться, что мораторий уничтожит рынок суверенных долгов. Подобную озабоченность следует успокоить тем фактом, что пандемия Covid-19 – событие, случающееся раз в жизни. Именно поэтому оно сопровождается глубочайшей глобальной рецессией со времён Великой депрессии, более строгим режимом изоляции, чем во время Второй мировой войны, а также беспрецедентной монетарной и бюджетной политикой во всех развитых странах. Пандемия даже привела к тому, что впервые в мирное время были перенесены летние Олимпийские игры, которые должны были состояться в Токио в июле и августе.

Если уж Международный олимпийский комитет и Япония смогли перенести Олимпиаду-2020, то и «Большая двадцатка», несомненно, сможет организовать паузу в выплатах по суверенному долгу перед частным сектором ради того, чтобы удерживать на плаву мировую экономику до тех пор, пока не наступят лучшие времена.

Патрик Болтон – профессор экономики в Имперском колледже Лондона

Ли Бакхайт – почётный профессор права в Эдинбургском университете
Пьер-Оливье Гуринш – профессор экономики в Калифорнийском университете в Беркли
Миту Гулати – профессор права в Университете Дьюка
Чанг-Тай Шей – профессор экономики Бизнес-школы им. Бута при Чикагском университете
Уго Паницца – профессор экономики и заведующий кафедрой финансов в Женевском институте международных отношений и развития
Беатрис Ведер ди Мауро – профессор экономики в Женевском институте международных отношений и развития

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5662 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
1 декабря родились
Алексей Огай
экс-член правления АО «Самрук-Энерго»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить