Почему глобальный налог для богатых нужно повысить

НЬЮ-ЙОРК. «Историческое», «инновационное», «революционное» – так охарактеризовали многие недавнее соглашение министров финансов «Большой семерки» о глобальной минимальной эффективной налоговой ставке «не менее» 15% для крупных транснациональных компаний. Министры также согласовали новую формулу распределения доли налоговых поступлений от этих компаний между странами

ФОТО: pixabay.com

Но какое бы соглашение о глобальном налоге в конечном итоге ни возникло, оно должно отражать интересы всего мира, в том числе развивающихся стран, а не только семи крупных развитых стран. Развивающийся мир в большей степени зависит от корпоративных налоговых поступлений и, таким образом, больше страдает от уклонения от уплаты налогов транснациональными корпорациями, что приводит к потере доходов во всем мире в размере как минимум 240 млрд долларов США ежегодно.

Многие развивающиеся страны, и в частности страны с низкими доходами, даже не участвуют в расширенных переговорах OЭСР и «Большой двадцатки» по размыванию налогооблагаемой базы и выведению прибыли из-под налогообложения. Участники были представлены Межправительственной группой двадцати четырех и Африканским форумом налоговой администрации (АФНА), которые координируют позиции участников, активно задействованных в переговорах. Некоторые члены «группы 24-х», включая Аргентину, Бразилию, Индию, Мексику и Южную Африку, также входят в «Большую двадцатку».

Первая проблема, связанная с соглашением «Большой семерки», заключается в том, что предлагаемая минимальная налоговая ставка в размере 15% является низкой, близкой к ставкам в таких налоговых оазисах как Швейцария и Ирландия. Это отражает предпочтение нескольких стран «семерки» защитить свои транснациональные корпорации, а не следовать примеру администрации президента США Джо Байдена, которая изначально призвала установить минимальную глобальную ставку в 21%.

Более того, согласно нынешнему предложению, большая часть дополнительных налоговых отчислений будет поступать в страны происхождения транснациональных корпораций, а не в так называемые страны производства, где эти фирмы получают прибыль. Неудивительно, что члены «группы 24-х» хотят оставить за странами производства приоритет в применении минимального налога, особенно в отношении оплаты услуг и прироста капитала, чтобы защитить свою налоговую базу. Предоставление приоритета странам происхождения международных корпораций скорее усилит, чем смягчит несправедливость, уже заложенную в нынешнюю международную налоговую систему.

Какой доход принесет минимальный налог, будет зависеть от ставки. Недавнее исследование Наблюдательного комитета ЕС по налогообложению показало, что минимальная ставка 21% обеспечит дополнительные 100 млрд евро (122 млрд долларов США) доходов от корпоративного подоходного налога в 2021 году для 27 стран Европейского Союза, а сбор в размере 15% принесет половину этой суммы. Разница еще более заметна для развивающихся стран. При ставке налога 15% ЮАР и Бразилия могут получить дополнительно 600 млн евро и 900 млн евро соответственно по сравнению с 2 млрд евро и 3,4 млрд евро при ставке 21%.

Поскольку в большинстве африканских стран ставки корпоративного налога составляют 25-35%, глобальная ставка около 15% просто слишком низка и, следовательно, вряд ли вызовет значительное сокращение оттока прибыли из региона. Страны «семерки» и «двадцатки» должны показать мировое лидерство, в одностороннем порядке обязавшись ввести гораздо более высокую минимальную ставку налога, чем уже согласованная. Это должно быть не менее 21%, как предложили США, а лучше 25%.

Вторая часть соглашения «Большой семерки» вводит формулу распределения глобальной прибыли транснациональных компаний для целей налогообложения. Но это предложение будет применяться только к крупнейшим фирмам с глобальной маржой прибыли не менее 10%. И как минимум 20% их так называемой «остаточной» прибыли, превышающей этот порог, будет подлежать налогообложению в странах, в которых она получена.

Хотя это новое правило затронет такие технологические гиганты США как Apple, Facebook и Google, оно может в конечном итоге применяться лишь к незначительной части глобальной прибыли примерно 100 крупнейших транснациональных корпораций. То есть эта мера не принесет большого дополнительного дохода – возможно, менее 10 млрд по всему миру в год.

«Группа 24-х» потребовала большего перераспределения глобальной прибыли, при этом процент перераспределения варьируется от 30% до 50% с фирм, получающих наибольшую прибыль. АФНА попросила, чтобы эти правила применяли ко всем транснациональным компаниям с годовым доходом более 250 млн евро, что ниже порога в 10 млрд долларов США, предложенного «Большой семеркой», и настаивает, чтобы процент всех международных доходов, и обычных, и остаточных, был выделен для стран, где эти компании ведут свой бизнес.

Фактически невозможно провести концептуальное различие между «обычной» и «остаточной» прибылью транснациональной компании, поскольку вся прибыль по существу является результатом глобальной деятельности фирмы. Более простым решением было бы распределить глобальную прибыль между странами на основе определенной в соответствии с ключевыми факторами, которые генерируют прибыль: наемным трудом, продажами и активами.

Такое правило поможет выровнять правила игры, уменьшить искажения, ограничить возможности уклонения от уплаты налогов и обеспечить уверенность транснациональным корпорациям и инвесторам. Вместо этого предлагаемое «семеркой» различие между обычной и остаточной прибылью отражает политическое соглашение, призванное предупредить будущее усугубление глобального перераспределения налогов и доходов.

Международные налоговые переговоры выглядят отражением продолжающихся обсуждений вакцины против COVID-19 во Всемирной торговой организации, где лидеры ЕС блокируют временное исключение из прав интеллектуальной собственности, которого требуют развивающиеся страны, и поддерживают США. В обоих случаях глобальное лидерство требует выхода за рамки национальных интересов, чтобы гарантировать всем странам, с любыми ресурсами, возможность развития более справедливой и устойчивой постпандемической экономики. И решать проблемы развивающихся стран нужно не только исторически новым, но и справедливым путем.

Хосе Антонио Окампо – бывший министр финансов Колумбии и экс-заместитель генсека ООН по социально-экономическим вопросам, профессор Колумбийского университета и председатель Независимой комиссии по реформе международного налогообложения корпораций

Томмазо Фачио – глава секретариата Независимой комиссии по реформе международного налогообложения корпораций

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3489 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
22 сентября родились
Кайрат Боранбаев
президент Национального паралимпийского комитета Казахстана, №14 в рейтинге 50 богатейших бизнесменов Казахстана
Ануар Джумадильдаев
председатель Комитета казначейства Министерства финансов Республики Казахстан
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить