Деофшоризация сознания казахстанской элиты: реальность и мифы

Премьер-министр РК явно оказался в деликатной и опасной ситуации, считает директор Группы оценки рисков Досым Сатпаев

Бакытжан Сагинтаев и Нурсултан Назарбаев.
Фото: Акорда
Бакытжан Сагинтаев и Нурсултан Назарбаев.

В среду, 6 декабря, в ходе общенационального телемоста президент Казахстана снова потребовал от казахстанских бизнес-структур, в том числе некоторых национальных компаний, вернуть деньги в страну и не держать их на зарубежных счетах.

По словам главы государства, речь идет о 18 отечественных компаниях, которые удерживают $12,5 млрд за рубежом. «Три легализации было, хоть кого-нибудь копнули? Хоть кого-нибудь привлекли к ответственности? Никого…» - заявил президент.

Напоминает «день сурка», так как примерно такие же требования звучали еще в 2015, когда глава государства заявил следующее: «Я еще раз призываю принять участие в легализации капитала и имущества, люди, которым государство дало возможность разбогатеть, я по пальцам всех знаю, и я знаю, как они богатели – каждого в Казахстане сейчас состоятельного». По тональности это чем-то напоминало уже легендарную президентскую фразу, которая прозвучала несколько лет назад также в адрес чиновников и местной бизнес-элиты: «Я могу любого из вас взять за руку и повести в суд».

Отличие заключается в том, что в 2015 пальчиком пригрозили казахстанским олигархам. В этот раз кнут показали и некоторым национальным компаниям, которые имеют многомиллиардные счета за бугром.

Вчера также прозвучал еще один тезис из уст главы государства: «Вы потеряете деньги, которые держите «за бугром», разве не видите? В условиях санкций никто вам не поможет. Возвращайте деньги и держите их в Казахстане. Какая гарантия нужна вам? Законы, указы? Я это сделаю. Не сделаете этого, мы сделаем сами. Не обижайтесь».

В 2015 говорилось примерно тоже самое: «Я предупреждал и хочу сказать – после этой легализации мы начнем искать деньги, запрятанные от налогов по всему миру. Наверное, вы все видели, генеральный прокурор везде ездил, везде подписал договор о правовой помощи с самыми крупными странами, начиная с США. Организация экономического сотрудничества и развития объявила, что раскроет все счета, никаких офшоров не будет. Мы предлагаем добровольно открыть деньги и спать спокойно, не дергаться, когда звонок в дверь. И то, и другое связано с привлечением инвестиций в Казахстан».

Кстати, многих иностранных инвесторов давно уже удивляла интересная ситуация, при которой казахстанские власти долгие годы так активно зазывали их в Казахстан, в то время как местный крупный бизнес, чиновники, национальные компании и квазигосударственные структуры не менее активно выводили свои капиталы за бугор. Конечно, часть этих денег все-таки возвращалось в страну, но уже под видом тех же иностранных инвестиций от офшорных компаний.

Объективности ради стоит сказать, за последние несколько лет тема деофшоризации казахстанской экономики, по крайней мере, публично, стала подниматься на государственном уровне. Например, еще в 2013 распоряжением тогда еще премьер-министра РК Серика Ахметова была даже создана рабочая группа по деофшоризации экономики. Но после смены главы правительства, которого чуть позже самого обвинили в коррупционных преступлениях, об этой рабочей группе что-то не было слышно. В декабре 2014 Казахстан также присоединился к Страсбургской конвенции 1988 года, которая направлена на повышение эффективности взаимодействия между налоговыми службами. Тогда было заявлено о том, что уже заключено соглашение об обмене налоговой информацией со странами, имеющими льготное налогообложение. Был и прогноз, будто с сентября 2018 казахстанские государственные органы начнут обмениваться и получать информацию по счетам 2017 года всех казахстанских резидентов.

Даже в обычно молчаливом парламенте тема деофшоризации стала публично освещаться. Например, партия «Ак Жол» не так давно снова затронула тему офшорных счетов и необходимость возвращения в страну теневых капиталов. Как было заявлено, за последние несколько лет в правительство уже направлялось десять запросов по этому поводу, в том числе с предложением провести деофшоризацию экономики РК. Интересно, что, по заявлению лидера партии Азата Перуашева, в прошлом году правительство опять отказалось рассматривать тему деофшоризации экономики, ссылаясь на уже созданный механизм валютного контроля и финансового мониторинга банковских операций.

В глаза бросается то, что в этот раз, президент обратился лично к премьер-министру Бакытжану Сагинтаеву с требованием: «…начинать разработку проектов законов, чтобы зажать и заставить, чтобы держали деньги в Казахстане». При этом пока непонятно, идет ли здесь речь, в том числе, о законопроекте «О регулировании деятельности, осуществляемой через офшорные зоны», которую лоббировал «Ак Жол». Также предлагалось, в том числе, отменить принцип банковской тайны в отношении зарубежных банковских счетов для членов правительства, руководителей национальных компаний и государственных предприятий.

Тем более что за последние два года республика уже оказывалась в центре скандалов после появления двух досье с офшорными счетами многих представителей казахстанской политической и бизнес-элиты. Сначала в 2016 всплыл «Панамагейт», когда более 250 казахстанских физических и 8 юридических лиц оказались в панамском списке офшоров. А в 2017 Международный консорциум журналистских расследований и Центр по исследованию коррупции и организованной преступности выложили «Райское досье», в котором фигурировали офшоры Каймановых, Бермудских и Британских Виргинских островов, где снова засветились некоторые представители национальных компаний Казахстана и члены правительства. Но, как обычно, большинство фигурантов этих списков сделали вид, что это их не касается.

Возможно, это связано с особенностями закрытой политической системы, где crony capitalism, или «дружеский (кумовской) капитализм», как это называет журнал The Economist, - лишь версия средневековой модели, когда сюзерен получает лояльность вассалов в обмен на предоставленную им возможность кормиться за счет других. Офшоры долгое время были одним из механизмов такого кормления для многих представителей власти и крупного бизнеса. Но проблема нашей власти заключается в том, что, если она будет чрезмерно пытаться осушить источники вассального кормления под видом борьбы с коррупцией или офшорами, всегда есть риск снижения лояльности тех, кто был ее опорой.

Кстати, этот процесс, скорее всего, уже происходит на среднем и низовом уровнях бюрократического аппарата, который еще не дорос до офшоров, но и доступа к коррупционной кормушке получает всё меньше и меньше. Ведь в нашей стране до сих пор действуют два принципа «фаворитизма»: 

1. «Прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав»

2. «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку».

То есть, при нанесении точечных ударов по отдельным представителям казахстанской политической и бизнес-элиты информация об их офшорных счетах может быть вполне мощным оружием. Но тогда выходит, что избирательная борьба с владельцами офшоров – не более чем новая форма передела собственности. И при таком раскладе казахстанские владельцы офшорных счетов попали в двоякую ситуацию. С одной стороны, активизация борьбы многих стран с офшорами и тайными банковскими счетами, а также регулярные информационные вбросы в сеть списков владельцев этих счетов через WikiLeaks или International Consortium of Investigative Journalists (ICIJ), нервируют нашу элиту.

Ясно, что сфера сокрытия теневых капиталов в разных странах мира сокращается, как шагреневая кожа. На этом фоне призывы главы государства к представителям элиты возвращать деньги в страну звучат и заманчиво, и настойчиво, тем более что своеобразный налоговый рай хотят создать и в Казахстане на базе Международного финансового центра Астана (МФЦА). С другой стороны, серьезным риском является то, что создание МФЦА (даже с конституционными поправками) отнюдь не гарантирует долгое существование этого финансового центра, так как главным гарантом поддержания финансово-экономической стабильности в Казахстане фактически является один лишь действующий глава государства.

На этом фоне его призыв: «Возвращайте деньги и держите в Казахстане. Это более надежное хранение денег, чем в кармане или зарубежном банке» многих из тех, кому он адресован, не успокаивает.

К тому же, одна из волн бегства капиталов за пределы Казахстана как раз была связана с ростом политических рисков и неопределенности по поводу перспектив страны после ухода действующего президента из политики. То есть перед значительной частью крупного казахстанского частного бизнеса сейчас стоит сложный выбор между двумя рисками: либо потерять все в стране после смены власти, когда может начаться новый передел собственности, либо потерять часть капиталов и собственности за границей, если вдруг не прислушаться к предупреждениям Акорды. Хотя более умные, как отмечают некоторые эксперты, стараются искать спасения не в офшорах, а в «оншорах», где также есть различные налоговые льготы, но они работают при соблюдении определенных жестких условий.

Кстати, возникшая ситуация, когда правительство опять начинает шевелиться только после пенделя со стороны президента, вполне предсказуемо разрушает широко разрекламированный миф о том, что недавнее перераспределение полномочий от президента к правительству и парламенту оставляет за главой государства только внешнюю политику, национальную безопасность и обороноспособности страны. Либо президент считает, что борьба с офшорами затрагивает все эти три сферы. Но явно видно, что это перераспределение полномочий отнюдь не повысило ответственность правительства перед депутатским корпусом, чьи инициативы в сфере деофшоризации казахстанской экономики демонстративно игнорировались. Вполне возможно, и потому, что за этими инициативами стояли интересы отдельных игроков внутри элиты.

В любом случае, сейчас уже не позавидуешь премьер-министру РК, который явно оказался в деликатной и опасной ситуации.

Президент вполне четко заявил: «Поручаю правительству как акционеру. Разобраться и доложить мне. С каждым поговорим, с каждым… Если не сделаете, предупреждаю, тогда я по-другому буду работать, как возвратить эти деньги. Но вас уже не будет».

Непонятно только, под выражением «но вас здесь не будет» глава государства имел ввиду любителей прятать деньги за бугром или же премьер-министра, а также тех членов правительства, которые отвечают за это направление, а, может, и тех, и других? В любом случае ясно, что реальная, а не мифическая борьба премьер-министра с казахстанскими владельцами офшорных счетов и компаний не поспособствует увеличению количества друзей в элите. И каждому, кому придется разгребать эти авгиевы конюшни, придется продемонстрировать высокий уровень номенклатурной гибкости и эквилибристики, когда будет важно не только, чтобы волки были сыты, а овцы целы, но, самое главное, важно будет не перепутать, кто неприкасаемый «волк», а кто «овца» на заклание.  

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


политолог

 

Статистика

11989
просмотров
 
 
Загрузка...