Признать болезнь и лечить: как в Казахстане скрывают истинную безработицу

И как решить проблемы с бедностью и трудоустройством

ФОТО: © Depositphotos/giggsy25

По основным показателям среднего уровня жизни Казахстан прочно входит в число бедных стран. Причём из-за постоянного роста стоимости жизни и стагнации доходов уровень жизни большинства граждан продолжает неуклонно снижаться. Ни для кого не является секретом, что проблема массовой бедности у нас напрямую связана с проблемой высокой безработицы. По приведенным в предыдущей статье оценкам, для полной занятости всего трудоспособного населения в казахстанской экономике не хватает около 2 миллионов рабочих мест.

При рабочей силе в 9,3 млн человек это соответствует реальному уровню безработицы в районе 20%. Это критически высокий по всем меркам уровень, который определяет низкий уровень жизни как минимум половины населения страны. В это число прежде всего входят сами безработные и их семьи. Кроме них, сюда входит также большое количество так называемых работающих бедных, заработная плата которых остаётся низкой из-за высокой конкуренции за дефицитные рабочие места. Именно так массовая безработица приводит к массовой бедности. Разорвать этот порочный круг может только восполнение недостающих 2 миллионов рабочих мест. Сделать это можно только при масштабном развитии обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства. В остальных трёх секторах экономики, по разным причинам, создать такое количество новых рабочих мест невозможно даже теоретически (более подробно эта тема раскрывалась в одной из предыдущих статей).

Топтание на месте

Задачи развития обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства стоят в повестке экономической политики государства ещё с 90-х годов. Тогда именно из-за массового закрытия предприятий в этих секторах экономики впервые появились массовая безработица и бедность. С тех пор эти вытекающие друг из друга проблемы так и не удалось решить в полной мере. Количество оплачиваемых рабочих мест в обрабатывающей промышленности и в сельском хозяйстве за 30 лет сократилось с 3,3 до 1,0 млн. Как сейчас выясняется, восстановление этих утраченных рабочих мест всё-таки необходимо. Но процесс этот идёт крайне медленно.

По данным статистики, за 11 лет (с 2010 по 2021 год) количество рабочих мест в обрабатывающей промышленности возросло всего на 20 тысяч, а в сельском хозяйстве оно и вовсе сократилось. При таких темпах создание в этих секторах миллионов новых рабочих мест выглядит нерешаемой задачей. Однако, если разобраться, то такие скромные результаты являются вполне закономерными. Ведь проводившаяся все эти годы модель экономической политики на самом деле и не была настроена на рост занятости.

Что не так с нынешней экономической политикой?

Пожалуй, главная ошибка нынешней модели экономической политики состоит в отрицании проблемы острой нехватки рабочих мест в экономике. Официальный уровень безработицы давно уже держится у нас около 5%. А безработица 5% - это то же самое, что и температура тела 36,6 градусов. То есть болезни нет, а значит, и ничего делать не надо. Поэтому задача создания рабочих мест если и стоит в повестке экономической политики, то занимает в ней явно второстепенное место. Показательно, что во всех принятых до 2020 года госпрограммах индустриального развития и развития АПК задаче роста занятости населения внимания практически не уделялось. В тексте программ не было ни целей, ни задач, ни целевых индикаторов по созданию новых рабочих мест.

Первые планы по созданию рабочих мест в программах развития обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства появились только в последние два года. Это явно происходит по настоянию президента, который, будучи избираемым лицом, не может не реагировать на массовые запросы граждан. Но, несмотря на его призывы, в целом курс экономической политики остался прежним. Так, в действующей программе индустриально-инновационного развития на 2020-2025 годы в обрабатывающей промышленности запланировано создание всего 32 тысяч рабочих мест за 6 лет. А в принятом менее года назад Национальном проекте по развитию АПК на 2021-2025 годы в сельском хозяйстве на этот период запланировано создание 100 тысяч постоянных и 400 тысяч временных рабочих мест. Такие планы явно не соответствуют масштабам потребности в рабочих местах и потенциалу этих секторов в расширении занятости. Кроме этого, все остальные направления экономической политики остались прежними. В денежно-кредитной, курсовой, бюджетной и налоговой политиках как не было, так и нет акцента на расширении занятости. Поэтому можно сделать вывод, что проводимая сейчас экономическая политика повторяет прежние ошибки. А значит, и результаты к 2025 году, скорее всего, будут прежними.

Лечение начинается с признания болезни

Решение проблем высокой безработицы и бедности является прежде всего управленческой задачей. Как показывает опыт, тут недостаточно просто поставить цели создания новых рабочих мест, развития обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства. Необходимо увязать эти задачи между собой, выставить приоритеты, обеспечить измеримость результатов, установить чёткие количественные цели, организовать процесс их достижения и затем наладить эффективный контроль. То есть необходимо соблюсти все основные управленческие законы. И только в этом случае можно рассчитывать на результат.

Прежде всего необходимо официально признать факт высокой безработицы. Без такого политического решения невозможно привлечь к задаче создания рабочих мест должное внимание государственного аппарата. Без этого невозможно и установить чёткие количественные цели по созданию рабочих мест. А без таких целей невозможно отслеживать эффективность проводимой работы и отличать успехи от провалов.

Далее необходимо придать задаче достижения полной занятости высший приоритет в экономической политике. Сейчас таким высшим приоритетом, согласно действующей стратегии «Казахстан-2050», остаётся экономический рост. Но рост ВВП при сырьевом характере нашей экономики происходит и без создания рабочих мест. В итоге создаётся лишь внешняя видимость экономического успеха, а проблемы безработицы и бедности продолжают оставаться на периферии внимания и не решаются. Между тем пространство для дальнейшего игнорирования этих проблем заканчивается и продолжение такой страусиной позиции может привести к повторной политической дестабилизации.

Признание проблемы высокой безработицы и придание задаче борьбы с ней высшего приоритета повлечёт за собой кардинальный пересмотр всего комплекса экономической политики. В частности, потребуется внести как минимум следующие изменения.

Экспортная ориентация

До сих пор развитие обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства рассматривалось у нас прежде всего как средство для снижения зависимости внутреннего рынка от импорта. Поэтому ставка делалась и делается в основном на импортозамещение. Но, работая на объективно узком внутреннем рынке, даже при самом лучшем сценарии можно рассчитывать на создание лишь нескольких десятков тысяч новых рабочих мест. Между тем количество недостающих рабочих мест в нашей экономике исчисляется миллионами. Поэтому если Казахстан всерьез намерен преодолеть бедность, то у нас объективно нет другого выбора, кроме как развитие экспортоориентированных обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства.

Только продавая продукцию на широких внешних рынках, можно обеспечить занятость трудоспособного населения страны на приемлемом уровне. Другого пути нет. Не случайно практически все страны, сумевшие обеспечить высокий средний уровень жизни своих граждан, одновременно являются и крупными экспортерами продукции обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства.

Опора на крупный национальный капитал

Производство и продажа промышленной продукции на высококонкурентные экспортные рынки — это крайне сложная задача, требующая максимальной концентрации усилий и талантов на протяжении десятков лет. Мировой опыт показывает, что есть только одна группа людей, которая может обеспечить выполнение этой задачи. Государственный сектор, за редким исключением, не способен на это в силу отсутствия должной долгосрочной личной мотивации у принимающих сложнейшие технологические и бизнес-решения чиновников и наёмных государственных менеджеров. Иностранный капитал, как правило, не заинтересован в создании на чужой территории сильных конкурентов, работающих на переднем крае технологического развития. А малому национальному бизнесу не хватает ресурсов для решения такой масштабной задачи. Поэтому если эта задача и может быть кем-то решена, то только крупным национальным капиталом. Только он имеет и накопленный успешный бизнес-опыт, и кадровый потенциал, и капитал, и долгосрочную мотивацию развивать производства на территории Казахстана. Работа государства — привлечь его к решению этой национально значимой задачи и создать все необходимые условия для его успеха в этом деле. В этом плане полезным является следование опыту Южной Кореи, где задачу создания практически с нуля мощной экспортоориентированной обрабатывающей промышленности государство решило в тесной связке с несколькими десятками крупных частных компаний с корейским капиталом.

Продолжение следует.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
11563 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить