Постамериканские сети: кто займётся их разработкой

В современном мире доступ к глобальным сетям является критически важным источником силы, но возникающая в результате этого взаимозависимость может также приводить к появлению уязвимости. Сила создаётся центральным положением: можно быть хабом, который соединяет все остальные узлы сети (или их большинство). Угроза отказа в доступе к таким хабам может стать серьёзным наказанием для нарушителей. Но если этой силой злоупотреблять (то есть если асимметричная взаимозависимость начинает использоваться как оружие), тогда участники сети могут решить создать собственные альтернативные сети

Фото: pixabay

Именно с таким риском сейчас столкнулись США. Америка обладает главной резервной валютой мира и играет центральную роль в глобальных финансовых сетях. Но она начала пользоваться этим положением для достижения внешнеполитических целей, которые могут ослабить её центральное положение и, следовательно, её влияние в долгосрочной перспективе.

Главным примером стал разрастающийся иранский кризис, который начался в мае 2018 года, когда США в одностороннем порядке вышли из ядерного соглашения 2015 года – официально оно называется «Совместный всеобъемлющий план действий» (СВПД). Хуже того, США стали навязывать своё решение другим странам, подписавшим это соглашение (Британии, Франции, России, Китаю, Германии и ЕС), угрожая ввести вторичные санкции против третьих сторон, соблюдающих СВПД.

Теоретически у остальных участников СВПД должна была быть возможность продолжать бизнес с Ираном. Но США, ссылаясь на соглашение о сотрудничестве с ЕС, которое изначально предназначалось для борьбы с «Аль-Каидой», сумели ввести вторичные санкции через базирующееся в Бельгии «Общество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций» (SWIFT).

Под американским давлением компания SWIFT была вынуждена отключить иранские банки от глобальной платёжной системы, которой она управляет, фактически отрубив Иран от мировой финансовой системы и ограничив его возможности ведения бизнеса даже с теми странами, которые не вводили против него санкции.

Как и многие европейские компании, SWIFT имеет зарегистрированное отделение и дата-центр в США. Если бы компания отказалась подчиниться, её ожидали бы серьёзные штрафы, аннулирование американских виз сотрудников или даже отказ в доступе к долларам США.

После этого Франция, Германия и Великобритания объявили о планах создать компанию специального назначения под названием INSTEX, которая, подсчитывая стоимость экспорта и импорта, позволяла бы осуществлять бартер товарами между Европой и Ираном, без необходимости в прямых двусторонних денежных потоках. Но на практике транзакции INSTEX оказались ограничены лишь гуманитарными товарами, которые не являются объектом американских санкций. По сути, США сумели заморозить участие в соглашении.

Вне зависимости от того, сумеет ли Америка подчинить Иран своей воле (такой исход сейчас выглядит крайне маловероятным), администрация Трампа усилила стимулы других стран заняться поиском способов полного обхода американской финансовой системы. В ответ на западные санкции, введённые после интервенции на территорию Украины в 2014 году, Россия сумела сократить свою внешнюю уязвимость. Среди крупных развивающихся стран лишь у неё одной имеется профицит бюджета и счёта текущих операций, низкий уровень госдолга, а также высокий объём золотовалютных резервов. Россия больше не боится потерять доступ к мировым рынкам финансирования. И она налаживает более тесные связи с Китаем. Обе страны недавно объявили о создании новой системы международных платежей для проведения расчётов в двусторонней торговле в юанях и рублях, причём первые транзакции планируется провести уже в этом году. Иран и Турция уже заявили о своей заинтересованности в участии в этом проекте.

Тем временем, Индия и Япония уже обзавелись независимыми внутренними платёжными системами, а Россия запустила собственную карточную платёжную систему для обхода американских сетей кредитных карт. В Китае мобильные платёжные приложения, например, Alipay компании Alibaba и WeChat Pay компании Tencent, позволяют потребителям вообще отказаться от кредитных карт, совершая платежи напрямую из смартфонов. Стараясь не отстать, компания Facebook объявила о создании новой криптовалюты, которая, как предполагается, будет доступна всем пользователям этой соцсети, а их намного больше за пределами США, чем внутри страны.

Подобные шаги американских противников были предсказуемы, однако альтернативы ищут и европейцы. Целый ряд европейских стран поддерживает тесные связи с Россией, а некоторые из них уже подписались на участие в китайской инициативе «Пояс и путь». Подключение к российско-китайской платёжной системе могло бы обеспечить ценную защиту от потенциальных попыток США ввести санкции против проектов, которые критически важны для европейских интересов, например, против газопровода «Северный поток-2» между Россией и Германией.

Кроме того, Евросоюз стал активней заявлять о своём экономическом суверенитете и пригласил других участников СВПД присоединиться к системе INSTEX. Официальная позиция ЕС долгое время сводилась к тому, что Евросоюз не старается повысить или, наоборот, снизить международную роль евро. Однако недавно Еврокомиссия выступила с предложениями, которые могут расширить использование евро нерезидентами, в том числе в торговле энергоресурсами, продовольствием, а также в аэрокосмической отрасли. Желание Европы уменьшить свою зависимость от американской финансовой системы может стать импульсом для углубления монетарной и бюджетной интеграции, особенно с наступлением 2020 года, когда уже заработает новое руководство ЕС и завершится Брексит.

Как показал Барри Эйхенгрин из Калифорнийского университета в Беркли, ребалансировка сил внутри глобальной финансовой системы происходит либо благодаря историческим катаклизмам, например, мировым войнам, либо благодаря институциональным изменениям. В частности, учреждение Федеральной резервной системы США привело к переносу центра притяжения глобальных финансов из Великобритании в Америку.

Но сегодня центральный игрок системы начал злоупотреблять своим положением так, что подталкивает других, в том числе собственных союзников, заняться разработкой альтернативных сетей. В мире, связанном сетями, где возможность экономического принуждения зависит от наличия тех или иных связей, сети сами по себе являются ценным ресурсом. Но это не природный ресурс; эти сети надо строить и поддерживать ответственным управлением. Администрация Трампа не должна считать их чем-то навсегда гарантированным.

Энн-Мэри Слотер – гендиректор фонда New America

Элина Рыбакова – бывший приглашённый сотрудник аналитического центра Bruegel, сейчас заместитель главного экономиста в Институте международных финансов (IIF)

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2517 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
23 сентября родились
Асылбек Карибаев
Генеральный директор ТОО «ҚазМұнайГаз Өнімдері»
Мурат Бекмагамбетов
директор департамента стратегии GR и корпоративного развития АO НК "Қазақстан темір жолы"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить