Корпоративное управление после GameStop

НЬЮ-ЙОРК – На прошлой неделе участники соцсетей устроили бунт на рынках капитала. Розничные инвесторы скупили огромное количество акций компаний, испытывающих трудности, в том числе GameStop, AMC, BlackBerry и ряда других. Они хотели заработать. Но ещё больше они хотели наказать финансовую элиту, например, хедж-фонды, делавшие ставку на падение акций этих компаний

ФОТО: wikipedia

Наказание удалось: 27 января инвесторы, открывшие короткие позиции по акциям GameStop, потеряли $14,3 млрд. Но реальный смысл этой истории не в том, что кто-то потерял (или заработал) деньги благодаря серии сделок с акциями. Смысл в том, что доминирующая сегодня модель корпоративного управления оказалась на пороге сейсмических изменений.

В нынешней модели советы директоров компаний обладают основной властью над корпорациями. Они отвечают за найм, оценку работы, определение размера вознаграждений и – при необходимости – увольнение генерального директора и других топ-менеджеров; они должны утверждать и все остальные фундаментальные решения.

Для оценки качества работы менеджеров советы директоров уже давно ориентируются в первую очередь на котировки акций. Сегодня этот показатель перестаёт работать. Появляется всё больше фактов, свидетельствующих, что цена акций не является надёжным мерилом качества работы компаний или её руководства. Идея, что советы директоров должны управлять компаниями на основе принципа невмешательства, может быть верной в теории, но она ошибочна в реальном мире. Скупив огромное количество акций в «больных» компаниях, простые люди, которые совершают сделки в интернете, сидя дома на диване, подняли котировки этих компаний, полностью игнорируя их фундаментальные финансовые показатели, в том числе размеры выручки и прибыльность.

Хотя случай GameStop стал, наверное, самым странным новейшим проявлением «пост-правды» на рынке капиталов, едва ли его можно назвать первым. В начале 2000-х годов выяснилось, что некоторые компании выбрали для себя подход «притворяйся, пока это не станет правдой»: они подправляли свою финансовую отчётность ради повышения цены акций.

А потом разразился мировой финансовый кризис 2008 года, начавшийся после того, как в США лопнул пузырь на рынке субстандартной ипотеки. Затем, в 2010 году, произошёл «мгновенный крах» (flash crash): фондовый индекс Dow Jones Industrial Average рухнул почти на 1000 пунктов всего за несколько минут, отчасти из-за действий одного высокочастотного трейдера.

Прибавьте сюда нынешнюю бурю с GameStop, и вам станет как никогда очевидно, что длившийся много десятилетий эксперимент Америки с корпоративным управлением, ориентированным на цену акций, провалился. И это хорошо: оглядываясь назад, мы ясно видим, что такой подход стал равнозначен отказу частного сектора от лидерства.

Советы директоров корпораций сосредоточили внимание на росте котировок акций, и поэтому они в подавляющем большинстве случаев не сумели подготовиться или даже осознать новые риски, ставящие под угрозу успех их компаний и общее процветание. В числе таких угроз – изменение климата, проклятие расовой и гендерной дискриминации, резкий рост неравенства в уровне доходов и богатства (это была вероятная причина бунта GameStop).

Кризис Covid-19 стал иллюстрацией этой проблемы. Компании десятилетиями активно развивали широко разбросанные, ненадёжные производственные цепочки. Они никак не готовились к пандемиям, хотя эксперты предупреждали об их неизбежности. Котировки акций никак не отражали эти риски; наоборот, им шла на пользу возраставшая маржа прибыли. И поэтому, когда разразилась пандемия, компании, как правило, просто не знали, что им делать.

Кроме того, до штурма американского Капитолия сторонниками бывшего президента США Дональда Трампа (мятеж 6 января, в ходе которого погибли пять человек), корпоративные политические комитеты обеспечивали деньгами Республиканскую партию и её пропагандистов, таких как телеканал Fox News. Им было не важно, что республиканские политики и пресса распространяли безосновательные заявления о фальсификации выборов, которыми Трамп подстрекал избирателей. Котировки акций были высокими, поэтому усилившийся риск радикальной политической поляризации в США (и даже крайне правый терроризм, который потенциально может нарушить работу экономики) не попал на радары советов директоров.

Для членов советов директоров корпораций настало время отказаться от близорукой ориентации на фондовые рынки и от пассивного руководства. Это означает, что им надо осознать происходящие радикальные изменения, активней взаимодействовать с топ-менеджерами и сотрудниками, разрабатывать всесторонние и дальновидные стратегии, направлять человеческие и финансовые ресурсы компаний на реализацию этих стратегий. Проще говоря, советы должны воспользоваться своим правом учиться, определять стратегию и руководить.

Новые корпоративные стратегии должны опираться на информацию и использовать новые технологии. Благодаря радикальным улучшениям аналитических компьютерных программ, у советов директоров сегодня имеется возможность глубоко погрузиться в корпоративные данные для формирования ценных выводов и выявления новых проблем. Советы не могут нормально работать, когда они позволяют генеральным директорам контролировать корпоративную информацию и искажённо представлять её членам советов директоров. Именно поэтому советы некоторых компаний уже начали выходить за рамки традиционной ограниченной модели совета, осуществляющего лишь мониторинг, и вводят расширенные процессы информационного и коммуникационного обмена с целью оценить потенциальные риски и возможности во множестве аспектов, а не просто трёхмерно.

Акцент на человеческом суждении членов советов директоров станет также отрицанием футуристических идей пассивного, технологического корпоративного управления на основе алгоритмов. Данные – это не панацея, что стало совершенно очевидно на фоне тех социально-политических сбоев, которые возникают из-за Facebook и Google. Секрет успеха – соединение более качественных данных компаний с беспристрастным обсуждением в совете директоров того, как меняющийся мир влияет на будущее фирмы. Подобного не происходит, когда совет ищет более лёгкие пути и ориентируется на котировки акций.

Нам повезёт, если крах модели совета директоров, осуществляющего лишь мониторинг, приведёт к началу национального диалога о том, что реально нужно для руководства крупными компаниями, особенно на фоне серьёзных политических провалов. Поскольку работа членов советов будут требовать больше времени, директорам придётся сократить число советов, в которые они входят. Тем самым откроется возможность для руководства компаниями на уровне советов директоров для новых – в идеале более молодых и диверсифицированных – лиц.

Последние шоки могут также укрепить альтернативные центры силы. Смелые институциональные инвесторы, например, BlackRock, демонстрируют готовность использовать свою рыночную силу, чтобы помочь предотвратить климатическую катастрофу (хотя крупный пакет акций BlackRock в Fox News свидетельствует, что эта компания в меньшей степени понимает угрозы для американской демократии).

На прошлой неделе простые граждане отреагировали на системное неравенство, устроив популистскую компанию на фондовом рынке и нарушив работу механизмов накопления элиты. Они послали мощный сигнал: необходима новая модель корпоративного управления, которая будет зависеть от суждений людей на уровне советов директоров, а не только от цены на акции. После десятилетий пассивности для членов советов директоров настало время начать руководить.

Фейт Стевелман – профессор корпоративного права в Нью-Йоркской правовой школе

Сара Хаан – профессор корпоративного права в Школе права при Университете Вашингтона и Ли

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3859 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
8 мая родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить