Как живут казахстанцы в Лондоне

Казахстан – страна с двумя столицами: южной (Дубай) и северной (Лондон), гласит народная шутка. Какие категории казахстанцев живут в столице Великобритании, чем занимаются, с кем общаются и в каких скандалах участвуют, рассказал Forbes.kz управляющий партнер Tengri Partners Ануар Ушбаев, проживший на Туманном Альбионе 10 лет

Фото: Вадим Борейко
Развод караула у Букингемского дворца.

F: Ануар, расскажите, когда вы первый раз побывали в Великобритании

- Впервые мне довелось побывать в Англии 15 лет назад, и, как случается, наверное, со многими, я навсегда в неё влюбился. Благодаря активной мотивации со стороны директора моей школы следующие 5 лет я ежегодно ездил на летние языковые курсы в составе школьной группы в самый интересный, как мне кажется, город Великобритании – Оксфорд.

Ануар Ушбаев.

10 лет на острове

F: Какое впечатление произвела на вас Англия?

- До своего первого визита большинство людей судят о ней по книгам, телепередачам, фильмам и уверены, что Туманный Альбион – это страна чопорных, вежливых и до абсурда воспитанных снобов. Это впечатление моментально развеивается, когда человек попадает в столицу Великобритании – Лондон. Во-первых, потому, что Лондон делится на различные мини-экосистемы: маленькую Индию, маленький Пакистан, маленький Китай и т.д. Во-вторых, потому, что современная английская молодежь в своей массе мало напоминает персонажей Конан Дойла и тем более Вудхауза.

Однако Оксфорд способен воссоздать ваши детские книжные впечатления наяву – архитектура, культура современного населения и общая атмосфера города максимально приближаются, как мне кажется, к тем образам, которые вы ожидаете пронаблюдать, попав в Англию впервые.

F: Вам настолько понравилась Великобритания, что вы уехали из Казахстана?

- Да, следующие два года после окончания школы я и группа моих одноклассников провели в Оксфорде, учась по программе международного бакалавриата в колледже St. Clare’s. Наверное, это были самые поучительные, «открывающие глаза» годы нашей жизни – замечательные учителя, мотивирующая обстановка и обмен культурным опытом с другими международными студентами.

Следующим местом пребывания стал факультет экономики Ворвикского университета, который уникален своей комбинацией высочайших академических стандартов в исследованиях и преподавании с опытом жизни в (отчасти закрытой) экосистеме университетского кампуса.

Вторая половина моей жизни в Великобритании пришлась на Лондон, где я сначала изучал прикладную математику и финансы в магистратуре Имперского колледжа Лондона, а затем попал в индустрию инвестиционного банкинга – в американский Goldman Sachs, а после – во французский Societe Generale.

F: Чем вы занимались, работая в этих банках?

- Сначала статистическим арбитражем, затем структурированием деривативов, а после – организацией альтернативных форматов финансирования, в основном на развивающихся рынках. Кроме того, я до сих пор параллельно занимаюсь исследованиями для степени PhD по финансовой математике – к сожалению, в последнее время не так активно, как хотелось бы.

Фото: Вадим Борейко
Вестминстер и Биг Бен.

Казахстанцы в Лондоне: кто они?

F: Известно, что в Лондоне много казахов. Можете предположить, сколько именно?

- У меня нет точной статистики. Думаю, речь идет о тысячах, но я могу проследить динамику последних 10 лет. По моим ощущениям, казахстанцев и, в первую очередь, наших студентов в Англии стало меньше. Думаю, большую роль в этом сыграло сокращение программы «Болашак».

Я лично не имел отношения к этой программе, но поддерживал и уважал эту инициативу. Дело здесь не только в самих знаниях, которые студенты получают в стенах иностранных университетов – знания при желании можно получить в простой городской библиотеке за символическую сумму и в Казахстане. Намного важнее опыт, получаемый от личного общения с носителями этих знаний – профессорами, а также с другими студентами, но самым главным, на мой взгляд, является непосредственно опыт проживания в развитом демократическом государстве.

Человек, проживший 3-4 года в развитой стране с высоким уровнем культуры, с широко образованным населением, с обществом, организованным, в первую очередь, для блага большинства граждан, с эффективным государственным управлением, с культурой гражданской активности и подотчетности государства своим гражданам, с грамотно организованной системой распределения ресурсов по экономике, неизбежно переживет трансформацию сознания, каким бы зашоренным оно ни было по приезде. Эта трансформация поменяет человека если не навсегда, то надолго, и чем больше людей с таким сознанием вернется в нашу страну, тем быстрее она будет развиваться.

Я считаю, что параллельно с развитием системы образования в Казахстане нужно продолжать отправлять студентов за рубеж.

F: На какие группы или категории можно условно поделить казахстанцев, живущих в королевстве?

- Помимо давно ставшего нарицательным статуса мирового центра финансовой индустрии, Лондон также является мировым центром незаурядных персоналий, в том числе казахстанцев.

Студенты – это наиболее многочисленная и одновременно самая разношёрстная группа. Есть, конечно, и откровенные бездельники, чьих родителей мне порой очень жаль, но есть и такие, которые добавляют веры в будущее казахстанского генофонда и гражданского общества. Многие из них пытаются устроиться в Британии на работу.

Это самая динамичная группа – студенты постоянно организуют различные социальные и культурные ивенты, участвуют в общественной жизни, организовывают встречи с представителями казахстанского бизнеса и государственного сектора. Разумеется, они живут и ночной жизнью, которая, сами понимаете, в Лондоне очень разнообразна.

Казахстанские сотрудники зарубежных компаний заняты в основном в финансовой, юридической и нефтегазовой сферах. Мой опыт подсказывает, что эта группа немного сократилась – во многом из-за ужесточения трудовой иммиграционной политики Великобритании. В этой категории есть очень талантливые и незаурядные личности, известные казахстанскому интернет-сообществу по Facebook – к примеру, мой близкий друг Канат Шарлапаев (работает в Citigroup) или его друг Тимур Чигиров (сотрудник VTB Capital).

Многие представители этой категории, накопив опыт, вернулись делать карьеру в Казахстане. Среди них такие профессионалы, как Асет Иргалиев, работавший в офисе главного экономиста EBRD в Лондоне и ныне занимающий должность первого вице-президента Института экономических Исследований при МНЭ, Марат Биримжан, работавший в норвежском нефтяном гиганте StatOil и ныне возглавляющий отдел нефтегазового консультирования в PwC Kazakhstan, Таир Чокин, работавший трейдером в HSBC и Merrill Lynch и ныне развивающий собственный бизнес на родине. Кстати, все они – мои близкие друзья, но есть множество других примеров.

Казахстанские предприниматели и представители исследовательских профессий - например, Малик Ишмуратов, у которого свой инвестиционный бизнес в Британии, и Чокан Лаумуллин, который владеет бизнесом в других странах, а в Англии занимается исследовательской деятельностью в области политической истории. Эти люди, добившись на родине того, к чему стремились, ищут для себя новые вызовы уже в Великобритании.

Работники офисов и представительств казахстанских компаний (Kazakhmys, ERG (бывшая ENRC. - F), «КазМунайГаз» и ряда других) в Лондоне – тоже достаточно большая по численности группа. Постоянно общаясь на работе, они часто образуют дружные компании и проводят вместе досуг. Правда, в связи с сокращением штатов некоторых наших компаний после делистинга их акций с Лондонской биржи, многие из них перешли на работу в иностранные компании, а кто-то вернулся домой.

Есть также группа диссидентов разных исторических волн, среди которых тоже немало интересных личностей. К примеру, в середине 2000-х, прогуливаясь где-нибудь на Бейкер-стрит, можно было встретить Акежана Магжановича Кажегельдина или ещё кого-нибудь.

Кроме того, конечно, существует и настоящая диаспора казахов, переехавших в Европу много поколений назад, предки которых убегали от советской власти. Многие из них, как правило, говорят только на казахском, английском и турецком языках. К сожалению, близко общаться с ними у меня не получалось – британские казахи не очень вовлечены в социальную жизнь приезжих казахстанцев.

Фото: Вадим Борейко
Йомены в Тауэр.

Казы в Лондоне? Легко!

F: Часто приходится обращаться в посольство Казахстана в Великобритании?

- Лично мне приходилось обращаться в посольство только ради получения казахстанской визы для кого-то из коллег по работе. Зато некоторые из моих ближайших друзей в Лондоне – как раз работники нашей дипмиссии.

F: Многие из казахстанцев ходят в посольство голосовать на выборах?

- Я никогда не ходил, но, как рассказывали друзья, народ голосует достаточно активно. Политической жизнью на родине люди интересуются, но, разумеется, не все и не всегда.

F: Недавно казахстанское посольство переехало в новое здание на Трафальгарской площади. Расскажите, каким было прежнее здание – ведь вряд ли плохим?

- Прежнее посольство находилось в замечательном историческом месте – 33, Thurloe Square, прямо напротив музея Виктории и Альберта, в том самом доме, в котором жил сэр Генри Коул – первый директор этого музея. Замечательное небольшое уютное здание середины 19 века в отличном районе – лично мне оно нравилось больше, чем новое.

Однако новое здание посольства находится в не менее именитом месте – 125, Pall Mall, недалеко от Трафальгарской площади. Это правда, не особняк, а здание, к которому с двух сторон примыкают другие. У него отдельный вход, новое посольство красивое, с более современным ремонтом, но, на мой взгляд, менее романтичное, чем старенький домик в любимом мной Южном Кенсингтоне.

F: Сколько может стоить новое здание посольства?

- Точно сказать сложно, думаю, 15-20 млн фунтов.

F: В Британии довольно много русскоязычных СМИ, а есть ли средства массовой информации, издаваемые казахстанцами для казахстанцев?

- Вполне может быть, но мне как-то на глаза не попадались.

F: В Лондоне казахстанцы прославились как одни из лидеров по штрафам за неправильную парковку. Как вы считаете, почему?

- Лидерами по штрафам были не казахстанцы в целом, а конкретно посольство РК, но и это является результатом казуса. Машина была по необдуманности оставлена на протяжении месяца (если я не путаю) в запрещённом для парковки месте, на которую каждый час набегал штраф. В целом прецедент достаточно необычный, поскольку традиционно дипломатические миссии такие штрафы не оплачивают, но этот случай получил широкую огласку, и наше посольство (частично - его работники за собственные средства) всё-таки заплатило штраф, чем, по-моему, вызвало негодование в посольстве РФ, которое после этого тоже стали «напрягать» с оплатой их штрафов.

F: Как живут казахи в Британии после крупного скандала с обнаружением конины в гамбургерах?

- Я не помню особого ажиотажа в наших кругах вокруг этой темы, но казахи могли такой находке только радоваться.

F: А есть вообще возможность достать казы?

- Достать именно казы в Англии, естественно, неоткуда. Кроме того, таможенные инспекторы лондонского Хитроу уже давно знают, что, если прилетел прямой рейс из Казахстана, небольшая лошадка тоже прибыла по частям в чемоданах. Как правило, проверяют багаж апашек и студентов, но, разумеется, пытливый ум и желание отведать деликатес заставляют людей искать решения проблемы. Привести казы можно попросить солидных с виду казахстанцев, прилетающих в Великобританию по делам, или использовать периферийные аэропорты, таможенники которых менее искушены в казахской кулинарии.

Мой лондонской друг Алтай Байшулаков не ленится делать казы самостоятельно, покупая конину у шотландских бутчеров через интернет. Я, правда, не знаю, где он берет кишки.

Фото: Вадим Борейко
Колесо обозрения London Eye.

Говорящим по-русски азиатам вход воспрещён!

F: Ануар, казахстанскую общину в Лондоне в ее широком понимании можно назвать сплоченной?

- Естественно, студенты тесно общаются, но общая масса за последние годы стала менее сплоченной, чем в середине и конце 2000-х. Представители «рабочего класса», как мы (банкиры, юристы) себя называли, собираются часто в компаниях по профессиональному признаку или через организованные кем-нибудь вечеринки для работающих в Лондоне казахстанцев. Не могу сказать, что какая-то группа выделяется своей универсальной сплоченностью. Зато национальная диаспора, по рассказам, достаточно дружная.

F: Как проводят досуг наши люди в Лондоне?

- Бывают и групповые походы в театр, на мюзиклы, на концерты классической музыки, а бывают и незабываемые посиделки в тесной компании в гостях под гитару и бешбармак.

Тусовки молодёжи проходят в самых модных клубах вроде Dstrkt на Руперт-стрит, Maddox на Милл-стрит или Cirque le Soir на Гантон-стрит. Те, кто постарше, вспомнят эпохальный для казахов и уже прекративший работу клуб Tantra на Кингли-стрит. К слову, мы снова стали часто появляться на Кингли-стрит, когда Малик Ишмуратов восстановил и открыл исторический private members клуб Bag O’Nails, в котором в своё время состоялся первый официальный концерт Джимми Хендрикса и в котором Пол Маккартни впервые встретил Линду.

Еще с конца 1990-х казахстанцы облюбовали знаменитый бар Trader Vic’s в отеле Хилтон на Парк-лейн, о котором у нас осталось много весёлых воспоминаний. К большому сожалению, год назад какие-то молодые представители нашей страны устроили там большую драку, сильно покалечив двух англичан, и теперь в этом баре очень строгая политика – «никаких лиц азиатской внешности, говорящих по-русски».

F: Не из-за «Бората» ли подрались?

- Нет. При мне тема Бората никогда не становилась поводом для размолвок с британцами. Но когда фильм только вышел в прокат, многие из наших, конечно, были раздражены. Думаю, в то время кто-нибудь тоже мог драться из-за Бората Сагдиева.

F: Казахстанцы часто становятся героями скандалов?

- Громких скандалов с участием казахстанцев я не припомню, но, к сожалению, казахстанские студенты почти неизменно слывут драчунами в ночных клубах, зачастую конфликтуя между собой.

Была причудливая история, когда один мой знакомый, участвуя в одной из таких драк, хорошо реконфигурировал внешность одному пакистанцу. На тот момент знакомый уже оканчивал магистратуру и должен был продлить визу на лето, чтобы дописать дипломную работу. На следующий после победоносной ночи в клубе день он направился в хоум-офис (департамент иммиграционного контроля) в Кройдоне. По обыкновению, очередь там была километровая. Отстояв час, этот парень подошел к свободному окну и подал свой паспорт. Когда он, наконец, поднял голову, чтобы поприветствовать клерка, то увидел, как выглядит самый счастливый день одного очень влиятельного в том контексте пакистанца, несмотря на недавно полученные травмы.

Закончилась история обратным протягиванием паспорта с поставленной печатью о запрете на въезд в течение 10 лет.

F: Почему вы вернулись в Казахстан?

- Пару лет назад мы с партнерами стали заниматься частными сделками, и в определенный момент накопилась критическая масса мотивации, времени и ресурсов, которая подтолкнула нас к формальной организации собственного дела. Поэтому, собственно говоря, я и вернулся – не говоря, конечно, о том, что большую роль также сыграли 10 лет вдали от семьи и родного Алматы.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
59000 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 июня родились
Даулет Ергожин
заместитель председателя КНБ РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить