Как развивающиеся страны могут оплатить программу ЦУР?

Программа «Цели устойчивого развития» (ЦУР) очень амбициозна, она включает столь масштабные цели как ликвидация нищеты во всех её формах и обеспечение качественного образования для всех уже к 2030 году. Она намного амбициозней своей предшественницы – программы «Цели развития тысячелетия». Но ответ на вопрос, достигнет мир этих целей или нет, будет во многом зависеть от наличия денег, а особенно государственного финансирования

Фото: Grantist.com

Традиционно ключевую роль в финансировании программ, подобных «Повестке устойчивого развития до 2030 года», которая включает в себя 17 целей устойчивого развития, играет официальная помощь развитию (сокращённо ODA). Но в условиях, когда риторика национализма и политика изоляционизма набирают обороты в некоторых странах, которые традиционно являлись крупнейшими финансовыми донорами, в том числе в США, финансирования в рамках ODA будет недостаточно.

Более того, в течение последних нескольких лет объёмы выделяемой внешней помощи как минимум не росли – и на горизонте нет никаких признаков, что они могут увеличиться. Наоборот, из-за призрака глобальной рецессии (его появлению поспособствовала торговая война, начатая президентом США Дональдом Трампом) стало весьма вероятным сокращение доходов правительств стран-спонсоров и увеличение внутреннего спроса на государственные расходы в этих странах. Всё это не сулит ничего хорошо объёмам иностранной финансовой помощи.

И это означает, что для достижения ЦУР развивающимся странам придётся больше полагаться на собственные ресурсы. Более того, в «Повестке устойчивого развития до 2030 года» эта необходимость уже была предугадана: самая первая цель в числе 17-ти призывает «усилить мобилизацию внутренних ресурсов… для улучшения внутренних возможностей сбора налогов и других доходов». Вопрос в том, как это сделать.

Низкое качество управления бюджетами приводит к тому, что развивающиеся страны, особенно в Африке, где расположены 27 из 28 беднейших стран мира, хронически страдают от долговых кризисов и инфляции. Многие из этих стран полностью зависят от циклических колебаний цен на сырьё. Сбор налогов – огромная проблема для этих стран. Объём налогов, которые собирают страны с низким уровнем доходов, составляет в среднем примерно 10-20% ВВП, в то время как в странах с высоким уровнем доходов эта цифра равна примерно 40% ВВП.

Одна из главных причин этого в том, что в таких странах обычно существует крупная неформальная экономика; а другая – в том, что они мало инвестируют в инфраструктуру, необходимую для внедрения системы налогообложения физлиц, а вместо этого опираются на налоги с продаж: их легче администрировать, но они приносят меньше доходов. Прибавьте сюда низкое качество управления собранными доходами, и в результате эти стране оказываются хронически не способны обеспечить необходимые общественные блага и услуги, не говоря уже об обеспечении устойчивости бюджета.

Как показывает проведённое нами исследование, эффективность сбора налогов и надёжность бюджетных систем критически зависят от масштаба ограничений, создаваемых политическими институтами для исполнительной власти. Правительства с надёжными, институционализированными системами сдержек и противовесов обычно не только собирают больше налоговых доходов, но и отличаются более прозрачным и предсказуемым бюджетным процессом.

Главная причина этого – ответственность. Предоставление одному руководителю практически неограниченного контроля над финансовыми ресурсами государства создаёт риск внезапных изменений в бюджетных приоритетах и рождает соблазн потратить деньги на проекты, которые обогащают немногих в ущерб общественному благу. А когда политические лидеры не имеют возможности пользоваться госдоходами так, как им угодно (например, для обогащения самих себя или своих «друзей»), они с большей вероятностью вкладывают ресурсы в усиление бюджетного потенциала правительства, в том числе в качество составления, исполнения и мониторинга бюджета.

Например, в нормально функционирующей парламентской системе госбюджет – сравнительно прозрачным образом – контролирует группа избираемых представителей, наделённых властью. Ни один человек не имеет полномочий направлять бюджетный процесс так, как ему хочется. Напротив, от властей требуют реакции на нужды и предпочтения избирателей.

В такой ситуации налогообложение становится информированной транзакцией между гражданами и государством, совершаемой по обоюдному согласию. Это повышает доверие к официальным учреждениям, что, в свою очередь, повышает доходы и поддержку социальной и политической стабильности.

По данным нашего исследования, создание институциональных ограничений для исполнительной власти примерно через девять лет приводит к увеличению общих налоговых доходов, доходов от подоходного налога и налога на прибыль на 2,4 процентных пункта ВВП. Подобные изменения позволяют также поднять качество бюджетного планирования, в частности, точность прогнозирования доходов и эффективность исполнения бюджета и управления госдолгом, выше общемирового среднего уровня.

Такие успехи помогают увеличить количество учебников в местных школах и вакцин в местных поликлиниках, а также объём ресурсов, направляемых на программы по сокращению бедности. Иными словами, система налогообложения, в которой существуют институты сдержек и противовесов, гарантирующие прозрачность и ответственность, может способствовать прогрессу на пути к достижению ЦУР.

Конечно, эффект не будет мгновенным. Институциональные реформы – это постепенный процесс, а изменения в законах не сразу приводят к изменениям в поведении. Тем не менее, включение сдержек и противовесов в систему госуправления (в частности, введение ограничений, не позволяющих исполнительной власти произвольно распоряжаться бюджетом) является необходимым шагом в той структурной трансформации, в которой нуждаются развивающиеся страны, если они действительно хотят создать более стабильное, процветающее будущее на многие десятилетия вперёд.

Таня Мази – научный сотрудник Миланского университета Бикокка. Роберто Риччути – доцент Веронского университета

Антонио Савойя – старший лектор Манчестерского университета
 
Кунал Сен – профессор Манчестерского университета, директор Международного НИИ экономики развития при Университете ООН (UNU-WIDER)

© Project Syndicate 1995-2019 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
1934 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 декабря родились
Дмитрий Прихожан
экс-председатель правления АО «Эксимбанк Казахстана»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить