Директор КазНАТОБ: Многие механизмы сцены не работают, музыкантам стало тесно

Руководитель театра оперы и балета имени Абая рассказала, какие зарплаты у артистов и откуда берутся деньги на постановки

Ая Калиева
ФОТО: Хорлан Мукашева
Ая Калиева

В интервью Forbes.kz директор теперь уже не ГАТОБ, а КазНАТОБ (Казахского национального академического театра оперы и балета) Ая Калиева назвала говорящие цифры и поделилась стратегией продвижения театра на международной арене.

F: Недавно театр получил статус национального. Что это дает, кроме изменения привычной аббревиатуры ГАТОБ на КазНАТОБ?

- Статус национальный – особый статус и присваивается организациям культуры, деятельность которых имеет особую государственную и общественную значимость. Репертуар театра должен включать не менее двухсот спектаклей, профессиональную труппу, кроме того, иметь академический статус не менее десяти лет.

Согласно постановлению правительства №1193 о системе оплаты труда, организации с особым статусом получают денежную доплату с применением коэффициента 1,72. Для артистов театра, должностной оклад которых в среднем составляет 80-90 тысяч тенге, плюс доплата за исполнительское мастерство до 50% - прибавка будет хорошим подспорьем. Так, ведущий солист, имеющий в репертуаре не менее 20-30 партий, получает зарплату около 150 тысяч тенге. У меня, например, как у директора, зарплата 134 тысячи тенге плюс стимулирующая надбавка, утверждаемая уполномоченным органом.

Очевидно, что зарплаты деятелей культуры и искусства несопоставимы с тем объемом работы, которую выполняет как артистический состав, так и все работники театра - от мастеров до администрации. Нагрузка у артиста балета, оперы колоссальная. Помимо хорошей физической подготовки, необходимо обладать великолепной музыкальной и зрительной памятью, иметь тонкий слух, острый глаз, знать различные стили, понимать язык произведения, и не только музыкальный: солисты оперы поют на разных языках - итальянском, французском, немецком, русском, казахском. Ведь все произведения у нас идут на языке оригинала. Плюс актерская игра, а это - очень большое эмоциональное и психологическое опустошение.

В России ведущим оперным и балетным артистам в зависимости от характера творческой деятельности сохранена продолжительность специального стажа от 15 до 30 лет, дающего право на досрочную пенсию. В 2020 году Министерству культуры и спорта РК наконец удалось добиться и установить компенсацию артистам балета - 60% ежемесячной денежной выплаты от среднемесячной заработной платы за последние три года в должности артиста, если они отработали не менее 20 лет. Выплата предусматривается только в том случае, если будущая деятельность не будет связана с исполнительской. Однако для солистов оперы, музыкантов оркестра, к примеру исполнителей на духовых инструментах компенсация не предусмотрена.

F: Театр часто приглашает артистов, в последнее время на сцене настоящий интернационал, что не может не радовать зрителя. Вы не встречаете сопротивления в этом плане, когда, скажем, москвич Михаил Панджавидзе ставит казахскую «Кыз-Жибек»?

- Опера и балет — «наднациональный» жанр, законы режиссуры одни и те же, и неважно, какой национальности композитор или автор либретто, режиссер или балетмейстер – опера и балет имеют свои каноны. В Казахстане у нас, к сожалению, мастеров по подготовке оперных режиссеров нет, казахстанцы получают это образование в России или за рубежом.

Что касается Михаила Панджавидзе, отмечу: он опытный режиссер, имеющий в своем творческом багаже свыше 50 оперных спектаклей, среди которых - успешные постановки в театре «Астана Опера», в том числе и спектакли национального репертуара. Как режиссер, он весьма быстро и результативно работает, полон оригинальных идей и, что самое главное, бережно относится к музыкальному материалу.

Если вспомнить историю и поговорить о текущем репертуаре театра, то отмечу, что многие оперные спектакли были поставлены режиссерами из Италии (Андреа Чиньи, Паоло Базизио, Лоренцо Мариани, Маттео Маццони и др.), России (Юрий Александров, Иркин Габитов, Ирина Лычагина). Ряд спектаклей поставлены нашим казахстанским режиссером Ляйлим Имангазиной. В репертуаре балетной труппы – хореография Юрия Григоровича, Бориса Эйфмана, Тони Канделоро (Италия), Рикардо Амаранте (Бразилия), Дэвида Джонатана (Австралия), а также классические балеты в редакции казахстанского хореографа, художественного руководителя балета Гульжан Туткибаевой.

К сожалению, балеты казахстанских балетмейстеров Даурена Абирова, Заурбека Райбаева, Минтая Тлеубаева, Жаната Байдаралина - утрачены. В текущем году мы начинаем работу по восстановлению национального наследия. Первым балетом, восстановленным театром, станет «Спартак» Арама Хачатуряна в хореографии Заурбека Райбаева. В 2022 году - «Фрески» Тимура Мынбаева, также в хореографии Райбаева. Восстановлением будет заниматься ученица мэтра Гульжан Туткибаева.

Аналогичная работа ведется по сохранению первых национальных опер, поставленных Курманбеком Джандарбековым. Так, в 2019 году в театре была представлена опера «Абай» 1944 года, в редакции Байгали Досымжанова. В этом году, к 75-летию со дня первой постановки, зрителям будет представлена аутентичная постановка оперы Мукана Тулебаева «Биржан и Сара».

F: По профессии вы композитор - трудно представить более творческую специальность. Но в театре вам наверняка приходится быть кадровиком, экономистом, менеджером, прорабом, психологом...

- Я 25 лет в системе культуры и искусства, и из них 10 лет - первый руководитель, в театре - 2 года. Функции руководителя обширные: ты должен быть и кадровиком — в любом коллективе всегда будут трудовые споры, которые нужно решать в рамках законодательства. К сожалению, или к счастью, я выступала и в роли прораба — на моих плечах был капитальный ремонт Алматинского музыкального колледжа имени Чайковского. В тот год как раз были отменены закупки на бумажных носителях, весь процесс переведен в электронный портал, введена процедура аукциона. Мне пришлось осваивать новую для себя профессию – специалист по госзакупкам. Так, ежегодно, в течение 7 лет, я исправно ходила на курсы по госзакупкам и вместе со своими специалистами получала сертификаты.

Перейдя на работу в Алматинское хореографическое училище им. Селезнева, я, по иронии судьбы, вновь занялась недостроенным объектом. Работала с архитекторами, изучала чертежи, выясняла и доказывала ошибки строителей. Да много чего было… Первый руководитель отвечает за все, он обязан владеть законодательной частью в области хозяйственной, финансово-экономической деятельности, а это и налоговый и бюджетный, трудовой и гражданский кодексы и т.д.

Кстати, о бухгалтерии. Придя в театр, я обнаружила, что здесь используется давно устаревшая система «Шаг» - это как счеты в эпоху компьютеров. Первым делом мы внедрили систему «1С Бухгалтерия и кадры». Работа была колоссальная. Целый год мы вводили все данные в базу. Но результат не заставил себя ждать. В театре прошла полная инвентаризация, мы смогли списать костюмы, декорации, которые числились на балансе с 70-х годов ХХ века, многие из которых уже и в природе не существовали!

Да, еще о новой профессии: во время карантина я нашла курсы по технологии художественного оформления спектакля, где речь шла об оформлении паспорта спектаклей текущего репертуара. Нужно ли это директору - однозначно ответить нельзя, но можно сказать, что я привыкла понимать всё, за что приходится отвечать.

F: Капремонт театра проведен не так давно, 20 лет назад, но вы говорили, что всё уже безнадежно устарело. Что требует замены прямо сейчас и сколько это будет стоить?

- Наше здание является архитектурным памятником республиканского значения и находится на балансе города. Конечно, по меркам капремонта 20 лет - срок небольшой, однако из-за интенсивной эксплуатации здание требует капитального ремонта, и не только фасадов, текущего ремонта инженерных коммуникаций, но и благоустройства прилегающей территории. Около шести лет назад была проведена побелка внешней стороны здания, но из-за воздействия внешней среды фасад театра в настоящее время выглядит неприглядно. Также капитального ремонта требуют и производственные цеха, расположенные в отдельно стоящем здании. Хотелось бы улучшить систему вентиляции, да и вообще все инженерные коммуникации.

F: На последних премьерах мне показалось, что на сцене не хватает освещения. Это только так кажется?

- Нет, света не хватает. Нам очень нужно заменить устаревшее световое оборудование. Приезжие постановщики удивляются, что у нас нет, например, напольного освещения. Наши мастера-кудесники, конечно, создают интересные решения. Свет стоит невероятно дорого, это сотни миллионов. Стоимость одного современного прибора порядка 30 миллионов тенге и выше. Замена света повлечет за собой создание новых световых партитур, то есть перезапись всех спектаклей текущего репертуара. Это огромный труд, но если нам когда-нибудь спонсоры или государство выделит деньги на свет, мы будем счастливы. Потому что театральный свет – это 80% успеха. Также артистам балета нужен специальный профессиональный пол в репетиционных залах, а это тоже немалые средства - порядка 48 миллионов.

F: А на самой сцене?

- Многие механизмы сцены не работают. Также нужны средства для их восстановления. Кроме того, во время реконструкции была значительно уменьшена оркестровая яма. На акустику это не повлияло, но музыкантам стало тесно.

F: Откуда театр берет деньги?

- Театр - государственное предприятие, поэтому финансируется из республиканского бюджета: 85% - это государственные субсидии (заработная плата, гастрольная деятельность, премьерные постановки), а 15% расходов театр возмещает за счет основной деятельности (продажа билетов). Собственные средства идут на содержание театра, аренду склада для хранения декораций, коммунальные платежи, премии, а также реализацию уставной деятельности. И спонсорские деньги — это не более 4%.

У нас генеральный спонсор — Халык банк, каждый год он выделяет средства на различные проекты, которые мы предварительно обговариваем и защищаем перед руководством банка. В прошлом году банк выделил средства на приобретение трех мастеровых контрабасов фирмы Laubach - одного из самых известных производителей музыкальных инструментов, а также на приобретение роялей японской фирмы Yamaha, часть средств была направлена на постановки.

В этом году совместно с генеральным спонсором делаем большой проект — создаем онлайн-ресурс нотной библиотеки казахстанских композиторов. Наша библиотека включает в себя ноты существующего депозитария, отдела рукописей, архивы библиотеки оперной труппы Самарского театра, Большого театра СССР, уникальные партитуры казахстанских композиторов, зачастую в одном экземпляре. Параллельно будет идти оцифровка экспонатов музея, где представлены эскизы, костюмы и предметы бутафории известных казахстанских художников Анатолия Ненашева, Всеволода Теляковского, Евгения Сидоркина, Гульфайрус Исмаиловой, Сергея Калмыкова и др. Мы надеемся, что Google Art Project предоставит нам интернет-площадку для нашего нотного депозитария и музейных артефактов.

F: У вас очень недорогие билеты. Надо ли повышать цены?

- В соответствии с законом о культуре государственные театры должны обеспечить доступность театральных мероприятий для населения, поэтому государством выделяются бюджетные субсидии на покрытие убытков. Конечно, себестоимость спектакля очень высокая, минимальная цена билета должна быть от 15 тысяч тенге. Однако мы сохраняем достаточно низкие цены на билет от 600 до 5000 тенге с целью сохранения своего зрителя.

F: Какие потери понес театр в связи с пандемией?

- Огромные. Сегодня заполняемость зала составляет всего 12%, хотя на сцене работает 200-250 человек. Ежемесячно мы теряем от 20 до 40 миллионов тенге. Мы сейчас на показе зарабатываем максимум 300 тысяч тенге, а у нас ежемесячный счёт только за электричество — полтора миллиона.

F: Какой выход вы предлагаете?

- Или надо разрешить больше зрителей, как минимум до 50%, или нужна помощь от государства, что, собственно, и предусмотрено законом о государственном имуществе.

F: Вы всегда говорите, что театр нужно продвигать. Став директором, что вы изменили в маркетинговой стратегии?

- В 2019 мы приняли Концепцию развития театра до 2023 года на основе стратегического менеджмента, в основе которой развитие внутреннего потенциала театра, усиление факторов, обеспечивающих рыночный успех. Сегодня грамотный маркетинг – это 80% успеха. О театре узнают из социальных сетей, официального сайта и медиапорталов. Театр представлен на рынке Social Media Marketing, использует различные каналы продвижения своего бренда; уделяется большое внимание взаимодействию со зрителями. В этом году наш театр стал лидером среди 90 театров Казахстана по работе со средствами массовой информации (290 статей в официальных отечественных и зарубежных изданиях) и работе в онлайн-режиме (300 проектов).

В целом работа в театре строится по трем основным направлениям, которые я, как руководитель, выделила. Это вхождение КазНАТОБ в мировое театральное сообщество, сохранение богатого исторического наследия театра и обеспечение его доступности широкой общественности.

По каждому направлению сегодня проделана большая работа. Первое, за два года наш театр стал полноправным членом нескольких ведущих театральных ассоциаций мира и республики: Ассоциация театров Казахстана, Международной ассоциации театральных критиков, Ассоциации музыкальных театров России, Opera Europe и «Шелковый путь». Это оказалось очень своевременным и помогло нам достойно пройти карантинный период. КазНАТОБ занял почетное третье место в рейтинге театров СНГ по количеству интернет-зрителей и разнообразию онлайн-программ в период карантина, уступив лишь Большому театру России и Большому театру Беларуси. Сегодня нас смотрят онлайн 3,5 миллиона зрителей!

Несмотря на карантин, мы в этом году приняли участие в пяти международных проектах, 15 солистов стали лауреатами международных конкурсов во Франции, Италии, Испании, России, Кыргызстане, Казахстане.

Второе, мы сделали театр более доступным для семейной, детской, молодежной аудитории: мы ввели театральные абонементы, культурно-просветительские программы, такие как «Говорим со зрителем», «Лекторий АРТЕ», «По следам премьер», открыли детскую студию «Камертон» и др. Кстати, на свои премьеры мы начали приглашать театральных критиков российской премии «Золотая маска». После просмотра спектаклей критики не только профессионально освещали премьеры, но и общались с исполнителями, постановочной группой, журналистами и зрителями. А тот факт, что балет Rediscovery Bach был заявлен в номинации «Балет, рекомендованный к просмотру» в 2019 году в европейском журнале Eurodance, говорит о большой работе всего коллектива и признании на международном уровне.

И третье — сохранение и популяризация наследия. О проделанной работе я уже ранее говорила: это и восстановление утраченных спектаклей, работа по оцифровке нотного депозитария, создание виртуальных выставок и др.

Сегодня можно уверенно говорить, что в настоящий момент мы вовлечены в глобальное сотрудничество, и рады, что театр стал узнаваемым во всем мире.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7724 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
26 июля родились
Адильбек Джаксыбеков
председатель совета директоров АО «КазТрансГаз», президент Казахстанской федерации футбола
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить