«Базис А» - дом, который построил Белович

Владелец одной из крупнейших казахстанских строительных компаний – о торговле металлом, бизнесе в Канаде и перспективах животноводства

Фото: Андрей Лунин
Александр Белович

В топ-50 самых богатых бизнесменов Forbes Kazakhstan не так много людей, чьи компании являются ровесниками казахстанской независимости и при этом не имеют фундаментом какой-нибудь «флагман народного хозяйства». Имя Александра Беловича (№31 рейтинга) молва связывает со знаменитым АДК – Алма-Атинским домостроительным комбинатом. И он действительно проработал там весь советский отрезок своей жизни (за исключением нескольких месяцев в «КазпромНИИпроекте» – между дипломом Алма-Атинского строительного техникума и армией) – от монтажника до начальника строительно-монтажного управления №3, с 1976-го по 1991 год. Построил за этот период, по его подсчетам, в Алма-Ате примерно 5 млн кв. м (это чуть меньше, чем его холдинг за время своего существования).

Но к собственно «Базису А» это не имеет отношения – Белович как раз ушел из АДК, чтобы создать собственную компанию. «Советский Союз еще существовал, но заказов для АДК становилось все меньше, и флагман домостроения Казахстана начал загибаться – в кризис ведь первым страдает строительство недвижимости. Я согласовал этот шаг с руководством, меня поддержали – имея частную компанию, мог еще и помочь родному комбинату с заказами. Наверное, можно было что-то придумать и в рамках самого АДК, но это была грузная и малоподвижная государственная машина, развернуть которую не получилось, что и способствовало позже ее кончине», – вспоминает Александр Белович.

Но кое-что от АДК «Базису А» всё же досталось – туда перешли работать многие рабочие и инженерно-технические работники домостроительного комбината СМУ №3. Был период в 90-е, когда у компании значилось еще два совладельца (слово «базис», кстати, не что иное, как аббревиатура имен всех партнеров, но собеседник называть остальных не хочет, ссылаясь на то, что эти люди давно вышли из бизнеса). АДК простаивал, а у «Базиса» не было отбоя от заказов, в том числе, например, от Министерства обороны – гибкая ценовая политика и непривычная готовность идти навстречу любым пожеланиям клиента творили чудеса, тем более что новая строительная компания могла еще и проектировать сама. «Модель была такая – мы заключали договоры, проектировали, давали заказ АДК на панели и строили. До этого комбинат производил стройматериалы только для себя», – рассказывает Белович.

Тем не менее, первую крупную по тем временам прибыль бизнесмен, всю жизнь занимающийся строительством и недвижимостью, заработал на торговле. Но это был не ширпотреб, а металл: «Раньше государство само осуществляло поставки, а тут все связи разрушились, и рынок остался без металла. Нам же удалось получить у «Кармета» большую партию с достаточно хорошей скидкой – в обмен на строительство в Алма-Ате жилых и офисных помещений. Затем удачно продали металл компаниям, которые в нем нуждались. Веселое, в общем, было время».

Малые предприятия в то время на пять лет освобождались от налога на прибыль. «Тогда были очень хорошие условия для развития. Единственная проблема – сумасшедшая инфляция, 400%. Сегодня мы как короли живем против тех лет», – смеется Белович. Окрепнуть новой строительной компании помогло обретение Казахстаном государственной независимости – всем местным предприятиям и организациям, которые прежде подчинялись Москве, понадобились офисные площади и служебные квартиры в столице для командированных (гостиницы тогда были крайне немногочисленны и дороги). «На этой волне нам удалось договориться с несколькими крупными предприятиями и получить от них заказ на строительство офисных и жилых зданий в Алматы», – вспоминает собеседник. С этого и начался большой «Базис А».

С техникой проблем не было – бывшие государственные тресты закрывались, имущество распродавали. Поначалу работали по советским технологиям. Переход на новые начался в 1997. «Это был элитный дом на улице 8 Марта, напротив ресторана «Пекин». А в чем состояла элитность, сегодня даже смешно говорить – это был первый в Казахстане многоэтажный дом c применением новейших технологий монолитного домостроения, которых на тот период даже в Москве не было, – мы купили для этого канадскую опалубку», – улыбается бизнесмен.

С 1994 по 1996 он успел ненадолго «сходить во власть» – был назначен заместителем акима Алматы (тогда – глава администрации) Шалбая Кулмаханова. Основатель другой известной казахстанской компании – «Беккер и К» – Иван Кравченко позднее вспоминал, как однажды во время приема по личным вопросам к замакима пришла семья, оставшаяся ввиду каких-то обстоятельств без крыши над головой и без надежды ее обрести. Белович тогда отдал ей квартиру в построенном его строительной компанией на продажу доме, за что был отчитан другом, считавшим, что хозяин бизнеса не должен так поступать, имея за спиной 400 работников, у которых тоже немало проблем и нужд. «Просто у государства тогда не было возможностей, как сегодня, помогать людям с жильем», – объясняет теперь бизнесмен.

Триумф в Астане

Фото: Андрей Лунин

Но сформировала нынешний «Базис» как громадный холдинг с десятками производственных, проектных и управляющих компаний, конечно же, Астана. Переезд столицы во времена развала, острой нехватки государственных средств, полугодовых задержек пенсий и зарплат вызвал поначалу резкое неприятие у значительной части общества, хотя теперь ясно, что казавшийся «пиром во время чумы» проект дал толчок выходу на новый уровень казахстанской экономики и компаний. «Астана подняла не только нас, она подняла очень многих, и не только строителей. Потому что это гигантский инвестиционный проект», – убежден Белович.

В 1998 «Базис А» стал генеральным подрядчиком строительства здания Министерства финансов. «Это было первое здание такого уровня и класса в новой столице, которое начали строить с нуля – до этого все сидели в старых, реконструированных. И это сделали мы! Оно до сих пор суперсовременное», – не скрывает гордости глава холдинга. Поначалу, впрочем, «Базис А» был субподрядчиком, но компания, первоначально получившая заказ (собеседник не стал ее называть), не справилась: «Заказчик понял, что не стоит еще кого-то искать, просто субподрядчик стал генподрядчиком».

К слову, из тех крупных строительных компаний, которые работали тогда в двух столицах одновременно с «Базис А», остались сейчас только «Алматыгорстрой» и «Имстальком» – иных уж нет после череды кризисов, а те, что сейчас на слуху, возникли позже. «Минфин был нашим успехом. И потом в Астане мы стали по многим проектам первопроходцами. Именно мы построили самые первые здания на левом берегу, в чистом поле – «Казтрансойл» и «Казахойл», – вспоминает Белович. Сейчас на левобережье трудно найти место, где взгляд не наткнулся бы на здание «Базиса». «Триумф Астаны», «Изумрудный квартал», «КазМунайГаз», «Мега», Дворец школьников, «Шабыт», сине-белый полосатый комплекс на Водно-зеленом бульваре, многочисленные «европейские кварталы» премиум-апартаментов – это все они.

Наиболее удачными у «Базиса» были, конечно, 2006–2007, когда стройка росла бешеными темпами. Холдинг состоял тогда примерно из 70 компаний. Bazis International имел десятки проектов за рубежом – в России (от Санкт-Петербурга до Новосибирска), Таиланде, Канаде. В Казахстане «Базис А», так же как и другие девелоперы, занимался в том числе и долевым строительством, но, в отличие от «Куата» и других, сумел сохранить баланс. Ни по одному дому, утверждает Белович, проблем с дольщиками у него не было: «Наша стратегия была умеренной и взвешенной, когда это все произошло. Мы не строили на пределе рентабельности, пытаясь заработать на объемах, и всегда имели запас собственных оборотных средств. Были какие-то проблемы с банками по другим, недолевым, проектам, мы с ними рассчитались, вышли «чистыми». Мы ведь пережили 90-е и всегда учитывали, что строительство – это длительный процесс, два-три года, и в нем всегда какой-то период может прийтись на кризисную ситуацию».

Причины разорения застройщиков собеседник объясняет слишком быстрым ростом объемов строительства: «Они же стали просто какие-то сумасшедшие. Не хватало стройматериалов, которые тут же резко подорожали. То есть продавал застройщик квартиры при одной цене, а достраивал уже при другой. Рабочая сила тоже дорожала. Там не было какого-то злого умысла, просто денег у компаний в итоге не хватило». Бизнесмен считает, что государство хорошо проявило себя в тот кризис – помогло достроить жилье, большинство дольщиков, застройщики которых оказались недобросовестными или неудачливыми, свои квартиры все равно получили. Какие-то объекты по заказу государства достраивал и «Базис А», который в 2009 снова пошел в рост.

Lehman Brothers и другие

Выход на зарубежные рынки рассматривался не только как развитие, но и как диверсификация бизнеса. «Мы же чувствовали, что как-то слишком бурно тут у нас все растет, ненормально, и думали хеджировать риски. Кто же знал, что в этот раз повалится по всему миру сразу», – усмехается Белович.

Канадские проекты Bazis International Inc. были амбициознее некуда – четыре шикарных комплекса, один из которых, Сristal Blue, стал самым высоким жилым небоскребом Торонто и самым высоким жилым зданием Канады. Цены квартир в кондоминиуме варьировались тогда от С$500 тыс. до C$8 млн. «Представители Bazis International не особенно стеснялись своего казахстанского происхождения, связывающего их с небезызвестным Боратом. Так, Майкл Голд, директор компании по приобретениям и финансам, даже пошутил на эту тему. «Я звонил Борату, но он сегодня занят и не смог прийти сюда», – цитировал его тогда русскоязычный канадский сайт.

В одном из проектов стоимостью, по информации Bloomberg, $490 млн партнером «Базиса» был Lehman Вrothers – один из крупнейших банков докризисного мира. В этом случае подстилать соломку мог только параноик. Кто бы мог подумать, что проблемы консорциуму создаст отнюдь не партнер из развивающейся страны… «А потом наш американский партнер умер, рынок рухнул. И у нас начались проблемы. Кто только не писал тогда о том, какие мы дураки…» – невесело усмехается Белович. (На Lehman Вrothers его вывели канадские друзья – «Базис» представил проект, «феноменальный и неординарный», город его одобрил, и партнеров под него найти было несложно.)

«После того как рынок недвижимости во всем мире рухнул вместе с нашим партнером, нам пришлось приложить немало усилий для продажи этого комплекса крупным инвесторам. Но вылезли, рассчитались с долгами, все закончили», – вновь будто облегченно вздыхает бизнесмен.

Большинство проектов в Канаде компания все же завершила успешно. «Доказав тем самым казахстанский профессионализм», – замечает собеседник.

Сегодня «дочка» «Базиса» превратилась в небольшую управленческую компанию. «Ну, то есть она работает таким образом: у вас есть деньги, а у них есть, условно, земля, давайте я вас объединю, найду проектировщика, запроектирую, найду подрядчика, построю, найду компанию, которая продаст, а вы получите деньги как инвесторы», – бегло объясняет схему работы Белович.

Северный ветер

На Россию «Базис А» возлагал большие надежды – иметь под боком такой громадный платежеспособный рынок и не воспользоваться этим было бы недальновидно. Компания выступала в роли застройщика в Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирске, южных регионах. До кризиса все шло по плану. Но с 2008 начались проблемы. Затянулось строительство жилого комплекса «Люмьер» в историческом районе Санкт-Петербурга – дом сдали в 2012 вместо 2010. Тем не менее, результатом Белович доволен: «Отличное здание получилось, неожиданно красивое. Там другая школа архитектуры, они по-другому видят дома. Мы сейчас таких архитекторов приглашаем к себе в Астану». С ним согласен питерский сайт по недвижимости paperpaper.ru, включивший «Люмьер» в топ-5 «жилых новостроек приличного вида»: «Проект разработала группа архитекторов под руководством Сергея Падалко еще в 2006, по заказу казахов из компании «Базис А». Строительство началось только в 2008 – практически одновременно с кризисом. Несмотря на это, перекраивать проект не стали – все-таки новый жилой дом был нацелен на премиум-сегмент. Но сроки все-таки были сорваны из-за начавшегося кризиса: дом, который должны были завершить к концу 2010, достроили только через два года. Зато получившееся в итоге здание смотрится выгоднее расположенных поблизости современных проектов».

А вот в Новосибирске «дочку» закрыли в 2011 – сложные бюрократические процедуры по получению разрешения на строительство, техусловия для подключения к сетям, слабые банки…

«Я бы вообще россиянам двойку поставил за все эти их системы разрешительные, – заявляет Белович. – Для того чтобы инвестору зайти к ним на рынок, надо пройти такое количество согласований, что это превращается просто в мороку. В Казахстане все это в разы проще и быстрее».

В этом году «Базис А» собирался начать еще несколько новых проектов в России, но в связи с падением рубля приостановил их. «Будем ждать стабилизации экономической ситуации», – говорит Белович.

Кризис у порога

Тем не менее, строительство в России продолжается, и цены продаж новостроек в крупных городах выше, чем у нас, утверждает глава «Базис А»: потому что недвижимость – один из способов сохранить деньги при падении курса. Неплохо пока идут продажи и в Казахстане. Они могли бы быть лучше, но мешает усиливающаяся неопределенность, говорит собеседник. «Какая-то часть людей покупает, какая-то выжидает – что же будет дальше. Перевели деньги в доллары и ждут. Это продолжается уже три-четрые месяца. Не хотел бы, чтобы эти девальвационные ожидания оправдались, – признается он. Бизнесмен вообще против одномоментной девальвации как способа решения проблем конкурентоспособности отечественного производителя и экономики в целом. – Завтра рубль упадет еще больше или опять что-то случится, опять будем девальвировать? Так и будем играть в догонялки? Нужно же какой-то другой выход находить, согласитесь».

Удешевление российской продукции бьет по производству стройматериалов (у «Базиса» есть несколько заводов), но зато поддерживает конкурентоспособность собственно строительства. В итоге клиент, то есть покупатель, все же выигрывает. Падение цен на энергоносители, в свою очередь, сокращает издержки производителей. Белович, хоть и не работал никогда в нефтяных проектах (о чем, похоже, теперь несколько жалеет), не считает, что нефть стала «проклятием» экономики Казахстана: «Это же хорошо, что благодаря ей многие проекты у нас развивались, строились дороги, предприятия. И деньги накопили в Национальном фонде, чтобы проходить вот такие кризисные моменты. Было несколько хороших лет. Другое дело, что нельзя было расслабляться, а мы расслабились. Раньше думали, что кризис приходит каждые пять лет, теперь, выходит, надо планировать на каждые три».

По словам собеседника, Казахстан достаточно успешно развивал свое жилищное строительство все эти годы (хоть и отставал от России), причем львиную долю давало именно коммерческое, а не государственное строительство. «В советское время, когда задача обеспечения народа жильем была одной из главных, мы в 80-е годы (а это был успешный период развития, реализовывалась горбачевская программа «Жилье-2000») вводили в Алма-Ате максимум 600 000 кв. м. Весь город работал не покладая рук, было столько трестов, заводов, министерств, кого только не было. А сегодня Алматы вводит 1,1–1,2 млн кв. м без всяких министерств. Практически это коммерческие застройщики. Государство в общей структуре жилья по стране на сегодняшний день имеет всего 17%, остальное – индивидуальное жилищное строительство и коммерческое строительство. Это говорит о том, что у нас нормальный рынок, работающий. А раз так, он любые кризисы переживет и снова пойдет на подъем», – уверен основатель «Базис А».

Впрочем, он не отрицает благотворной роли государства в кризисные периоды. В заказах «Базиса» как генподрядчика с прошлого года несколько преобладают государственные, инфраструктурные объекты. Компания работает на объектах ЭКСПО-2017, строит сухой порт в Хоргосе и ледовый дворец в Алматы к Универсиаде. То есть года на два компания, а с ней и 6,5 тыс. человек работой точно обеспечены.

Однако в этот кризис Александр Белович решил диверсифицироваться не географически, а структурно. Компания намерена вложиться в большой сельскохозяйственный проект – организацию предприятия мясного животноводства в Алматинской области. Полностью же застраховаться от потерь в бизнесе невозможно, считает он: «Любой бизнес – это риск. Всегда казалось, что зерновой бизнес – это сказка, конфетка такая. И вот у нас банкротятся глобальные игроки – не повезло, потому что нет погоды уже три года подряд. Бизнес – это такая штука, что ты всегда должен быть готов к удару сбоку. У нас в эти четверть века разный бизнес был, и мы много потеряли. Но если ты не терял, то не понимаешь ничего. Без потерь не бывает побед. К сожалению».

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
33512 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
11 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить