В группе риска. Как рынок модной одежды переживает «коронакризис»

Пандемия COVID-19 стала серьезным испытанием для секторов мировой экономики, и уже понятно, что не все компании переживут удар

ФОТО: © Depositphotos.com/AlexelA

В числе наиболее уязвимых отраслей оказалась fashion-индустрия. В семьях, чьи доходы пострадали от «коронакризиса», покупка модной одежды, как правило, не входит в число трат первой необходимости. Кроме того, проведенные в вынужденной изоляции месяцы показали, что большинство из нас может обойтись имеющимся гардеробом, а если все же душа просит шопинга, то целесообразнее купить пижаму или спортивный костюм, чем платье на выход.

Уязвимость модной индустрии подтверждают данные исследований. По сведениям Business of Fashion и McKinsey, за период с начала года до конца марта средняя рыночная капитализация компаний в сфере одежды, моды и предметов роскоши снизилась почти на 40%, а выручка мировой модной индустрии (сектора одежды и обуви), по предварительным оценкам, сократится примерно на треть по сравнению с прошлым годом.

Еще более значительное падение, на уровне 35–39%, ожидается в премиальном сегменте, куда входят предметы роскоши, часы, аксессуары, ювелирные изделия, элитная косметика. Сегмент одежды и обуви может в 2021 году показать рост на уровне 2–4%, сегменту luxury эксперты предсказывают более длительное восстановление: шансы на то, что в будущем году он вернется на прежние позиции, оцениваются на уровне 1–4%.

Временно недоступны

Одна из самых серьезных проблем для игроков отрасли связана с закрытием офлайн-магазинов. Это отмечают международные эксперты, об этом говорили участники прошедшего в онлайн-формате V форума легкой промышленности РК. Сегодня в отрасли работает 992 предприятия, из которых 13 – крупные, 27 – средние, 952 – мелкие. В последние годы в отрасли сокращаются объемы производства, как следствие, снижается численность занятого персонала. На предприятиях отечественного легпрома работают 13 тыс. человек. Примерно 60% действующих компаний специализируются на производстве одежды, и они, отмечает президент Ассоциации предприятий легкой промышленности Казахстана (АПЛП) Любовь Худова, пострадали от «коронакризиса» сильнее всего.

- Компании, работающие на конечного потребителя в розничном сегменте, могут не прекращать работу, но проблема в том, что продавать произведенные изделия негде. У компаний, которые работают по госзакупкам, свои сложности. Они выполняют договорные обязательства, которые были заключены в начале года, когда курс доллара был другим. После девальвации сырье придется покупать по новым ценам. В себестоимости товара около 60% приходится на долю сырья, а практически все сырье мы импортируем, – отмечает Худова.

Некоторые производители переориентировались на выпуск масок и других изделий медицинского назначения, но столкнулись с тем, что заказ на эти товары не регулируется. Это означает, что компания должна не только произвести те же маски, но найти, кому их поставить – в условиях ЧП задача практически невыполнимая. Многие предприятия остановили работу, не со всеми ТРЦ удалось договориться об отмене арендной платы, а доля аренды в конечной стоимости продукта, по оценкам представителей отрасли, доходит до 30–50%.

С тем, что закрытие офлайн-каналов продаж оказалось очень болезненным для игроков fashion-рынка, согласен основатель и генеральный директор Ayrin Group (бренд Sabyrzhanayrin) Рустем Ермекбай. Начиная с 2017 предприниматель предпочел переориентироваться на онлайн и постепенно закрыл все 22 обычных магазина.

- Посчитав все расходы на аренду и другие платежи, – объясняет он, – я счел за лучшее переориентироваться на онлайн-доставку и схему партнерства для физических лиц. Два года ушло на то, чтобы закрыть магазины, последняя физическая точка закончила работу в марте 2019 года.

Если бы не предусмотрительный подход, отмечает предприниматель, в период «коронакризиса» только за коммунальные платежи и аренду приходилось бы отдавать в общей сложности по $60 тыс. в месяц. К тому же, считает Ермекбай, существует риск, что с окончанием действия запрета на работу ТРЦ покупательские потоки не восстановятся до прежних масштабов: кто-то побоится лишних контактов, кто-то оценил удобство электронной коммерции и продолжит делать покупки онлайн.

По мнению представителей АПЛП, в сложившейся ситуации отечественным производителям помогло бы субсидирование 50% стоимости арендной ставки до конца года и предоставление арендных каникул на период, пока ТРЦ закрыты из-за карантина. Впрочем, владельцы некоторых пошли на такой шаг уже в марте.

Так, компания Mega Management, управляющая сетью ТРЦ MEGA, в период ЧП, с марта по май, не начисляла арендную плату, не выставляла арендаторам счета за эксплуатационные и коммунальные расходы, взяв эти затраты на себя. Такой же политики, сообщил Forbes Kazakhstan генеральный директор сети MEGA Сейтжан Есмагамбетов, компания придерживается и во время локдауна: не будет взимать арендную плату, эксплуатационные расходы и коммунальные платежи.

- За нерабочие выходные дни MEGA также не выставляла счета за аренду. Арендаторы должны были оплатить только коммунальные услуги и эксплуата­ционные расходы. После рестарта работы ТРЦ в мае мы объявили льготный период с 20 мая по 1 июня 2020 года, во время которого арендаторы MEGA не платили фиксированную арендную ставку. С 1 июня до 1 сентября арендаторы получат скидки на фиксированные ставки арендных платежей, – комментирует Есмагамбетов.

Несмотря на предпринятые меры, из трех ТРЦ сети ушли 22 компании-­арендатора, но ожидается приход новых. 

Признавая, что арендаторы оказались в сложном положении, ТРЦ указывают на свои трудности. Они впервые практически полностью приостановили деятельность, лишились возможности зарабатывать, при этом расходы на проведение усиленной дезинфекции увеличились. Другой важной задачей, отмечает Есмагамбетов, стало сохранение рабочих мест и выплата зарплат сотрудникам. Чтобы выплатить зарплаты за июнь – август, пришлось обратиться в банк за кредитом. Сейчас в сети ТРЦ MEGA работают более 900 человек, без учета сотрудников арендаторов и аутсорсинговых компаний, а всего за счет функционирования сети ТРЦ MEGA работой обеспечено более 20 тыс. казахстанцев.

Тревожные ожидания

Очевидно, что индустрия производства и продажи одежды сегодня переживает не самые лучшие времена, но эксперты опасаются, что самые серьезные трудности еще впереди. На фоне двойного кризиса, вызванного девальвацией и карантином, казахстанские семьи стали беднее, а одежда – не предмет первой необходимости в отличие от продуктов питания и лекарств, а значит, импульсивных покупок будет все меньше. Потребитель очень чувствителен к цене, и с этим вынуждены считаться и производители, и ретейлеры.

- Когда в марте объявили режим ЧП, наши товары остались за границей, в Турции, Иране, возникли сложности с доставкой, но потом этот вопрос решился. Отказ от расходов на аренду позволил нам не поднять цены и сохранить маржу, и, несмотря на девальвацию и карантин, выручка у нас не только не упала, но даже выросла. Удалось сохранить и величину среднего чека. Возможно, люди, которые раньше делали покупки в офлайне, переходят в онлайн и замещают тех, кто потерял доходы. Это будет понятно в ближайший год, но в любом случае рынок просядет на 20–30%. В то же время, на мой взгляд, сильнее пострадает индустрия развлечений, дополнительных услуг, – уверен Ермекбай.

С тем, что глубину кризиса в полной мере предстоит оценить только в перспективе, согласен и Есмагамбетов. В июне 2020 по сравнению с соответствующим месяцем 2019-го поток посетителей торговых центров сети MEGA сократился на 44,12%, но надо учитывать, что после снятия карантина оставались закрытыми кинотеатры, фудкорты и детские развлекательные парки, под которые отведено 40,6% пространства. Бутики fashion-ретейла не испытывали недостатка в посетителях, но надо понимать, что в мае – июне сработал эффект отложенного спроса и делать прогнозы на будущее на основании только этого периода неправильно.

- Пандемия стала триггером экономического кризиса, жесткость и глубину которого оценить до конца пока невозможно. Более того, мы имеем дело с переплетением нескольких кризисов. По оптимистичным прогнозам, потребуется от полутора до трех лет, чтобы вернуться к докризисным показателям, – говорит эксперт.

По мнению представителей АПЛП, казахстанским производителям, возможно, помогло бы сдержать рост цен введение нулевой импортной пошлины на сырье, которое не производится в стране. В ассоциации также предлагают предоставить малым и средним предприятиям налоговые каникулы до конца года, в дальнейшем внедрить упрощенный налоговый режим, единый налог с оборота в 3–4%, перейти на кассовый метод начисления НДС. При этом, считают промышленники, по-настоящему тяжелые для отрасли времена могут наступить в будущем, когда предприятия не будут обеспечены госзаказом и возникнет необходимость сокращать кадры либо перестраивать бизнес-процессы на внутренний рынок.

Неизбежный онлайн

Как считает Ермекбай, последний вариант для некоторых компаний может действительно оказаться единственным возможным выходом из тупика. Если производители, до карантина работавшие на госзаказах, будут активнее сотрудничать с брендами, чтобы избежать снижения дохода, то в конечном итоге и производство будет работать на конечного потребителя. Одним из условий развития для тех игроков индустрии, которые хотят оставаться на плаву, станет развитие онлайн-каналов как дополнительного источника дохода. Во время карантина крупные онлайн-ретейлеры Lamoda и Wildberries предоставили свою площадку отечественным производителям.

- Для нас, как производителя, выход на такую площадку был бы невыгоден с точки зрения маржи, поскольку пришлось бы оплачивать комиссию, но для компаний, у которых нет рынка сбыта в онлайне, это хороший вариант и возможность найти путь к покупателю. В интернет мы переводим и партнерские продажи – сегодня более 1300 наших партнеров торгуют онлайн. Мы предоставляем партнерам товары на сумму до 1 млн тенге в рассрочку без процентов и переплаты сроком на три месяца по оптовым ценам. В конце июня запустили программу, в соответствии с условиями которой любой человек может в течение месяца попробовать себя в роли нашего партнера, понять, подходит ли ему эта работа или нет, причем для него этот эксперимент не стоит ничего. За 10 дней желание участвовать в нашей партнерской онлайн-программе изъявили 800 человек, потому что это хороший вариант бизнеса для людей, которые оказались в сложном положении из-за карантина, – говорит собеседник.

Развивать онлайн-каналы своими силами непросто, это требует времени и денег, но другого выхода у ретейлеров да и у производителей модной индустрии нет. Никто не гарантирует, что время от времени властям не придется вводить режим локдауна, а запуск онлайн-продаж, хоть и требует вложений, поможет оставаться на плаву в период закрытия офлайновых магазинов. Та же MEGA, например, в своих официальных аккаунтах публикует информацию о возможности заказать товары у арендаторов онлайн в период, пока закрыты торговые центры. Во многом выход в онлайн легче дается небольшим маневренным игрокам, нежели крупным компаниям традиционного формата, о чем свидетельствует расцвет инстаграм-площадок. Не исключено, что для некоторых игроков следующим шагом станет выход в мир «большого» e-commerce, имеющего свои подводные камни, но, как выяснилось, более устойчивого к вызовам пандемии.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3638 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
28 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить