Ставок больше нет

Казахстанские игроки уходят из подпольных казино на иностранные онлайн-ресурсы, уводя с собой из страны $100 млн

Архив пресс-службы

«Кругом крики: на пол! руки за голову! двигайся плотнее! – рассказывает об облаве на подпольное казино, участником которой стал, игрок со стажем алматинец Максим. – Полицейские за шиворот притащили мужчину, который пять минут назад сидел за соседним игровым автоматом, и уложили рядом на пол».

По признанию заядлых игроков, посещать нелегальные казино сейчас – себе дороже. Во-первых, если тебя задержали, то твое имя попадает в базу правоохранительных органов (неизвестно, где потом всплывет эта информация), во-вторых, пережитый стресс в момент облавы надолго отбивает желание пощекотать нервы за рулеткой или игровым столом.

Если нельзя, но очень хочется

Работа казино и залов игровых автоматов запрещена в Казахстане, за исключением двух зон: южной – в Алматинской области на побережье Капшагайского водохранилища и северной – в Щучинском районе Акмолинской области. Законопослушному гражданину придется ехать в первом случае 70 км от Алматы, во втором случае – 250 км от Астаны, чтобы поиграть на деньги без опасения стать участником «масок-шоу». После запрета некоторые казино закрылись, но большая часть ушла в тень, мимикрируя под покерные залы, лото-клубы и прочие суррогатные заведения. Легальные участники рынка игорной индустрии Казахстана утверждают, что запрет казино и создание игорных резерваций на 60 % уменьшили годовой оборот рынка – до $120 млн. Если легальные цифры постоянно падают – в игорных зонах одно за другим закрываются казино, то нелегальные игорные заведения чувствуют себя прекрасно, по некоторым данным, показывая ежегодный оборот в районе $300 млн.

Создание игорных резерваций на 60% уменьшило оборот рынка — до $120 млн в год

Правоохранительные органы ежегодно закрывают десятки подпольных учреждений, изымают оборудование, выписывают штрафы, однако проблема до конца не решается: покуда азартные граждане готовы выложить свои кровные в надежде поймать удачу за хвост, нелегальные казино будут существовать. За прошлый год в Казахстане органами финансовой полиции возбуждено 51 уголовное дело по фактам незаконной деятельности в сфере игорного бизнеса, из них 48 дел по ст. 190 УК РК (незаконное предпринимательство) и 3 – по ст. 269-1 УК РК (организация незаконного игорного бизнеса). При этом пресечена деятельность 17 подпольно действующих казино, а также 34 заведений с игровыми автоматами. Кроме того, судами республики к административной ответственности привлечены 280 человек, осуществлявших незаконную деятельность в сфере игорного бизнеса. Основная часть административных правонарушений в этой сфере выявлена в Южно-Казахстанской области – 115, Алматинской – 30, Восточно-Казахстанской – 24. В целом из теневого оборота в сфере игорного бизнеса изъято более 46 млн тенге, наложено штрафов на сумму более 20 млн тенге, изъято почти 4,5 тыс. игровых автоматов, 93 рулетки, 65 столов для карточных игр.

Все меньше и меньше

Казахстанская индустрия азартных игр не развита и своеобразна, считают участники рынка. После того как в России были запрещены казино, многие операторы обратили свое внимание на соседние государства, в которых таких запретов не существовало. В силу разных причин не все российские гиганты прижились на казахской земле. «Отношение к игорному бизнесу в России и в Казахстане разное. Если в Казахстане выделены зоны в пределах крупных городов, то в России «нарезали» участки в чистом поле. Во-первых, инвестировать в чистое поле или в то место, где есть хоть какая-то инфраструктура, – это разные вещи. Во-вторых, в Казахстане как выделили зоны, так больше не трогают их. В России же идет чехарда – раньше лицензии давали на 10 лет, но сейчас одну из зон – Краснодарскую – закрыли. Люди там открылись, вложили деньги, а им сказали, мол, сворачивайтесь и переезжайте в Анапу или Сочи. Здесь стабильно, мы видим, что вложенные деньги будут работать», – рассказывает представитель российской управляющей компании «Ист Казино Менеджмент» (казино Lafaette и «Астория») Алексей Можаев.

На игорном рынке Казахстана хватает проблем, считает Можаев: это административное давление, высокий входной билет, большие сроки окупаемости. Например, чтобы построить казино в одной из зон, необходимо инвестировать не менее $25 млн, притом что срок окупаемости составляет до пяти лет. Все казино сидят на вмененном налоге на доход – это $8 тыс. с одного игрового стола. Это очень серьезное налоговое бремя для любого казино. Минимально по закону в одном казино находится 20 столов. Кроме этого, проверяющие органы постоянно ищут различные пути пополнения казны и не только казны… Сюда нужно добавить большие сроки и проволочки с выдачей лицензий, которых в стране около 50 штук. Все это ведет к закрытию казино, например, не так давно в северной зоне было пять игорных заведений, сейчас осталось три. В южной зоне – около десятка казино.

Ситуацию осложняет то, что многочисленные игроки теневого рынка не интересны классическим казино, соответственно, они не рассматривают их как свою аудиторию. «Для того чтобы просто войти в наше казино, необходимо купить фишек на $500. Нас интересуют состоявшиеся люди за 40 лет, у которых есть свой бизнес и не хватает адреналина в крови, – говорит Алексей Можаев. – У меня есть твердое убеждение, которое сложилось после 20 лет работы в игорной отрасли. Игроки – это воины, которые постоянно нуждаются в адреналине. Каждый человек выпускает адреналин по-своему – кто-то занимается спортом, кто-то прыгает с парашютом, кто-то занимается нелегальными вещами. Казино – это легальный способ сбросить напряжение, не подвергая свою жизнь опасности».

Отдушина в Сети

До недавнего времени отчаявшиеся поиграть на родине казахстанцы ездили в Киргизию, где отсутствовал запрет на игровые автоматы. Однако с 1 января 2012 года соседи ввели мораторий на игорные залы. Встает вопрос: если дома нельзя, у соседей тоже, на казино в резервациях не хватает денег, в подполье не тянет, то где можно поиграть, законно просадив свободные $100? Спрос рождает предложение – в Казахстане набирают силу иностранные онлайн-казино, продвигающие в Сети свои услуги. Местных игроков на этом рынке нет, так как согласно ст. 6 п. 2 Закона РК «Об игорном бизнесе» на территории республики запрещается деятельность онлайн-казино. В данном пункте уточняется, что запрет касается «игорного заведения, использующего аппаратно-программный комплекс, находящийся на территории Республики Казахстан…». Соответственно, деятельность иностранных онлайн-казино в Казахстане никак не регулируется.

Факт

Архив пресс-службы

В 2013 году в Азиатско-Тихоокеанском регионе выручка от казино и онлайн-игр достигнет $79,3 млрд (увеличиваясь на 18,3% ежегодно.

Об этом говорится в отчете Global Gaming Outlook: The casino and online gaming market to 2015, подготовленном аудиторской группой PricewaterhouseCoopers.

За последний год на казахстанских форумах развернули активную рекламную кампанию около 30 иностранных онлайн-казино, создавая под это дело специальные ресурсы, предлагая потенциальным игрокам бездепозитные бонусы, всячески завлекая поиграть. «Онлайн-геймблинг (англ. gambling – «азартная игра») Казахстана мы оцениваем в $80–100 млн в год, рынок не занят местными игроками, здесь пытаются закрепиться российские, украинские компании. Осведомленность потенциальных игроков онлайн-казино находится на низком уровне, а казахстанский капитал не спешит вкладываться в онлайн-проекты из-за запрета и низкого доверия к интернет-проектам», – рассказывает на условиях анонимности управляющий российской сетью онлайн-казино. По его словам, такие же муки роста были у российских операторов после запрета казино на территории РФ. Тем не менее успех пионеров отрасли воодушевил остальных, и сейчас в Рунете насчитывается около сотни крупных онлайн-казино и до тысячи мелких.

В большинстве стран СНГ онлайн-казино и покер-румы вне закона, однако запрет легко обходится при регистрации игорного заведения в иностранных юрисдикциях и странах-офшорах, таких как Кюрасао, Коста-Рика, Филиппины, Анжуан, Содружество Коморских островов. Но, чтобы иметь признаваемый во всем мире игорный бизнес, компания должна быть «прописана» на Гибралтаре, Мальте, в Олдерни, Антигуа и Барбуде, на острове Мэн, в Тасмании – здесь нулевые налоги. Например, правительство крошечного государства Доминики в Карибском море (не путать с Доминиканской Республикой) предлагает услуги офшора, при регистрации игорного онлайн-заведения. В целом затраты на открытие международного онлайн-казино класса люкс с пропиской в Доминике составят около $5 млн. Сюда входят регистрация компании с уставным капиталом $500 тыс. (из которых $100 тыс. замораживается в правительственных доминиканских бондах), лицензия – $15 тыс., налог – $75 тыс. в год, услуги зарегистрированного агента при правительстве Доминики – первый раз $25 тыс., последующие годы – $6 тыс., обязательная благотворительность – $5 тыс. От остальных налогов компания освобождается. При этом правительство Доминики выдает вам разрешение на работу для сотрудников компании, а также предоставляет фирме процессинговый центр для обработки платежей игроков. Остальные затраты пойдут на программное обеспечение, оплату работы персонала (служба поддержки, программисты, продвижение и т.д.) и раскрутку игорного заведения в Сети.

Российские и украинские онлайн-казино выходят на мировой рынок, позиционируя себя как международные, привлекают игроков со всех стран. Есть данные, что если онлайн-казино будет ориентироваться только на аудиторию стран СНГ, то порог прибыли в таком заведении составит не более $1 млн в месяц (таких казино в России единицы). А в среднем казино считается успешным, если приносит в месяц около $30 тыс. при инвестициях около $300 тыс.

В свою очередь государство не может спокойно смотреть на огромные денежные потоки, которые идут мимо казны, и предпринимает соответствующие действия. В настоящее время Генеральной прокуратурой прорабатывается механизм пресечения правонарушений в сфере игорного бизнеса, связанный с онлайн-казино. Кроме того, финпол внес предложение о внесении поправок в Закон «Об игорном бизнесе», где предполагается контролировать казахстанских игроков через системы электронных платежей и блокировать игорные ресурсы.

Цена вопроса

Традиционное казино

$25 млн – инвестиции в строительство

$8 тыс. – ежемесячный налог на один игровой стол

Пять лет – окупаемость инвестиций

Люди старше 40 лет – целевая аудитория казино

$500 – минимальный входной билет, на которые выдаются игровые фишки

10% – налог, который придется заплатить игроку с выигрыша.

Онлайн-казино

$5 млн – инвестиции в казино класса люкс

от $300 тыс. – инвестиции в среднестатистическое казино

$1 млн – потолок дохода в месяц для казино, ориентированных на аудиторию стран СНГ

$30 тыс. – среднестатистический доход онлайн-казино

80% аудитории онлайн-казино – это люди до 30 лет

$0,01 - минимальная ставка в онлайн-казино

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
33107 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
8 декабря родились
Айнура Кунхожаева
исполнительный директор по финансовым и агентским услугам АО «Казпочта»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить