Почему аграрии Казахстана вынуждены поддерживать российскую науку

Десятки миллионов тенге недополучает казахстанская аграрная наука из-за неразвитости практики выплаты роялти (авторского вознаграждения) селекционерам, создающим новые сорта сельхозкультур. Учитывая, что и государство учёных недофинансирует, у них нет никакого стимула для работы. В это время спрос на качественные семена на внутреннем рынке Казахстана всё активнее закрывают российские производители

Фото: архив пресс-службы

История болезни

В начале нынешнего сезона учёные Казахского агротехнического университета им. Сейфуллина проверили 15 семеноводческих хозяйств, работающих в четырёх основных зерновых регионах страны – Костанайской, Акмолинской, Северо-Казахстанской и Карагандинской областях. Ситуация оказалась неутешительной. Были исследованы 72 тыс. тонн семян, которые предназначены для засевания площади более 600 тыс. гектаров. Анализировались семена пшеницы и ячменя - тех культур, которые на сегодня составляют главный экспортный сельхозтовар страны.

- Причём мы исследовали семена класса элита и первой репродукции, - пояснил Владимир Киян, доктор наук, руководитель научно-исследовательской платформы КазАТУ. - То есть самый лучший, по идее, материал. Во всех проверенных образцах было выявлено наличие грибковых заболеваний – альтернариоза и фузариоза. Альтенариоз снижает урожайность на 30%, а фузариоз - до 60%. Причём не важно, проявятся ли эти болезни на уже взрослых растениях. Ведь даже заражение самих семян не позволяет полноценно развиваться всходам. То есть вы посеете вроде бы элитную пшеницу – а всходов получите всего 20-30% от нормы.

Владимир Киян
Фото: архив пресс-службы
Владимир Киян

В числе других заболеваний семян, выявленных в исследованных регионах, – гельминтоспориоз (корневая гниль) и бактериоз. В зависимости от вида болезни и условий развития растений потери могут составлять от 30 до 70% потенциального объёма урожая. Плюс к тому, серьёзно страдает и качество получаемого зерна – а значит, и цена на него. Некоторые болезни, например фузариоз, приводят к накоплению в зерне токсинов и представляют опасность для людей и животных.

В результате многие казахстанские аграрии сейчас ищут семена за границей. Их не устраивают предложения отечественных семеноводов ни по качеству семенного материала, ни по генетическому потенциалу имеющихся сортов. Например, из-за все изменений климата растёт спрос на сорта пшеницы, устойчивые к грибковым болезням. Также многие крестьяне отдают приоритет более раннеспелым видам, чтобы успеть завершить жатву до прихода холодов.

- Семеноводства в стране сейчас, можно сказать, нет, - признался Анатолий Перегуд, глава ФХ «Агро-Думан» (Карагандинская область). - Мы решили засеять одно из полей элитой, чтобы в будущем сформировать собственный семенной фонд. К выбору подошли серьёзно: брали в разных хозяйствах, в том числе в семхозах, зерно на анализы – прорастание, всхожесть. И выяснили, что во многих случаях качество этих семян было даже хуже нашего товарного зерна! В итоге после долгих поисков мы выбрали хозяйство в Акмолинской области и приобрели у них семена сорта «Астана». Он нас устроил.

Анатолий Перегуд
Фото: архив пресс-службы
Анатолий Перегуд

Многие же так и не находят в Казахстане устраивающие их варианты и ищут семена за границей. Хотя, это не лучший выход – всегда есть риск, что нерайонированные сорта не смогут показать весь свой потенциал в новых климатических условиях.

Денежный вопрос

У казахстанских селекционеров хорошие традиции, считает Бауыржан Калымов, директор Карагандинской сельскохозяйственной опытной станции им. А. Христенко. И учёным по плечу решить новые задачи - при наличии финансовой поддержки. Однако с этим как раз и проблема. Начиная с устаревшей материально-технической базы и отсутствия необходимого для работы оборудования (лаборатории, семяочистительные линии), до невозможности стимулировать самих учёных.

Бауыржан Калымов
Фото: архив пресс-службы
Бауыржан Калымов

С мнением коллеги согласен Дамир Калдыбаев, директор Карабалыкской СХОС (Костанайская область). По его словам, если для полноценного финансирования научной работы на станции необходимо как минимум 75 млн тенге в год, то на 2019 выделено всего 26 млн.

Поддержку работе селекционеров могли бы оказывать семеноводческие хозяйства, которые сейчас используют оригинальные семена для получения материала на продажу. Однако единственным из селекционных центров страны, кто может похвастать получением роялти от хозяйств, пользующихся оригинальными семенами, является НПЦ зернового хозяйства им. Бараева (Акмолинская область). Его генеральный директор Кенже Абдуллаев на брифинге в СЦК в середине апреля сообщил, что практика заключения договоров о выплатах лицензионного вознаграждения авторам сортов была восстановлена три года назад. Всего за этот период было заключено 32 договора, отчисления составили 23 млн тенге в 2016, 47 млн - в 2017, 27 млн - в 2018. Согласно действующему законодательству авторам, участвовавшим в создании сорта, выплачивается 30% от суммы поступивших средств.

Дамир Калдыбаев
Фото: архив пресс-службы
Дамир Калдыбаев

Переходный период

Однако вопрос выплаты роялти не так прост, продолжил тему Дамир Калдыбаев. Дело в том, что из-за уже упомянутых проблем с финансированием над созданием новых сортов, а также последующим выращиванием на продажу суперэлиты работает считаное число учёных. Остальные центры просто тиражируют то, что было создано 30 лет назад.

- Тут нужно учесть, что первая задача аграрной науки – внедрять в производство новые сорта, - объяснил Дамир Калдыбаев. – Но дело в том, что сейчас на рынке в основном представлены семена старой селекции. И они не находят спроса. Многие хозяйства сейчас ищут современные, более результативные сорта, которые и дают больше урожая, и обеспечивают более высокое качество зерна. Ищут их зачастую в России – мы ощущаем конкуренцию научных центров Кургана, Омска. Так что в этой ситуации поднимать вопрос о роялти несвоевременно. Да, есть Закон РК «Об охране селекционных достижений», на основании которого мы можем попытаться через суд кого-то заставить делать отчисления за использование наших сортов. Но это будет неправильно. Вместо этого мы должны прийти к тому, чтобы выпускать хотя бы по одному новому сорту раз в три-четыре года. Это позволит получать средства на поддержание интереса учёных к селекции.

Чтобы изменить ситуацию, Карабалыкская СХОС в нынешнем сезоне начала программу сортосмены. В течение четырёх лет станция планирует полностью уйти от производства семян старой селекции и заменить их новыми, востребованными на рынке. А такие есть. Например, сорта пшеницы «Айна» и «Фантазия». Пока они производятся в небольшом объёме, но за ними выстраивалась очередь перед нынешней посевной. Кстати, цена составляла 150 тыс. тенге за тонну суперэлиты, тогда как на старые сорта - 120 тыс. тенге. И всё равно крестьяне делали выбор в пользу новинок.

- В нынешнем году мы уже заменили 900 га «Карабалыкской-90» на «Фантазию», - отметил Дамир Калдыбаев. – Это очень хороший сорт, который показывает урожайность на 2-3 центнера с гектара выше предшественника. Также часть паровых полей засеяли нашим флагманом – сортом «Айна», устойчивым к болезням. В дальнейшем «Омскую-36» мы заменим «Северяночкой», а с 2021 года начнём внедрять «Степнодар-90», который сейчас проходит госиспытания. У этого сорта исключительно качество зерна, клейковина доходит до 38%.

Растянуть сортосмену на несколько лет заставляют технологические особенности. А именно – новый сорт можно сеять только после того, как поле один сезон отдыхало под парами. Если не выдержать этот временной промежуток, новый урожай получится смешанным из-за падалицы. Это снизит качество семенного материала и вызовет нарекания крестьян. К тому же примесь старых семян приведёт к заражению болезнями новых – это именно та проблема, которую установили ученые КазАТУ им. С. Сейфуллина во время своего исследования.

Цена новинки

Параллельно с этим научные центры начинают работу и по выплатам роялти. Договоры заключаются с семеноводческими хозяйствами, которые целенаправленно берут семена высоких классов (суперэлита и элита), чтобы на своих полях размножать их, потом уже продавая товарным хозяйствам семена 1-й и 2-й репродукции. Процент роялти устанавливается разный, в зависимости от того, какие именно семена приобретаются. В среднем 3%.

Владимир Чудинов
Фото: архив пресс-службы
Владимир Чудинов

- Спрос на новые сорта высокий, поэтому вопросов насчёт роялти не возникало, все готовы платить, - рассказал Владимир Чудинов, заместитель директора Карабалыкской СХОС. - Выплата процентов должна происходить в течение трёх месяцев, пока ещё её не было. Но зато часть семян у нас приобретали товарные хозяйства, и для них размер роялти сразу закладывался в цену. Таким образом, удалось получить уже 2 млн тенге. Механизм их расходования мы определим, но, конечно, в основном они пойдут на выплаты авторским коллективам, создавшим эти сорта.

Карагандинская СХОС им. А. Христенко также собирается в нынешнем году начать работу с семеноводами, приобретающими оригинальные семена для дальнейшего размножения. Таких партнёров у станции несколько.

- Сами семеноводы готовы к этому, - считает Бауыржан Калымов. – Ведь все понимают, что, приобретая у нас хорошие семена, они получат более высокие урожаи. Поэтому нам нужно активнее работать, предлагать какие-то новинки, удовлетворять спрос. Иначе по сути дела наши аграрии будут своими деньгами поддерживать науку за границей, а не в Казахстане. Ведь роялти им нужно платить и российским селекционерам.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3034 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 июня родились
Жанар Калиева
предприниматель
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить