Келимбетов: Любому из списка Forbes приятно иметь свой банк

Глава Национального банка РК Кайрат Келимбетов в среду, 14 мая, объяснил корреспонденту Forbes.kz, почему в Казахстане так много банков и как он собирается с этим бороться

Фото: Станислав Климанов
Кайрат Келимбетов.

Во вторник,13 мая, председатель Нацбанка РК Кайрат Келимбетов провел брифинг в Астане. А в среду, 14 мая, встретился с журналистами 10 деловых изданий в Алматы.

FВыступая на брифинге в Службе центральных коммуникаций, вы заявили, что в результате повышения минимальных требований к собственному капиталу банков с нынешних 10 млрд тенге до 100 млрд тенге к 2019 на рынке останется 15-20 игроков. Между тем, в феврале 2014 Серик Ахметов, будучи тогда премьер-министром, заявил, что Казахстану достаточно 10 банков. Почему разнятся цифры? – спросила Кайрата Келимбетова заместитель главного редактора Forbes.kz Анастасия Новикова.

- Что касается заявления премьера Ахметова, то я хотел бы от него абстрагироваться и никак не комментировать, это было бы некорректно. Это мнение правительства того времени, от нас это не исходило. Я могу сказать про свою правду, - открестился от оценки высказываний экс-премьера Келимбетов.

Правда главного банкира страны заключается в том, что 38 банков (именно такое количество БВУ работает сегодня в Казахстане) – слишком много для экономики страны. Практически половина из них, по его подсчетам, не влияют на погоду на рынке.

- После слияния Казкома и БТА это будет банк №1 – 27% рынка. 18% рынка – у Народного банка. Если мы возьмем первые 10-12 банков, то это 85% рынка, а первые 20 банков – это 98% рынка. На оставшиеся 18 банков приходится 2% рынка, - привел конкретные данные в подтверждение своей правды Кайрат Келимбетов.

Тенденцию на укрупнение, полагает глава Нацбанка, продиктовал мировой финансовый кризис.

- Весь мир последние 5 лет анализирует, что произошло с банковским сектором. Одна из проблем заключается в том, что акционеры многих банков переувлеклись разными секторами экономики, к примеру, ипотекой, потребительским кредитованием, надавали невозвратных кредитов, и в какой-то момент всё полетело в тартарары. Почему так получилось? – задался вопросом спикер. – Первый вывод, который сделали западные аналитики: должна быть ответственность акционеров. А как ее можно изменить? Только собственными деньгами, которые он вкладывает в банк. Когда сегодня акционер вкладывает 10 млрд тенге, на сопоставимую с этой сумму можно открыть магазинчик. Если он прогорит – мы с вами этого не заметим. А если банк прогорит, где много депозитов населения или ФНБ «Самрук-Казына» положил туда депозиты, это станет большой проблемой для государства, а хозяин банка может просто не вернуться из поездки по Европе.

Келиметов считает, что в банковском секторе должна работать система сдержек и противовесов, где нормой стала бы «адекватность капитала».

- Ко всем уважаемым господам акционерам 38 банков у нас возник вопрос: «Ребята, давайте определимся, мы занимаемся дальше с вами этим бизнесом или нет? По двум системообразующим банкам у нас ясная картина: они слишком большие, чтобы упасть, и мы слишком внимательно будем за ними смотреть. Дальше идет группа (15-20) средних банков, каждый из которых сейчас выбирает себе нишу: кто-то ипотекой будет заниматься, кто-то беззалоговым кредитованием, кто-то залоговым потребительским кредитованием, кто-то кредитованием МСБ, кто-то корпорациями».

Тем банкам, которые не увеличат за 5 лет до нужного размера свой собственный капитал (сегодня средний капитал казахстанских БВУ, по оценке Келимбетова, около $300 млн), регулятор просто запретит привлекать депозиты.

- Если ты не будешь рисковать или 10 млрд тенге – это твои последние деньги, то называй свое финансовое учреждение кредитным товариществом, кредитной организацией. Никого не увольняй и работай в рамках тех денег, которые дали тебе акционеры, и мы сильно беспокоить тебя не будем, - объяснил схему будущих взаимоотношений с мелкими игроками Кайрат Келимбетов. – Мы будем беспокоить тех, кто берет деньги от государства и вкладчиков. А в так называемой премьер-лиге с входным капиталом более 100 млрд тенге (это около $530 млн) будут играть те, кто может рисковать, отвечать за свой бизнес и свою репутацию.

FНамечены ли уже «жертвы», которым будет запрещено привлекать депозиты? 

- Когда вы спрашиваете, кто жертвы и против кого это делается, – это не против кого-то делается. Любой банк, у которого сегодня есть 10 млрд тенге, должен позвать других акционеров, или акционер должен привлечь деньги из своего другого бизнеса. Каждый из 38 банков может это сделать. Кроме того, между многими банками в кулуарах уже началось обсуждение вопроса консолидации.

Впрочем, банков в Казахстане станет меньше еще по одной причине. Быть банкиром уже не так модно, как раньше, уверен Келимбетов.

- Почему банковский бизнес был таким привлекательным? Во-первых, из-за престижа: это другая элита для любого бизнесмена. Любому человеку из списка Forbes приятно написать в своем резюме, что у него есть маленький банчок с заводиком, - уверенно заявил председатель Нацбанка.

Эта привлекательность, считает спикер, объяснялась еще и тем, что банк всегда можно было выгодно продать.  

- Банковский бизнес хорошо оценивался по вложению капитала: он продавался 1 к 3 – 1 к 4. То есть, условно, вложив 10 млрд тенге, банк гарантированно можно было продать за 40 млрд тенге. Сегодня картина иная: дай бог за один капитал продать свой банк, потому что никто не покупает, не надо никому заходить сюда. Получается патовая ситуация: это твой бизнес, он сколько-то стоит, но продать его ты не можешь. Или можешь, но за полцены.

- Почему в Казахстан не заходят иностранные игроки?

- Все пытают: почему ушел HSBC, почему ушли другие игроки? Да у них своих глобальных проблем хватает! Всё это было создано, когда мировая торговля достигла своего пика. Сейчас мировая торговля сжимается, и все начинают жить по средствам. Кому интересен казахстанский банковский рынок? Безусловно, банкам, которые будут работать в рамках Евразийского экономического союза. Но они уже зашли. Сбербанк, к примеру, купил лицензию у TexaKaBank за $50 млн. То есть билет в наш кинотеатр стоит $50 млн. Мы же хотим, чтобы он стоил $500 млн, - описал суть укрупнения банковской системы Кайрат Келимбетов. 

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


Главный редактор сайта Forbes.kz

 

Статистика

8348
просмотров
 
 
Загрузка...