Должны ли лежать мертвым грузом деньги ГФСС?

Порядка 60 млрд тенге направят из Государственного фонда социального страхования в сельское хозяйство. Если конкретно, то за счет этих средств холдинг «КазАгро» планирует выкупить у фермеров 2 млн тонн зерна. Что это, выгодное вложение или очередное спасение утопающих?

Как заявили в правительстве, в облигации «КазАгро» планируется вкладывать не более 10% накопленных в ГФСС средств. Пока же речь идет конкретно о 60 млрд тенге. Как правило, ежегодные поступления в фонд многократно превышают совокупные обязательства ГФСС по выплатам гражданам, поэтому вопрос о рисках для социально уязвимых слоев населения на текущий момент можно сразу отбросить. Вопрос должен стоять о выгодности такого вложения пассивной части средств, то есть о перспективе. На сегодня большая часть средств ГФСС вложена в ГЦБ Нацбанка и работает с переменным успехом. Однако сравнивать и прогнозировать, будет ли вложение в облигации «КазАгро» более выгодным, сложно, считает экономист Ораз Жандосов:

Ораз Жандосов
Ораз Жандосов

- Ноты Нацбанка сильно завязаны на денежно-кредитную политику Нацбанка, поэтому данный инструмент более непредсказуем, чем другие государственные и квазигосударственные долговые бумаги. Схема, по которой сейчас «КазАгро» финансирует закуп зерна, понятна и, в принципе, из года в год повторяется.

При этом Жандосов уверен, что риск невозврата средств в этом случае практически исключен:

- Если говорить о схеме финансирования, обычно метод, который применялся – это выделение из бюджета кредитных средств. Чем отличается схема с участием средств ГФСС? Первое соображение, есть ли там средства - мы знаем, что есть, более 1 трлн тенге. Объем 60 млрд тенге – это небольшая часть от этой суммы. Понятно, что всех волнует вопрос возвратности, но с учетом того, что «КазАгро» - госкомпания, этот риск относительно низок. До сегодняшнего дня все госкомпании тем или иным способом выполняли свои долговые обязательства.

Другой вопрос, почему субъекты сельского хозяйства, действующие, казалось бы, в рыночных условиях, нуждаются в подобных нерыночных схемах финансирования.

Здесь и представители Минсельхоза, и сами фермеры, и экономисты солидарны – без инструментов господдержки сельское хозяйство в стране просто не выживет, и сколько времени понадобится, чтобы аграрии могли самостоятельно привлекать инвестиции, прогнозировать никто не решается.

По факту, отмечает Жандосов, даже большие зерновые холдинги в Казахстане оказались совсем не рыночными субъектами. И пока этот этап не пройден, господдержка должна выстраиваться не только по схеме кредитования, считает экономист:

- Если бы макроэкономика и финансовая система (банки) были в последние годы в порядке, потребности в господдержке, именно в кредитовании, не было бы. Но понятно, что по многим направлениям нужна господдержка, которая осуществляется либо за счет бесплатных государственных услуг, либо за счет субсидирования. Но вот насколько эта система адекватна потребностям субъектов сельского хозяйства, насколько она конкурентна по сравнению с другими странами, из которых мы либо осуществляем импорт сельхозпродукции, либо хотим экспортировать – это тоже большой вопрос.

По его словам, государственная поддержка аграриев должна осуществляться в больших объемах, но при этом быть более эффективной и направленной туда, где существует наиболее острая потребность.

- Это должна быть легко контролируемая, максимально автоматизированная система. В принципе, основные направления этого движения прописаны в Программе развития АПК. Но, с точки зрения конкретизации и детализации, там еще очень много работы, - говорит Жандосов.

Очевидно, что схема выделения средств из «КазАгро» – это очередное «тушение пожара», и, как срочная мера, в сложившейся ситуации она выглядит довольно неплохо. Возможно, если расчет министра Умирзака Шукеева оправдается и выкуп зерна принесет еще и прибыль в перспективе, такая схема финансирования даже приживется в правительстве. Но более важная задача для нового руководства Минсельхоза – недопущение таких «пожаров», как и других ошибок своих предшественников.

Фермеры не могли продать зерно в прошлом году

Осенью 2017 крестьянские хозяйства оказались заложниками ситуации на рынке: с одной стороны – падение спроса и диспаритет цен в связи с высоким урожаем в России, с другой – кредитные обязательства, выплаты работникам, подготовка к следующей посевной.

Возможно, в такой ситуации «бить в колокола» нужно было гораздо раньше, тогда и времени для поиска необходимых средств у правительства было бы больше. Председатель Союза фермеров Ауезхан Даринов говорит, что просил принять меры и раньше, но на уровень обсуждения в правительстве вопрос вышел только после смены руководства Минсельхоза. Сегодня, говорит Даринов, спасти фермеров – первоочередная задача, все остальное второстепенно:

 

Ауезхан Даринов
Ауезхан Даринов

- Я в свое время отстаивал перед правительством, чтобы выделили деньги на закуп зерна. И наше обоснование – это вся страна, сейчас президент говорит, что сельское хозяйство должно быть драйвером. Как оно может быть драйвером, если может сорваться посевная, крестьяне до сих пор не выплатили заработных плат? Поэтому мы и обратились к государству. Сегодня, представьте, зерно лежит, люди без зарплаты, нет подготовки на следующий год, надо сейчас срочно закупить запчасти, делать технику, снегозадержание и так далее. Этот вопрос должен стоять как самый главный. Откуда бы ни были эти деньги, государство должно помочь своим товаропроизводителям, селянам.

По планам Министерства сельского хозяйства, которые озвучил его новый глава Умирзак Шукеев еще на том же заседании правительства в декабре, закуп пшеницы у фермеров, помимо «спасательных мер», дает еще и возможность получить свои дивиденды.

- Предложенные меры позволят создать запас на случай засухи и не допустить принятия непопулярных мер в виде ограничения и запрета экспорта, - отметил вице-премьер, министр сельского хозяйства Умирзак Шукеев в декабре.

По расчетам главы Минсельхоза, план спасения отрасли выглядит следующим образом. «КазАгро» через Продовольственную контрактную корпорацию сегодня закупает пшеницу по приемлемой для фермеров цене – 42 тыс. тенге за тонну, крестьяне получают необходимые средства и возможность спокойно готовиться к новому сезону. «КазАгро», между тем, обладает финансовыми и техническими возможностями хранить выкупленное зерно до лучших рыночных времен. Даже если погода не оправдает ожиданий Шукеева и засуха в 2018 году не снизит урожай, у холдинга будет возможность дождаться благоприятного момента для продажи зерна по более выгодным ценам.

- Зерно можно хранить не год, не два, не три – до 10 лет. В этом году получилось, что Россия урожайная, и так далее, и так далее. Но два-три года последующие могут быть всякими, или засуха может быть, и это зерно всегда уйдет. Это не скоропортящийся продукт. Оно всегда уйдет и не будет убыточным для государства, - с уверенностью заявляет Даринов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6460 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
20 октября родились
Ахметжан Шардинов
председатель совета директоров ТОО «Алматинский завод мостовых конструкций»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить