«Жизнь» улучшается: почему в накопительное страхование пошли деньги населения

Глава Nomad life – об экосистеме в страховании, участии СК в пенсионной системе и о будущей конкуренции с иностранными компаниями

ФОТО: Андрей Лунин

Страхование жизни стало настоящим прорывом 2018 года на казахстанском рынке. Ежегодные продажи на уровне 2 млрд тенге вдруг подтянулись до 4,6 млрд тенге. Безусловно, существенную долю в премиях занимает банковское страхование, когда БВУ страхуют жизнь и здоровье заемщиков. Тем не менее КСЖ наладили полноценную продажу накопительного страхования жизни – базового продукта для зарубежных рынков, что свидетельствует о том, что это направление сделало большой шаг вперед.

Накопительное страхование комбинирует страхование жизни с программой накопления капитала и считается альтернативой депозиту. Nomad life – крупнейший небанковский игрок в отечественном страховании жизни, к тому же самый прибыльный на рынке – одним из первых предложил продукт с привязкой к гарантированной долларовой доходности. Почему в накопительное страхование пошли деньги населения и как игроки намерены дальше развивать продуктовую линейку, Forbes Kazakhstan рассказывает председатель правления КСЖ Nomad life Кайрат Чегебаев.

F: В 2018 году сборы выросли в 2 раза, с чем связан этот всплеск?

– С улучшением условий, упрощением налогообложения. Раньше страховые премии по договорам накопительного страхования жизни брались на вычет и при выплате клиенту облагались налогом. Этот отложенный налог зачастую приводил к двойному налогообложению. Вместе с регулятором игроки проработали этот проблемный вопрос, и в итоге продукты по страхованию жизни были приравнены к банковским депозитам. Сегодня премии по страхованию жизни не облагаются налогом на выходе.

На мой взгляд, полномасштабного развития страхования жизни в Казахстане пока не видно. Взрывной рост премий ничего не значит в сравнении с масштабом депозитной базы и пенсионных накоплений – тех отраслей, с которыми правильно сравнивать рынок страхования жизни. КСЖ пока не вкладываются в продвижение, и обыватель знает только один накопительный продукт – депозит, на раскрутку которого банки потратили много средств. Между тем КСЖ общепризнаны в мире и являются одними из самых стабильных финансовых институтов. Нашим компаниям необходимо начинать отраслевые маркетинговые действия по разъяснению общих условий продуктов.

F: В накопительном страховании какая из частей важнее – инвестиционная или страховая?

– Они взаимно дополняют друг друга. Есть инвестиционная составляющая – она традиционно является самой большой частью продукта – и есть страхование жизни. Когда с застрахованным человеком что-то происходит в период накоп­ления, срабатывает страховая часть. Если со страхователем ничего не происходит – реализуется накопительная и клиент забирает свои накопления.

Сейчас, правда, в мире наметилась тенденция, когда страховая оболочка сжимается и акцент все больше переносится на инвестиционную часть продукта. Например, unit linked, распространенный в развитых странах продукт – не что иное, как инвестиция в страховой оболочке, которая занимает иногда 1%, хотя далеко не везде так. В отличие от накопительного страхования с гарантированной доходностью, где инвестиционная стратегия, как правило, консервативна и завязана на облигации с высоким рейтингом, unit linked позволяет клиентам самим выбирать стратегию и быть свободными от консерватизма страховых компаний. Деньги вкладываются в инвестиционные фонды (например, ориентированные на инвестиционные индексы), количество и разнообразие стратегий которых велико. Риски клиента выше, как и ожидания по негарантированной доходности.

Но мы пока не вводим подобный продукт.

F: Почему?

– Для его полноценного запуска необходима доработка законодательства. Хотя для нас unit linked очень важен и удобен тем, что клиент сам определяет для себя инвестиционные риски, которые готов нести, пользуется юридическими преференциями продуктов страховых компаний.

F: Поговорим о вашем продукте «Золото Номадов». Это накопительная программа с гарантией доходности. Какой процент дохода вы гарантируете и за счет каких инвестиций?

– Мы гарантируем до 3,41% инвестиционного дохода в валюте. Стратегия компании достаточно консервативна, мы покупаем евро­облигации инвестиционного уровня, не обязательно казахстанских эмитентов, на постоянной основе оцениваем финансовое положение эмитентов. Средний срок договоров – порядка четырех-пяти лет.

F: Как продается?

– Продукт запустили весной 2018 года, но полноценно начали продавать с осени. Люди инвестировали в него около 12 млрд тенге.

F: Снижение депозитных ставок стимулирует население выводить деньги из банковских депозитов. Наблюдаете ли вы приток хотя бы части этих средств в продукты по накопительному страхованию жизни?

– Да. По «Золоту Номадов» мы видим, что привлечение идет выше, чем в среднем у банков по валютным депозитам. Но если посмотреть на общие суммы оттока из банков, то понятно, что люди забирают больше. Скорее всего, они смотрят, в том числе, и на фондовый рынок. Туда уходят наиболее активные владельцы капитала: они хотят рисковать и предполагают, что смогут заработать, но при этом забывают о повышенной волатильности и перегретости международных фондовых рынков. По нашему мнению, это крайне рискованно. В рамках «Золота Номадов» мы ориентируемся на консервативных клиентов. Для активных же инвес­торов хотим запустить продукт unit linked, который предполагает привлечение лучших международных управляющих.

Фото: Андрей Лунин

F: Вы стали работать с банками, чем вас привлекает этот канал продвижения?

– Мы выбрали банки по той простой причине, что все наши потенциальные клиенты – это и клиенты банков, которые находятся в поиске альтернативных источников инвестиций. Сотрудники банков имеют опыт работы с финансовыми продуктами, и все это удобно для клиента.

F: В чем заинтересованность банка продавать ваш продукт? Ведь фактически вы конкуренты?

– Мы ни в коем случае не конкуренты. Банки во всем мире становятся финансовыми супермаркетами, и наиболее успешные из них переросли понятие «банк», являясь для клиента консультантами по финансовому планированию, давая возможность заработать. Если банк не предложит клиенту, в том числе, альтернативу, то потеряет его. При этом, как правило, клиент не всегда обладает должными знаниями, и банк как проф­участник и специалист в области инвестирования, анализируя все предложения, делится с клиентами соответствующей информацией. Те это ценят.

F: Накопительное страхование можно продавать онлайн?

– Мы не готовы предлагать накопительное страхование онлайн: это непростой продукт, его нельзя купить в один клик. Средняя инвестиция в «Золото Номадов» – около $30 тыс.–50 тыс. (хотя можно инвестировать и от $1000), и, думается, неразумно просить клиента заполнить данные онлайн, отправить деньги в КСЖ электронным платежом. Это ВИП-продукт со всем вытекающим для клиента обслуживанием, и продают его лишь хорошо обученные менеджеры, которые способны полноценно объяснить преимущества и особенности. Мы не хотим, чтобы в продукт приходили люди, которые плохо его поняли: для нас очень важно, чтобы клиент остался с нами.

F: Значит ли это, что КСЖ не нужна цифровая экосистема?

– Нет, это не так. Нам пока еще необходимо участие квалифицированного специалиста в накопительных программах и на начальном этапе разъяснения клиенту условий и особенностей продукта. Экосистема делается нужной с введением продуктов unit linked. Задачей КСЖ становится изучение лучших инвестиционных предложений и управляющих компаний. Мы придем к тому, что сейчас делают банки, – когда клиент, сидя в приложении, может менять инвестиционные предпочтения, переводить деньги с депозита на депозит, из одной валюты в другую и т. д. Он сможет автоматически переводить деньги из одного фонда в другой. Менять пропорции страховой и инвестиционной частей. Здесь автоматизация требуется – и очень серьезная.

Цифровая экосистема уже используется нами, но в постпродажный период администрирования договоров: так называемый кабинет клиента напоминает им о предстоящих платежах либо выплатах, позволяет быстро и удобно получить необходимую информацию, внести изменения в свою страховую накопительную программу.

F: КСЖ давно хотят участвовать в управлении пенсионными активами, однако в последнем варианте концепции реформирования пенсионного управления их не оказалось…

– Планируется реформа, начальная часть которой предполагает передачу управления активами в КУПА. Мы говорим о том, что КСЖ всегда присутствовали на пенсионном рынке Казахстана и сейчас являются наиболее подготовленными и устойчивыми финансовыми институтами для пенсионной системы. Например, мы уже имеем опыт индексирования обязательств и выплат на ставку инфляции, на фиксированные ставки (пенсии, полученные из КСЖ, ежегодно индексируются на 5%).

Предполагается, что КУПА будут давать клиентам возможность выбора стратегии инвестирования, которая предполагает переменную доходность, полученную от результатов инвестиционной деятельности. При этом КСЖ могут предложить гарантированную ставку через инструмент отложенного пенсионного аннуитета, который подразумевает индексацию пожизненных выплат и, в свою очередь, является критерием достаточности пенсионных накоплений клиента. Если КУПА и КСЖ станут на один уровень, у клиента появится выбор. Разве не выиграет система и клиент от симбиоза КУПА и КСЖ?

Кроме того, в рамках пенсионной системы КСЖ могут предложить unit linked – например, если клиент хочет узкую инвестиционную стратегию. Тогда как КУПА имеют несколько базовых стратегий.

С unit linked мы можем предлагать пенсионные планы в широком смысле, где одна из частей – с переменной доходностью, а другая – с гарантированной. Клиент может выбирать пропорции инструмента: либо консервативные стратегии – к примеру, инвестиции в облигации с высоким рейтингом, – либо больший процент акций. Это является гибким решением для системы.

F: Чем отличается пожизненный пенсионный аннуитет от отложенного и как будет работать unit linked в пенсионной системе?

– Классический пенсионный аннуитет покупают при достижении определенного возраста и объема денег на счету. На сегодня, например, женщинам необходимо достичь 51 года и накопить 13,7 млн тенге, для мужчин соответствующие показатели – 55 лет и 10 млн тенге. Мы предлагаем внедрить так называемый отложенный пенсионный аннуитет, когда вне зависимости от своего возраста человек, имеющий достаточные накопления, может заключить с КСЖ договор и получить гарантированную ставку доходности, а также индексации будущих выплат ежегодно. Работающие граждане, пенсионный срок которых наступит через определенное время, могут купить отложенный аннуитет в рамках пенсионного плана.

ФОТО: Андрей Лунин

Что касается инвестирования в unit linked, мы говорим, что пенсионный отложенный аннуитет является критерием достаточности накоплений. Если накопились взносы, достаточные для пожизненного пенсионного аннуитета, излишек этих средств вкладчик может направить в рисковую часть – unit linked. То есть клиент уже обес­печил себе пожизненную пенсию (отложенный аннуитет), но все еще работает и может позволить себе направлять деньги на рисковые инвестиции.

Таким образом, мы предлагаем убрать из законодательства понятие возраста для покупки пожизненного аннуитета, а также сделать наличие отложенного аннуитета критерием достаточности для инвестиций на фондовом рынке, в том числе unit linked. Данный подход идеально ложится в схему, для которой задумывалась текущая пенсионная реформа. При этом система гарантирования страховых выплат из КСЖ уже работает.

F: Что еще волнует КСЖ?

– Мало кто задается вопросом, что же будет с финансовым рынком после вступления Казахстана в ВТО, а зря. Часть экспертов утверждают, что иностранцы к нам не придут, что они уже здесь были, безвозвратно ушли и нашему рынку ничего не грозит. На это я отвечаю, что иностранные компании были в общем страховании, где рынок достаточно конкурентный, много игроков и маржинальность бизнеса невысокая, требующая серьезных усилий. Бизнес КСЖ – абсолютно другой. Если откроют границы и в страну придет крупный европейский life-страховщик, с накопительным страхованием и с высокой ставкой доходности, что для них не является сложностью, велик риск, что существенная часть депозитов сразу утечет туда. Если на местном рынке не будет достойных предложений для клиентов, страна получит проблему в виде существенного оттока из банков, то есть это не только и не столько проблема life-страховщиков.

Поэтому мы акцентируем внимание на вопросах развития, и нам необходимо содействие государственных органов. Если не запус­тим unit linked к началу открытия рынков по ВТО, потом может быть уже поздно.

Нас волнует наличие налогового стимулирования клиентов КСЖ в России и открытие финансовых рынков в рамках ЕАЭС – это ставит в неконкурентное положение страховые компании Казахстана.

Государство исторически часто обращает внимание на банковскую отрасль из-за ее размеров и влияния на ВВП страны и, соответственно, пытается решить ее проблемы, при этом мы просим обратить внимание на те отрасли, которые имеют больший потенциал развития, и здесь КСЖ вне конкуренции. Хотел бы отметить, что государство в лице Нацбанка имеет очень квалифицированных специалистов, накопивших к сегодняшнему дню большой опыт работы в финансовой сфере, в том числе с нестандартными продуктами, знающих зарубежную практику. Поэтому, принимая во внимание вышеизложенное, мы надеемся, что процесс будет продвигаться намного активнее.

F: Если все же успеют запустить unit linked, разве клиенты не перетекут к более надежным и опытным, на их взгляд, КСЖ, чем ваша?

– Ответ в том, что в данном случае у клиента будет выбор, куда пойти. И рейтинг страховой компании будет не столь критичным, так как средства клиента будут принадлежать ему и учитываться отдельно от средств СК. Мы понимаем, что можем проиграть старт. Но это разные вещи: либо мы проигрываем, потому что нам нечего предложить, либо мы предлагаем клиентам уже готовый продукт и, обладая большим присутствием на местном рынке, имеем возможность в дальнейшем реализовать свои преимущества.

Конечно, вхождение иностранных игроков – это и возможности для нас, мы сможем перенимать их технологии, сервис и пр. С запуском unit linked казахстанские КСЖ будут предлагать клиентам, в том числе, и фонды иностранных управляющих. Клиенту будет не так важно, кто является оператором – местная КСЖ или иностранная, ведь в любом случае деньги инвестируются и на внешних рынках. К тому же с позиции знания местного рынка и присутствия в регионах мы продаем не только unit linked, а еще и пенсионные аннуитеты, ОСНС, так что иностранным КСЖ и управляющим компаниям будет выгодно сотрудничать с местными игроками.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8961 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
6 декабря родились
Данияр Тиесов
заместитель председателя правления по переработке и маркетингу нефти АО НК «КазМунайГаз»
Нурлан Абдрасулов
управляющий директор по переработке, маркетингу и сбыту газа АО «НК «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить