Валютные курсы: затишье перед бурей?

КЕМБРИДЖ – На фоне процветания альтернативных активов, таких как золото и биткоин, в разгар пандемии некоторые ведущие экономисты прогнозируют резкое падение доллара США

ФОТО: Depositphotos.com/VadimVasenin

Такой прогноз мог бы сбыться. Однако до сих пор, несмотря на непоследовательную борьбу с пандемией в США, огромные расходы на дефицитное финансирование в рамках оказания помощи при экономической катастрофе и смягчение денежно-кредитной политики, которое, по словам председателя Федеральной резервной системы Джерома Пауэлла, «пересекло множество красных линий», базовые обменные курсы доллара оставались устрашающе спокойными. Даже затянувшаяся драма с выборами не оказала на них большого влияния. Трейдеры и журналисты могут волноваться из-за ежедневных проблем с долларом, но для тех из нас, кто изучает долгосрочные тенденции обменного курса, их реакция до сих пор выглядит как раздувание шума из ничего.

Безусловно, евро вырос примерно на 6% по отношению к доллару в 2020, но это мелочь по сравнению с резкими колебаниями после финансового кризиса 2008, когда курс колебался от 1,58 до 1,07 доллара за евро. Точно так же обменный курс иены к доллару почти не изменился во время пандемии, но колебался от 90 до 123 иен за доллар во время Великой рецессии. А общий индекс обменного курса доллара по отношению ко всем торговым партнерам США в настоящее время находится примерно на уровне середины февраля.

Такая стабильность удивительна, учитывая, что волатильность обменного курса обычно значительно возрастает во время рецессии в США. Итан Ильзецки из Лондонской школы экономики, Кармен Рейнхарт из Всемирного банка и я обсудили в недавнем исследовании  приглушенную реакцию основных обменных курсов, которая стала одной из главных макроэкономических загадок разразившейся пандемии.

На протяжении десятилетий  экономисты знали, что объяснить движения валют чрезвычайно сложно. Тем не менее подавляющее большинство полагает, что в условиях глобальной макроэкономической неопределенности, масштабы которой превосходят все доселе виденное нами, обменные курсы должны резко меняться. Но даже после того как на Европу накатила вторая волна COVID-19, евро упал всего на несколько процентов – капля в море с точки зрения волатильности цен на активы. Переговоры о финансовом стимулировании в Соединенных Штатах сегодня ведутся, а завтра – нет. И хотя неопределенность в отношении выборов в Америке приближается к разрешению, впереди ожидают еще большие политические баталии. Однако до сих пор реакция обменного курса была относительно небольшой.

Никто не знает наверняка, что может сдерживать движение валюты. Возможные объяснения включают общие потрясения, щедрое предоставление ФРС долларовых свопов и массированные ответные меры со стороны государства в бюджетно-налоговой сфере по всему миру. Но наиболее вероятной причиной является паралич обычной денежно-кредитной политики. Ключевые процентные ставки всех основных центральных банков находятся на уровне эффективной нижней границы (около нуля) или рядом с ней, и ведущие специалисты по прогнозам полагают, что они останутся на этом уровне в течение многих лет, даже при оптимистичном сценарии роста.

Если бы не близкая к нулю нижняя граница, большинство центральных банков теперь устанавливали бы процентные ставки намного ниже нуля, скажем, на уровне минус 3-4%. Это говорит о том, что даже по мере улучшения экономики может пройти много времени, прежде чем политики захотят «взлететь» с нуля до ставок с положительными значениями.

Процентные ставки вряд ли являются единственной вероятной движущей силой обменных курсов; другие факторы, такие как торговый дисбаланс и риск, также играют важную роль. И, разумеется, центральные банки занимаются различными квазифискальными операциями, такими как количественное смягчение. Но возможно, что практически полная заморозка процентных ставок привела к исчезновению самого большого источника неопределенности. На самом деле, как определили Ильзецки, Рейнхарт и я, волатильность основного обменного курса снижалась задолго до пандемии, особенно когда центральные банки один за другим огибали нулевую границу. С тех пор пандемия COVID-19 привела к закреплению этих сверхнизких процентных ставок.

Однако нынешний застой не будет длиться вечно. С учетом относительных темпов инфляции реальная стоимость расширенного долларового индекса имеет тенденцию к росту практически на протяжении десятилетия и в какой-то момент, вероятно, частично вернется к среднему значению (как это произошло в начале 2000-х годов). Вторая волна вируса в данный момент воздействует на Европу сильнее, чем США, но эта картина может вскоре измениться, с наступлением зимы, особенно если послевыборное междуцарствие в Америке парализует политику в сферах здравоохранения и макроэкономики. И хотя США по-прежнему обладают огромным потенциалом для оказания столь необходимой помощи работникам и малому бизнесу в связи с бушующей пандемией, растущая доля государственного и корпоративного долга США на мировых рынках свидетельствует о долгосрочной уязвимости.

Проще говоря, существует фундаментальное несоответствие в долгосрочной перспективе между постоянно растущей долей долга США на мировых рынках и постоянно сокращающейся долей производства США в мировой экономике. (Международный валютный фонд ожидает, что экономика Китая вырастет на 10% к концу 2021, по сравнению с концом 2019.) Аналогичная проблема в конечном итоге привела к распаду послевоенной Бреттон-Вудской системы фиксированных обменных курсов, через десять лет после того, как экономист Йельского университета Роберт Триффин впервые определил ее в начале 1960-х.

В краткосрочной и среднесрочной перспективе доллар, безусловно, может еще подрасти, особенно если новые волны COVID-19 подвергнут финансовые рынки стрессу и заставят их спасаться бегством. И если не учитывать неопределенность обменного курса, вероятность удержания долларом господствующих позиций в 2030 году остается подавляющей. Однако стоит помнить, что экономические травмы, подобные тем, что мы сейчас переживаем, часто оказываются болезненными поворотными моментами.

© Project Syndicate 1995-2020 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6237 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 сентября родились
Айдын Рахимбаев
основатель и председатель совета директоров BI Group, №13 рейтинга 50 богатейших бизнесменов Казахстана - 2021
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить