Назарбаев запретил размещать свой портрет на банкнотах

15 ноября Казахстан отмечает 20-летний юбилей тенге. Историю создания отечественных денег Forbes.kz поведал их главный дизайнер - Тимур Сулейменов

Фото: temirtau.org

Справка

Тимур Сулейменов - президент РОО «Казахстанский союз дизайнеров», автор памятников «Рассвет свободы» в Алматы (2006) и «Абай» на Чистых прудах в Москве (2005). Главный архитектор разработки проектов создания историко-культурного и туристического комплекса в зоне Мавзолея Ходжи-Ахмеда Яссави в городе Туркестане. Сегодня является участником проекта «Ехро-2017». Автор дизайна первого казахстанского тенге.

Фото: Роман Суханов.
Тимур Сулейменов.

В обстановке строжайшей секретности

F: Когда Казахстан вытеснили из рублевой зоны, мы были технически готовы к вводу своей валюты. Когда началась разработка первого дизайна тенге?

- Все было не так просто… Развал СССР шел по всем фронтам. И Казахстан в конце 1991 года был последней республикой, которая объявила о своей независимости. Я был тогда депутатом Верховного Совета XII созыва от Союза дизайнеров. Это был интересный парламент, в котором собрались депутаты не только коммунисты, но представители науки, культуры, профсоюзов, а также депутаты от творческих союзов.

Это был исторический парламент, который создал первую Конституцию, а также первые законодательные основы суверенного Казахстана.

Для меня, моих коллег и друзей это были острые и волнительные вопросы, к которым, тем не менее, мы были достаточно подготовлены, так как в 1960-х годах, мои друзья и я, студенты Москвы, Ленинграда, объединились в молодежные движения «Жас Тулпан» и «Арай», где и поднимали вопросы национальной истории, культуры, самосознания, которые в советское время достаточно жестко пресекались. Мы жадно участвовали во всех разработках в меру своих возможностей и понимания.

Сразу после принятия нашей Декларации Независимости обострилась экономическая ситуация: накапливалась критическая масса денег, Казахстан был завален старой денежной массой, и в то же время ее не хватало для обеспечения населения товарами. Нас выбрасывало на обочину денежной системы СССР. Шел 1991 год.

В это время я получаю секретное приглашение на встречу от председателя Комитета по бюджету и финансам парламента Такежанова. Он говорит: «Стоит перед нами такая проблема - разработать свою собственную валюту». Он ставит задачу разработать дизайн собственной валюты, абсолютно идентифицированной в системе наших культурных и исторических традиций и ценностей, и фокусирует меня на том, чтобы я нашел этот исторический потенциал и аргументы: какая денежная система имела место быть в истории Казахстана.

В этот период формируется новая структура и новая функция Национального банка РК, и в помощь мне, как специалиста по валютно-денежным вопросам Такежанов определил Мирсултана Турсунова, заместителя председателя Национального банка РК, предупреждая о секретности всей нашей деятельности.

F: Для вас это была новая сфера. Как вы приняли этот вызов?

- Совершенно как ошарашенный! Для меня это было настолько волнительно, как будто я - человек, которому поручили расписать Сикстинскую капеллу. Это было что-то суперважное - как изобрести ракету для Казахстана. Был полный мандраж.

Мне сказали молчать, как рыба об лед, и я никому не сказал, даже брату. Начал ходить в разные архивы, библиотеки, в Институт истории и археологии Академии Наук. Никакой техники еще нет, если что-то увидел, это надо снять, зарисовать, сделать копию. Это было крайне сложно. Я просил друзей снять копии якобы для диссертации. Нашел и переснял исторические материалы архивов о различных монетах, имевших хождение на территории Казахстана.

Потом мне помог добрый случай. У нас был друг семьи - Виталий Александрович Бахарев, старейший банковский работник Казахстана, работавший в этой  системе чуть ли не с 1920-х, уникальный нумизмат и коллекционер банкнот различных стран мира, их каталогов и образцов, и дал очень глубокую и профессиональную информацию об истории  производства и хождения денежных знаков в Казахстане в самый ранний период его истории и о собственно банковской и монетарной системе вообще.

Я под благовидным предлогом моей депутатской и художнической деятельности попросил ознакомиться с его коллекцией, и он любезно мне ее предоставил. За что я ему премного был благодарен. Сейчас он покоен. Царство ему небесное!

С этим я и приступил к работе над эскизами. Но где и как спрятаться и работать? Я ничего лучшего не придумал, как выбрать Совминовскую больницу. Мне дали удобную угловую палату, и там со своими бумагами, кальками и карандашами засел, залег - и ваял первые почеркушки.

F: Какую роль в этой работе сыграли иностранные компании?

- Прежде всего в этот период проходят ряд встреч с Президентом. Он четко формирует задачу, серьезность и ответственность программы, выдвигает главный тезис для нас - меня и команды из председателя Нацбанка, его замов, помов и Такежанова: дизайн нашей валюты должен быть свой, казахстанский, интересный, запоминающийся и формирующий экономическую независимость. Он должен стать составной частью государственной символики Казахстана.  

А в Казахстан уже начали наплывать эмиссары, которые в свое время обеспечивали валютой деколонизированные страны Азии и Африки и на этом собаку съели. Это компании De La Rue, Harrison & Sons.

Вот мы идем на встречу с представителями De La Rue. Бодрые, активные такие ребята, англо-французы, уверенные четкие молодчики, джентльменами их не назовешь, атлетически сложены, коротко стриженые, с иголочки одеты. Говорят: «Нам вообще дизайнеры не нужны, у нас свой есть, но нам нужен любой искусствовед или туристический агент, который проведет нас по музеям, покажет исторические артефакты, а мы сами все сделаем».

Я подумал: не в кипеш дело, как говорят на жаргоне, век свободы не видать. Переводчикам говорю: я с ними никаких собак вязать не буду.

Приезжает вторая партия: матерые джентльмены, пожилые, под два метра ростом, типичные английские аристократы. Они представляли компанию Lonrho, которая в свое время работала с казахстанскими предприятиями горнодобывающей промышленности и разрабатывала специальное оборудование по добыче и переработке золота.

Дизайн-программа национальной валюты

F: Как прошла ваша первая поездка в Лондон? Как выбрали фабрику и партнеров по печати нашей валюты?

- Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев четко определил и закрепил функции заказчика по разработке и внедрению национальной валюты - Национальный банк РК в лице Галыма Байназарова и вменил ему в обязанность сформировать рабочую группу по реализации этой программы в составе зампреда Нацбанка Мирсултана Турсунова, будущих  директоров валютной фабрики Есета Кожамуратова, Монетного двора Юрия Тузова и меня, руководителя авторского коллектива дизайна национальной валюты.

И мы выехали за рубеж, чтобы ознакомиться с производством денег. Были в Испании на монетном дворе, потом приехали в Лондон. Тщательное знакомство было в столице Великобритании на фабрике Harrison & Sons, которая входила в группу Lonrho. Тогда я воочию увидел весь дизайнерский и технологический процесс. И тогда мне стало ясно, почему делаются те или иные элементы, которые обеспечивают целостность и образность денежного знака.

Нам стало понятно, почему на денежных знаках должны быть те или иные изображения, потому что они - защита от подделок. Нам четко дали понять, что портретная галерея является одним из главных элементов банкноты, поскольку в ней заключены секретные защитные составляющие.

Там я и сделал первый эскиз. Маленький такой, в течение нескольких часов, первую банкноту, в размере и объеме. На ней я изобразил аль-Фараби и сделал несколько оттисков в цвете. Сделал также подачу, стандартную для английского уровня. И впервые написал слово «тенге». А вся остальная делегация знакомилась в это время с технологиями, ходила по цехам, смотрела бумагу и многое другое.

По приезде в Алма-Ату мы показали эскиз президенту. Президент говорит: сделайте несколько вариантов - дал мне поручение сформировать творческую группу.

Я уже к тому времени предварительно подготовил группу, условно поделив ее на две части. Одна занималось разработкой эскизов монет - это Айрат Вагапович Исмамбетов, старейший дизайнер, талантливейший художник, изобретательный  человек, Виктор Ивженко, архитектор по образованию, вдумчивый, исполнительный и талантливый дизайнер, оргсекретарь Союза дизайнеров Казахстана на тот период. Другая группа была создана для разработки эскизов бумажных банкнот - Мендыбай Алин, великолепный график, профессионал полиграфии, тонкий и глубокий знаток орнаментики и национальной пластики Агимсалы Дузельханов, затем к нам подключился молодой художник Досбол Касымов.

Но в процессе работы мы объединились, и все эскизы в различных техниках и вариантах делали, не делясь. Позже мы подключили в качестве помощника по хозяйственным вопросам Х. Габжалилова. Затем он себя позиционировал чуть ли самым главным «организатором» и «вдохновителем», что, конечно же, не так.

Нам предоставили тайное помещение в 3-м доме отдыха Совмина на даче №37, и мы сели ваять. Никаких инструментов, кроме карандаша, кальки и туши, у нас не было.

Мы назвали это дизайн-программой национальной валюты. Подрядной фирмой выбрали компанию Harrison & Sons.

Назарбаев запретил размещать свой портрет на банкнотах

F: Как вы создали первый дизайн национальной валюты? Как пришли к портретной стилистике, были ли споры?

- Мы остановились на трех вариантах. Первый был классическим: портрет и иллюстративные материалы по характерности того или другого образа. Второй – авангардный: орнаментальные элементы плюс архитектурные сооружения. И третий - симметричный, когда изображение того или иного персонажа размещается по центру. Это американский тип банкнот.

Искали еще какие-то так называемые «ленинские» варианты - портрет справа, портрет слева. Но все-таки выбрали вариант персонажей. Например, портрет Валиханова и пейзажные композиции тех мест, где он родился, на оборотной стороне.

И тут начались большие споры - каких персонажей выводить на банкнотах? Кого мы должны определить для этой галереи портретов?

F: Обсуждался ли тогда вариант появления на банкнотах портрета действующего президента? Если да, чья это была инициатива?

- В это время определился идеолог по образной составляющей: им стал вице-президент страны Ерик Асанбаев. И вот он вдруг выходит с такой идеей - что должен быть один портрет, только портрет президента. Но в то же время и сам президент, и наша группа формирует галерею портретов выдающихся деятелей Казахстана - Абай, Валиханов, Курмангазы, Аблай хан, Абулхаир. Были долгие споры, будет ли на тенге портрет президента или нет.

Олжас Сулейменов жил недалеко на даче, мы поговорили о том, что тут педалируется, чтобы портрет президента был на банкнотах. И он переговорил с президентом.

Тем временем нам определили четкое техзадание по номиналам - от 1 до 100 тенге. У нас эскизы всех банкнот были готовы, и только 100-тенговая была еще свободна от портрета.

И вот я понес их все на утверждение президенту. У нас была достаточно демократичная атмосфера, и в то же время бурлящая, как в Смольном во время Октября. Мы встретились в коридоре, президент отвел меня в сторону и говорит: «Не будем этого делать с моим портретом, не надо этого, как-нибудь потом. Есть идея сделать Суюнбая».

И всё - я повез эскизы в Лондон на подготовку в печать.

Тюркские символы сменили на герб

F: Насколько удалось отразить в первых банкнотах и монетах тюркские символы? Вы ведь долго собирали в архивах материалы…

-  Мы сделали очень много эскизов в первых монетах с древними тюркскими символами: это знаменитый волк с Пазарыкских курганов, двуглавый петух, интересные петроглифы, богиня Умай.

На заводе «Гребенер» в Германии мы поняли, насколько серьезна работа по изготовлению инструмента для чеканки монет. Интересно, что в этот же период парламент, наконец, утвердил госсимволы - и герб, и флаг.

И взамен тех символов, о которых я говорил, я разместил на реверсе монет уже принятый новый герб. Но первые монеты с тюркскими символами вышли и походили в обороте. Тиынки первые были бумажными, мы печатали их тут. И потом, через полгода, сменили тиынки на металл.

Гравировка клише всех банкнот, от 1 до 100 тенге, была выполнена вручную. Помимо галереи портретов, мы разработали несколько вариантов водяных знаков и скрытой печати.

«Казахстанский рубль» оказался блефом

F: Давайте вернемся к моменту ввода тенге в оборот: как это было?

- Было своеобразно. Был первый срок ввода - 1992 год, но экономическая и политическая ситуация складывалась таким образом, что президент дает поручение: печатание необходимого объема тенге должно быть завершено к началу 1993 года. И он очень четко выразился: мы будем первыми в СНГ, кто сделает собственную валюту, но, возможно, последними, кто ее введет.

К концу 1992-го были отчеканены первые монеты с датой «1992 год», президент определил срок изготовления банкнот. К апрелю 1993 года вся денежная масса была готова.

В середине года Россия вдруг предлагает Казахстану оставаться в рублевой зоне и выдает нам информацию, что, дескать, на фабрике Гознака России разработан дизайн казахстанского рубля.

Нам - мне и будущему директору валютной фабрики Есету Кожамуратову - дается поручение выяснить и выявить что, как и где делается.

Мы в составе большой делегации под руководством президента Назарбаева прибываем в Москву. Официальная делегация бьется в переговорах с командой Бориса Ельцина, мы же с Есетом бегаем по кабинетам Центробанка России, по фабрике Госзнака и выясняем, что вся информация о «казахстанском рубле» - это блеф: какая-то тетя Мотя в Перми делала эскиз, но это было давно, и все потеряно, и ничего подобного нет. И все стало ясно.

Как мы потеряли авторские права на первые тенге

F: Какие сложности были в той вашей работе? Что бы вы сейчас сделали иначе?

- Печальнее всего - для меня, во всяком случае, как для руководителя, автора этой дизайнерской работы, - то, что было очень много сложных вопросов, которые нужно было дорабатывать, но всё происходило слишком быстро, не было времени.

Например, иностранные граверы не чувствовали генотипы портретов, по-своему пытались их модифицировать, корректировать, и не всегда это у них получалось, приходилось переделывать – Абая, например. Мы тщательно работали над портретом Абулхаира, которого при жизни рисовал Кастаньет, был такой небольшой графический набросок. На его основе наши портретисты одевали его, соотносили генотип образа с Аблай ханом и Чоканом Валихановым, потому что у них генетическое родство. То есть очень много было кропотливой работы, которая требовала больше времени, чем у нас было.

Второе, о чем я сожалею. Один из председателей Нацбанка после Байназарова принял решение печатать наши деньги не на той фабрике Harrison & Sons, а у ее конкурента – компании De La Rue, которая пообещала дать оборудование секонд-хенд и оснастить нашу фабрику денежных знаков технологическими мощностями.

В это время мы принимали закон, один из последних перед роспуском Верховного Совета, - «О национальной валюте». Я внес 2-3 поправки о том, чтобы разработать специальные положения по охране авторских прав на дизайн нацвалюты: это норма, которая принята в международном законодательстве. И эта задача должна была быть делегирована Нацбанку. Все парламентарии единогласно приняли эти нормы 23-25 декабря. Затем мы распустили самих себя.

Однако закон вышел без этих поправок, так как на тот период Казахстан жил по Гражданскому кодексу СССР, в котором было прописано, что авторские и смежные права на денежные знаки и госсимволы не распространяется.

Следом за этим в Англии королева издает указ, где награждает фабрику Harrison & Sons золотым знаком за лучший экспортный продукт Великобритании, и тем самым закрепляет за этой фабрикой авторские права на всю нашу продукцию. А потом, когда наши правители вдруг принимают решение, что мы будем базироваться у конкурентов De La Rue, естественно, Harrison & Sons никому не передает исходники и оригиналы.

De La Rue делала вторую серию тенге в условиях, когда не было оригиналов. Если кто-то помнит, тогда начали появляться «фарабишки» разной цветности, потому что у нас остались только резервные портреты Аль-Фараби.

Потом, в 1994 году, началась такая игра – «войти в историю». На всех банкнотах надо было ставить автографы председателя Нацбанка. И вот сменился председатель, новый должен оставить автограф – вводят банкноту 200 тенге, которой у нас не было.

А потом жуткая инфляция, пошли крупные купюры, другие изобразительные элементы, стиль, и единая система дизайна была потеряна.

Первоначальный дизайн и печать делали так, что и слепой мог прочитать любой номинал, а сейчас купюры путают по цветности и номиналу.

Марченко и Жандосов потеряли контроль за дизайном купюр

F: Известный финансист Айдан Карибжанов писал в Facebook, что один из современных вариантов банкноты в 1000 тенге легко спутать с 2-тысячной купюрой, и они похожи на творения Энди Уорхола, обвиняя в этом Григория Марченко.

- Так оно и есть. Марченко и Жандосов потеряли системность и контроль за дизайном купюр. Создали вроде бы группу, которая этим занимается, но ни я, ни Союз дизайнеров не имеет к этому отношения. Я предлагал: давайте не будем заниматься всей этой камарильей с номиналами, не придумывать игру в нолики, а восстановить первоначальный дизайн и деноминировать валюту. Но не слушают.

Рука на купюре – безграмотное решение

F: Как вы относитесь к изображению ладони на последних купюрах?

- Рука - это, я считаю, просто безграмотное решение. Это никак нельзя было делать. Это знак, который связан с культовыми некросооружениями. Пятерня обычно рисовалась на памятниках и символизировала в одной трактовке длань Мухаммеда, а во второй, кочевой, - что мы приходим в мир голые, и уходим голые, ничего с собой не унесем. Не знаю, зачем было рисовать длань. Вряд ли это рука президента…

F: Были ли курьезы в вашей работе над тенге?

- Конечно, и много. Мы иллюстрировали тех или иных персонажей деталями. Предположим, изображение Курмангазы окружали ареалом, где он жил, изображали петроглифы, характерные для Мангышлака. Так взяли петроглиф с конницей. Это графический рисунок со скал, и там жеребец с детородными органами. Начались толки: почему это мы на серьезных банкнотах изображаем такие части тела. На второй-третий день после того, как банкноты вышли, ко мне пошли с претензиями: ты что тут нарисовал? Я говорю: это не я рисовал, это наши предки, я даже еще чуть-чуть сократил.

F: Может, были ошибки или опечатки, приходилось ли перепечатывать тираж?

- Скорее были неправильные трактовки английскими граверами. Например, портрета Абая они сделали не очень похожим: расширили скулы. А мы это потом били, сокращали. Они рьяно сопротивлялись, но мы их заставляли.

Авторы тенге остались без наград

F: В 2007 году на валютной конференции в Бангкоке наша 10-тысячная купюра была признана лучшей в мире по дизайну. Имеете ли вы награды за свою работу?

- В том-то и дело, что забыли меня... Президент меня наградил орденом, но это было связано с моим юбилеем и к тенге не относилось. И самое удивительное, что, когда Союз дизайнеров выдвигали на Госпремию за эту работу, нас наградить не сочли нужным…

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13977 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
17 декабря родились
Нурлан Аханзарипов
руководитель АО "Интергаз Центральная Азия"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить