Мобильные переводы: бизнес уходит в тень?

Разделение переводов на личные и бизнесовые не увеличит собираемость налогов, считают эксперты

ФОТО: © Сергей Александров

В понедельник утром 29 ноября маленький алматинский магазин рядом с домом не открылся: хозяйка, по ее словам, уехала в палату предпринимателей выяснять, как ей теперь принимать плату за товар. Большая часть покупателей давно обходится без налички, делая перевод на имя «Майра М.» Но на выходных ее напугал родственник-таксист: принят закон, и теперь якобы больше пяти переводов в день — это штраф. 

В палате, как рассказала Майра вечером, посоветовали ставить приложение для приема платежей с QR-кодом. На вопрос, когда, ответили: лучше уже сейчас. Больше ничего определенного.

Майра — индивидуальный предприниматель, платит 3% налога. Точнее, вот уже почти год не платит: освобождение для ИП продлится до 1 января 2023. Полученные от покупателей деньги она в конце дня «забивает» в кассовый аппарат, а раз в полгода, как положено, сдает отчетность. Использование приложения для нее будет означать выплату какой-то твердой суммы ежемесячно (от 2000 тенге) и от 0,95% с каждой транзакции. Для магазина это существенно.

Во вторник, 30 ноября, Минфин призвал предпринимателей не поддаваться панике, и Майра решила пока не спешить с использованием приложения и по-прежнему принимать переводы.

Forbes.kz обратился к экспертам с вопросами: как повлияет фискализация безналичных банковских переводов на экономику, уйдет ли микробизнес в тень; сколько надо будет платить бизнесу отчислений, если они легализуют мобильные платежи (банку и государству); отработан ли механизм налогообложения мобильных переводов?

Но сначала...

История вопроса

Дискуссии вокруг мобильных денежных переводов ведутся начиная с 2019 года. Как считают в налоговых органах, предприниматели, принимающие оплату за товары или услуги через мобильные переводы, не проводят фискализацию чеков, то есть не показывают обороты, скрывают доходы, нарушают налоговое законодательство.

Однако стоило Минфину заявить о необходимости проверки платежей через приложения на предмет уклонения от уплаты налогов, как депутат Азат Перуашев возразил, что это подрубит на корню микробизнес. Как только Нацбанк предложил обсудить пути решения проблемы, президенту пришлось успокаивать население и бизнес, снимая вопрос с повестки дня. С 1 января 2021 были введены поправки в Налоговый кодекс — и там малые предприниматели увидели угрозу своему благополучию. Минфин снова выступил с заявлением, что не планирует взимать какие-либо дополнительные платежи или налоги от мобильных переводов. Но при этом в министерстве настаивают, что предприниматели, принимая безналичные платежи переводами и не выдавая клиенту фискальный чек, уходят от налогов и нарушают права потребителя. Круг замкнулся, но проблема не решилась.

В сентябре Министерство финансов объявило, что выход найден: нужно разделить мобильные переводы на личные и предпринимательские. Уже разработаны правила мобильных переводов, которые обяжут предпринимателей получать деньги за товар или услугу через специальный бизнес-счет, а соответствующие законодательные поправки направлены в парламент. В министерстве пообещали разработать специальный механизм, который позволит определить, что предприниматель получает доходы со счетов, не предназначенных для такой деятельности.

Поправки в Налоговый кодекс, о которых шла речь, были приняты мажилисом в первом чтении 10 ноября. «Специальным механизмом» оказались две строки в разделе «Переводы» банковских приложений: «перевод» и «платеж».

Через две недели вице-министр финансов Марат Султангазиев сообщил, что выявлением предпринимателей, которые получают оплату через мобильные переводы и не платят налоги, займутся специальные информационные системы. Почему-то именно эта новость оказалась той соломинкой, которая сломала спину верблюду: владельцы маленьких магазинов, таксисты, мастера в салонах красоты, торговцы в базарных «бутиках» и др. внезапно перестали давать номер телефона для переводов и стали требовать наличные.

Легкая мишень

- Я считаю, что в любом случае это когда-либо должно было произойти. Люди привыкли пользоваться переводами не в целях как-то уйти от налогообложения, а из-за удобства использования моментальной безналичной оплаты, - рассуждает генеральный директор компании Lemonadoff Абдулазиз Эрметов. - Эта система оплаты на самом деле - революционный прорыв во всей банковской системе: государство давно пыталось вывести все наличные обороты из тени.

Но на самом деле подобное вмешательство, по мнению Эрметова, все испортит.

- Конечно же, микробизнес уйдёт в тень, так как даже вести элементарную бухгалтерскую отчётность в полном объёме непосильно обычному владельцу микробизнеса, - считает он. - К примеру, возьмём обычного человека, который сейчас работает в службе такси. После этой легализации у него появится много проблем по отчётности с налоговыми органами, а также отчётность перед органами экологии. Чем всем этим заниматься - он просто перестанет принимать оплату через мобильное приложение и перейдёт на наличную форму со своими клиентами.

Абдулазиз Эрметов
ФОТО: Личный архив
Абдулазиз Эрметов

Порядка 30% предпринимателей однозначно уйдут в тень, предполагает собеседник.

- Переход на наличный оборот также приведёт к увеличению хлопот и для правоохранительных органах, так как увеличатся кражи и разбойные нападения. Этого однозначно нужно ожидать ещё и в преддверии крупной амнистии в честь 30-летия независимости нашей страны, - назвал он ещё один аспект проблемы.

Как добавил Эрметов, внимание Минфина к вопросу банковских переводов через приложения вызвано их взрывным ростом.

- Даже в начале года, скорее всего, не было таких оборотов через мобильное приложение. Мораторий и освобождение от налогов, естественно, привело к недобору средств в госбюджет. А у налоговых органов свои задачи, и первым приглянувшимся способом пополнения бюджета, достаточно доступным для контроля денежных оборотов, и стал тот самый kaspi-перевод, - сделал вывод глава компании.

Отделить мух от налогов

- Новое регулирование создаст проблемы для населения: нужно будет носить наличность, иметь разменные монеты, - считает эксперт-экономист Елан Ибрагим.

По мнению Ибрагима, нововведение приведет к нарушению прав граждан.

- Доводы властей, о том что люди через мобильные платежи уклоняются от налогов, - бред. Борьба с уклонением от налогов - это совсем другая плоскость. Есть налоговая служба, которая должна выявлять нарушителей платежной дисциплины. Пусть выявляют нарушителей и наказывают, - сказал он. - А этим, уверен, антиконституционным законом они одним махом обвинили всех граждан и, нарушая конституционные права, залезли в кошелек всех казахстанцев.

Не считает, что дело именно в налогах, и основатель группы компаний Uchet.kz, член президиума НПП «Атамекен» Максим Барышев.

Максим Барышев
ФОТО: Личный архив
Максим Барышев

- Для того, чтобы микробизнес вышел из тени, президент освободил его на 3 года от налогов. Это очень своевременное решение, особенно сейчас, когда многие бизнесы закрылись из-за пандемии. Многие предприниматели стали использовать мобильные переводы, предназначенные для продажи товаров физическим лицам, которые перечисляют деньги через переводы с карты на карту. Эти переводы осуществляются совершенно бесплатно, то есть за них банки комиссии не берут, - объяснил он. - Означает ли это, что бизнес теперь, после того как легализуют мобильные платежи, будет чаще требовать оплату наличными? Предприниматели не против использования мобильных переводов или POS-терминалов. Они против той комиссии, которую они должны оплачивать.

Сейчас многие банки предоставляют бесплатные мобильные приложения взамен POS-терминалов, продолжил Барышев. А так как у многих карты бесконтактные - это удобно для микробизнеса, так как не надо брать дорогостоящее оборудование в аренду или покупать.

- Например, взять Kaspi Pay, который принимает только оплату через приложение банка. Комиссия за прием оплаты 0% первый месяц, далее 0,95% от суммы покупки. То есть если ИП на патенте, то от налогов он освобожден, а банку будет платить почти 1%. Отдельно POS-терминал необходимо брать для оплаты в другие банки, а здесь уже банковские комиссии могут достигать 3%. Так, в мобильном POS-терминале Halyk Pos комиссия по картам Halyk Bank 1,9%, по картам Visa, Mastercard других банков - комиссия 2,8%, - перечислил Барышев и сделал вывод: - Как мы видим, за любые платежи, кроме онлайн-переводов, необходимо платить банку. Именно из-за этого люди и пользуются мобильными переводами.

В настоящий момент мобильные переводы внутри одного банка бесплатны, добавил эксперт, но, вполне возможно, банки начнут брать деньги за бизнес-переводы.

На вопрос, можно ли сказать, что смысл легализации переводов не в «обелении» бизнеса, а в «содействии» банкам - чтобы они могли взимать свои неполученные доходы в виде комиссии, Барышев ответил, что это не исключено.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
45603 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить