Что упустила рейганомика

В хорошие времена всем живется неплохо и ни у кого нет ни малейшего интереса к модернизации действующей структуры

Международные отношения, налоги, вопросы государственного регулирования и даже торговля — во всех этих областях Рональду Рейгану удалось добиться значительного прогресса во время своего правления в 1980-е годы. На первый взгляд кажется, что и в финансовой сфере он преуспел.

Инфляция, которая колебалась от 7 до 14% в течение десятилетия, предшествующего президентству Рейгана, пошла на спад, как только его администрация приступила к работе. В 1983 году ее уровень составил 3% да так и остался на этой отметке. Причем если рассматривать историю традиционных мер по борьбе с инфляцией, то данную тенденцию в той или иной мере поддерживали все председатели правления Федеральной резервной системы США (ФРС), начиная с Пола Волкера, Алана Гринспена и заканчивая Беном Бернанке, занимающим этот пост в настоящее время.

Тем не менее в монетарной политике есть что-то глубоко неправильное. ФРС использует то, от чего уже давно отказались: недавно она утроила объем денежной массы в обращении и пообещала выпустить еще больше денег. Это противоречит нормам демократии — в частности, для структуры, которая не имеет прямого отношения к выборному процессу, берет на себя столь активную роль.

Кроме всего прочего, ФРС попрос­ту неэффективна: предлагаемый ею сегодня подход — предотвратить новую Великую депрессию — явно недостаточен. Отношение рынка к политике ФРС видно по цене на золото. Цена в $1650 за унцию подтверждает общее мнение, что лучше хеджировать доллар, чем использовать все эти свежеотпечатанные деньги для продуктивного инвестирования.

Нельзя, чтобы кризис пропадал даром

Причина экономической стагнации заключается в том, что мы упустили свой шанс еще в 1980-х. Все достижения монетарной политики 1980-х, будь то ликвидация великой инфляции 1970-х или поддержка невероятного экономического роста, были незапланированными и спонтанными. И Волкер, и Гринспен руководствовались больше своим чутьем. А ведь, как правило, монетарная политика никогда не проводилась исключительно с опорой на чутье. Существовали реальные механизмы ограничения. До 1971 года, когда президент Никсон разорвал связь между долларом и золотом, необходимо было следить за тем, чтобы монетарная политика не стала аморфной, с валютой, обеспеченной золотом, излишнее печатание денег могло привести к большему спросу на средства для погашения кредитов. Таким образом, всегда устанавливалось практически точное соотношение того, какое количество денег общество считало необходимым напечатать и сколько печаталось фактически.

В 1980-е после решения проблем с инфляцией наступило идеальное время для того, чтобы вернуться к старым методам работы. Золото стоило $325 за унцию на протяжении 20 лет. Тут-то и следовало бы провести реформу и сделать доллар конвертируемым по отношению к золоту, но она так и не была реализована. Фактически население страны полагалось на чутье и интуицию руководителей ФРС.

Рам Эмануэль, мэр Чикаго, однажды высказался в том духе, что в политике непозволительно, чтобы кризис «пропадал даром». Его всегда нужно использовать для продвижения крупномасштабных реформ.

На самом деле все наоборот. Не кризис нужно использовать, а период подъема и процветания. Проблема в том, что в хорошие времена всем живется неплохо и ни у кого нет ни малейшего интереса к модернизации действующей структуры.

Что касается Рейгана, то при всем его внимании к насущным проблемам он ни разу не созвал международную валютную конференцию, намеренно дистанцировался от ФРС, поручив эту работу своим заместителям, которые и довели до падения доллара. Для сравнения: той же налоговой политикой занимались руководители высшего эшелона; в 1981 и 1986 гг. были реализованы две тщательно выстроенные реформы с участием обеих партий — последняя случилась в период, когда страна была на пике экономического бума.

На двух последних валютных конференциях, организованных крупнейшими аналитическими центрами, банкиры и ученые пришли к выводу, что в эпоху Рейгана не была осуществлена одна важная вещь — денежная реформа.

Сегодня ФРС существует в опасном режиме автопилотирования, при этом практически ничего не делается для исправления ситуации. Что нам следует предпринять, так это вернуться к системе, адекватной для нашего демократического капитализма, когда деньги имеют свою ценность, обеспечиваются золотом, а не зависят от причуд заоблачного учреждения, имеющего склонность обольщаться насчет собственной непогрешимости.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3701 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
2 июля родились
Алмас Султангазин
мажоритарный владелец торговой сети Sulpak
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить