О голосах за пределами нашей зоны комфорта

Автор: Арвинд Субраманьян
бывший главный экономический советник правительства Индии, профессор экономики в Университете Ашока

НЬЮ-ДЕЛИ – Во всём мире растущую озабоченность вызывает отсутствие представителей маргинализированных групп населения в коридорах власти – политической, финансовой и культурной

Властью наделяет знание, поэтому важно, кто именно создаёт это знание. Нобелевскому лауреату по экономике Полу Самуэльсону принадлежит знаменитое высказывание: «Мне всё равно, кто пишет законы страны, если я могу написать её учебники».

Наука об экономическом развитии фокусируется на повышении благосостояния миллиардов людей в странах с низкими доходами, но страны Глобального Юга очень плохо представлены в этой области. К сожалению, небольшое число институтов из богатых стран присвоили себе эту науку. Последствия серьёзны, и, судя по всему, проблема только усугубляется.

Взгляните, например, на журнал «Экономика развития» (Journal of Development Economics), ведущее издание, где публикуются научные статьи на эту тему. Ни сам редактор журнала, ни один из его десяти соредакторов не живут в какой-либо из развивающихся стран. Там базируются лишь два из 69 ассоциированных редакторов журнала, при этом Африка и Азия не представлены вообще.

Далее можно вспомнить о престижной Ежегодной банковской конференции по вопросам экономики развития (сокращённо ABCDE), которую проводит Всемирный банк. В 2019, когда на этой конференции отмечался 75-летний юбилей Бреттон-Вудской конференции, учредившей Всемирный банк и Международный валютный фонд, ни один из её 77 участников не представлял учреждение из развивающейся страны. А как показывает наш анализ трёх десятилетий истории ABCDE, лишь 7% авторов материалов этой конференции представляли институты развивающегося мира.

Давнишняя проблема недостаточного представительства усугубляется ростом популярности рандомизированных контролируемых испытаний (РКИ) для проверки эффективности конкретных мер по сокращению бедности в странах с низкими доходами. Хотя движение РКИ заслуживает огромной похвалы за акцент на необходимости строгих доказательств в экономике развития, среди его последствий оказалось снижение уровня инклюзивности.

Опираясь на свою вполне заслуженную научную репутацию, экономисты, использующие РКИ, работают сегодня в самых престижных университетах и научных институтах мира, а также входят в редакционные советы ведущих экономических журналов. Благодаря этой роли контролёров они получают возможность диктовать повестку дня. Например, два десятилетия назад практически не публиковалось никаких статей, основанных на результатах РКИ, по темам экономики развития, а в 2020 году, согласно результатам проведённого нами анализа, на их долю приходилось около 40% статей в ведущих журналах.

Отсутствием инклюзивности отличается и само движение РКИ. В Лаборатории борьбы с бедностью им. Абдул-Латифа Джамила (J-PAL) – а это наиболее влиятельный в мире центр исследований экономики развития на основе РКИ – лишь 5% из почти 225 аффилированных преподавателей базируются в развивающихся странах, при этом институты стран Восточной Азии вообще никак не представлены. Кроме того, проведение РКИ стоит очень дорого, а это означает, что исследование способов сокращения бедности – и их финансирование – всё больше концентрируется в наиболее богатых университетах (лаборатория J-PAL была основана в Массачусетском технологическом институте).

Стоимость проведения РКИ может достигать миллионов долларов на одну статью, что затрудняет изучение исследователями из развивающихся стран их собственных государств без предварительного преклонения колен перед академической ортодоксией богатых институтов. А если эти исследователи не смогут провести исследование на основе РКИ, тогда у них будет мало шансов добиться публикации его результатов в ведущих журналах: они рискуют оказаться учёными второго сорта. Даже с нашей щедрой интерпретацией авторства проведённый анализ показал, что на долю институтов из развивающихся стран приходится менее 10% статей, написанных по результатам РКИ и опубликованных в шести главных экономических журналах в 2020.

Менее явные проблемы связаны с расстановкой приоритетов в исследованиях. Существует изначальный дисбаланс сил между сравнительно слабыми правительствами развивающихся стран и исследователями, обладающими мощной репутацией и финансовыми возможностями. Кроме того, имеется противоречие между тем, что считают важным власти в странах с низкими доходами, и тем, что учёные считают достойным для публикации в ведущих журналах. Эти факторы несомненно приводят к приоритетности исследований, которые приносят высокую личную прибыль исследователям в богатых странах, а не мизерную государственную прибыль властям развивающихся стран.

Да, учёные из развивающихся стран, работающие в этих элитных институтах, вносят важный вклад в экономическую науку о развитии. Однако очень важную роль играют стимулы и приоритеты той институциональной культуры, в которой они работают.

Ещё одна проблема касается тех знаний, которые в итоге игнорируются. Несколько экономически крайне успешных стран, в том числе Южная Корея, Тайвань, Китай, Вьетнам, Маврикий и Ботсвана, не опирались на РКИ, когда меняли свою судьбу и вытаскивали из бедности значительную часть своего населения. Однако учёные из этих стран обычно не заседают в редакционных советах крупных журналов и не участвуют каким-либо заметным образом в конференциях и семинарах по вопросам экономики развития. Такое упущение особенно показательно в случае с Китаем и его исторически беспрецедентной трансформацией экономики. Внешне это выглядит так, будто из успехов в развитии этих стран нельзя сделать никаких выводов.

Чтобы устранить монополию Глобального Севера на создание знаний в экономике развития, требуется, прежде всего, признать, что проблема не только в том, что элитные институты Севера присвоили себе доминирование в этой сфере, но и в том, что Глобальный Юг сам уступил его. Многие развивающиеся страны серьёзно ослабили собственные университеты и системы производства знаний, недостаточно финансируя эту сферу и осуществляя политическое вмешательство в их работу (последний фактор является особенно пагубным в общественных науках). Если эти страны не исправят положение, они будут и дальше страдать от последствий описанного глобального дисбаланса.

Мы обязаны прислушаться к нобелевской лекции писателя Кадзуо Исигуро, в которой он призвал расширить «наш общий литературный мир и включить в него множество голосов за пределами нашей зоны комфорта – элитарной культуры стран первого мира». Это означает «энергичней стремиться к открытию драгоценных камней в литературных культурах, которая сегодня остаются неизвестными, и не важно, живут ли писатели в далёких странах или в наших собственных»; одновременно следует «проявлять большую осторожность, не устанавливая слишком узкие или консервативные критерии того, что именно является хорошей литературой».

Замените слово «литература» на «экономику развития», и рецепт Исигуро станет конструктивной программой действий, помогающей исправиться интеллектуалам на Глобальном Севере. Речь идёт о том, что многообразие и расширение представительства являются наилучшей защитой от интеллектуальной узости, которая возникает из-за действий элиты.

Арвинд Субраманьян, бывший главный экономический советник в правительстве Индии, автор книги «Затмение: Жизнь в тени экономического доминирования Китая»

Девеш Капур, профессор южноазиатских исследований в Школе перспективных международных исследований им. Пола Нитце при Университете Джонса Хопкинса, соавтор книги «Всемирный банк: Первые полвека»

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10690 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
18 апреля родились
Каирбек Елеусинов
генеральный директор АО «Каспий нефть»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить