Какое будущее ждёт Европу?

Автор: Кемаль Дервиш
экс-министр экономики Турции, вице-президент Института Брукингса

Год назад после решительной победы Эммануэля Макрона на президентских выборах во Франции, а также последующего успеха его партии на парламентских выборах, многие смогли вздохнуть с облегчением. Нараставшая волна экстремистского популизма на Западе, как казалось, наконец-то пошла на спад. Но выяснилось, что это далеко не так

Впрочем, шокирующее появление правительства популистского большинства в Италии, одной из стран, основавших Евросоюз, не обязательно предвещает неизбежную катастрофу.

Да, действительно, растущая сила популистов ставит под угрозу традиционные правоцентристские и левоцентристские партии и крайне затрудняет работу органов управления на уровне ЕС в их нынешней форме. Но что если нынешний электоральный успех популистских движений в реальности помогает проведению более широкой политической реструктуризации, которая в конечном итоге укрепит европейскую демократию?

Фото: © Depositphotos.com/lightsource

Подобную интерпретацию подтверждает опыт Макрона. Никогда ранее не занимая какой-либо выборной должности, Макрон создал вокруг себя новую партию при поддержке как левоцентристских, так и правоцентристских избирателей. И в ходе этого процесса он, по всей видимости, сумел реструктурировать французскую политику.

Выборы в Европейский парламент, которые пройдут в следующем году, вероятно, позволят лучше понять потенциал данной политической реструктуризации. Европарламент никогда не вызывал такого же интереса, как другие европейский институты, например, Еврокомиссия, Совет Европы или даже Европейский суд. Дебаты в Европарламенте редко привлекают внимание за пределами Брюсселя или Страсбурга, а явка избирателей на выборы в этот орган власти обычно низка. Все эти факты уже давно приводят в качестве доказательства того, что в ЕС наблюдается дефицит демократии: граждане недостаточно участвуют в управлении на уровне Европы.

Однако когда Евросоюз поразила целая серия кризисов, наиболее сильно затронувших Грецию, Ирландию, Португалию, Испанию и Италию, данная динамика начала меняться. Прошли те дни, когда европейцы тихо смирялись с ЕС, несмотря на отдельные жалобы. Теперь тема Евросоюза находится в центре внутриполитических дебатов, которые всё чаще касаются экзистенциальных вопросов сохранения еврозоны и всего европейского проекта.

Это означает, что на выборах в следующем году кандидаты в депутаты вряд ли будут обращать внимание лишь на внутренние проблемы. Хотя о них тоже будут говорить, впервые можно ожидать обширной дискуссии о европейском будущем и политике, особенно в таких сферах, как миграция, оборона и безопасность, энергетика и климат, а также отношения с крупными державами, в том числе США и Россией. Несмотря на все различия, практически каждая страна в Европе сейчас задумывается над схожими вопросами: как много Европы ей нужно, насколько открыто и оптимистично ей надо относиться к новым формам технологической глобализации, сколько социальной солидарности будет достаточно.

Эти дискуссии, а значит, и Европейский парламент, который появится в следующем году, вряд ли будут придерживаться стандартных партийных границ. Сегодня крайне трудно сохранять приверженность традиционным политическим структурам, что продемонстрировала партия Макрона «Республика, вперёд!» (La République En Marche!), которая не вписывается в традиционные идеологические категории. Макрон прощупывает почву для создания общеевропейской партии. Хотя реальная наднациональная политическая жизнь остаётся пока для Европы неизведанной территорией, логично, чтобы её первооткрывателями стали сильные проевропейские политики.

Крайне правые популисты, настроенные максимально националистически и антиевропейски, тоже явно жаждут поддержать друг друга на европейском уровне, воспользовавшись сходством их программ по большинству вопросов, в том числе иммиграции, культурной идентичности, внешней торговле. Крайним левым будет труднее это сделать, по крайней мере во Франции: традиционно либеральные взгляды на иммиграцию у них сочетаются с протекционистской экономической политикой, которая выглядит очень похожей на политику, предлагаемую правыми популистами.

Разумеется, традиционные правоцентристские и левоцентристские партии, которые за последние пять лет потеряли значительную долю электората, особенно в Испании, Италии, Франции и (в некоторой степени) Германии, попытаются восстановить свои позиции. Проблема в том, что эти партии выглядят устаревшими в глазах многих молодых избирателей, причём вне зависимости от возраста партийного руководства. Если они хотят добиться успеха, им придётся предложить вдохновляющую новую программу с убедительными идеями решения сегодняшних проблем и одновременно соперничать с новыми политическими силами.

Впрочем, вполне возможно, что эти новые политические силы в некоторых случаях сумеют поглотить традиционные левоцентристские и правоцентристские партии. Например, во Франции партия Макрона может либо поглотить правоцентристских «Республиканцев», либо сдвинуться сильнее влево, предложив программу социальной солидарности, наряду с теми либеральными рыночными мерами, которые она уже предпринимает. Вопрос в том, что думает руководство этой партии по поводу возможности одновременной победы и над «Республиканцами», и над левоцентристскими социалистами.

Хотя детали остаются неясны, глубокая реструктуризация европейской политической сцены (определяемая в основном отношением к Европе) выглядит вполне гарантированной. Если выборы в Европарламент в следующем году помогут проведению подобной реструктуризации, это станет большим шагом вперёд для демократии в Европе.

© Project Syndicate 1995-2018 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
2099 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
21 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить